АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Казакевич: Власти хотят расколоть протестный электорат, снизить внимание к Бабарико

По результатам проверки ЦИКом подписей президентскую гонку продолжают 5 альтернативных кандидатов. Почему власти исключили из нее Цепкало и какие главные интриги теперь несут выборы, "Белорусскому партизану" объяснил директор института "Палітычная сфера" Андрей Казакевич.

Казакевич: Власти хотят расколоть протестный электорат, снизить внимание к Бабарико
– Почему, на ваш взгляд, после проверки подписей Бабарико в кампании остался, а Цепкало – нет? 

– Не зарегистрировать самого популярного альтернативного кандидата – значит, поставить под вопрос результаты избирательной кампании, ее легитимность. И, наверное, с точки зрения властей на действия в отношении Бабарико последовала слишком большая негативная реакция со стороны общества и Запада.

Что касается Цепкало, то, наверное, его решили не регистрировать, чтобы не усложнять политическую игру. Исключается ситуация, когда оставшийся на свободе кандидат мог стать дублером Бабарико или наоборот мог начать играть на него, даже сняться в его пользу.


– За Бабарико признали действительными лишь 165 тысяч подписей – меньше половины поданных. Почему?

– Мне кажется, дело в том, что до самого последнего момента власти решали, регистрировать его или нет. Они оставляли возможность для двух вариантов решения. Поэтому и получилась такая странная статистика. 

– Почему, на ваш взгляд, дальше пропустили Светлану Тихановскую, за которой, как считается, стоит активный протестный электорат? 

– Думаю, опять же не в последнюю очередь из-за международной реакции. Но если Бабарико еще сохраняет серьезный политический потенциал, то с Тихановской все сложнее. 

Потеряна динамика, которую набирал Сергей Тихановский в первый месяц кампании. Что понятно: его популярность была очень тесно связана с личной активностью, выступлениями и поездками по регионам.

Светлана Тихановская, очевидно, не будет вести активную кампанию – для этого у нее нет ни ресурсов, ни харизмы, ни желания. 

Наверное, власти решили, что опасности она не несет. Тем более, что существенное число активистов, которые по всей стране поддерживали Тихановского, были либо арестованы, либо подвергнуты другим репрессивным мерам. 

– Вы сказали, что Бабарико сохраняет политический потенциал. Но ведь он находится за решеткой, против него ведется жесткая пропагандистская кампания.

– Ни арест, ни другие действия против Бабарико не привели к его дискредитации в глазах избирателей. Возможно, для некоторых даже наоборот – для них Бабарико стал жертвой несправедливой системы.

Конечно, изоляция за решеткой значительно сокращает его возможности на выборах. Но все-таки продолжает действовать его команда, а также живет его образ как человека, который представляет реальную альтернативу. 

Не знаю, есть ли у Бабарико потенциал для роста, но, по крайней мере, его политический потенциал до выборов сохранится на нынешнем уровне. Месяц – не такой большой срок, чтобы информационная волна вокруг Бабарико сошла на нет. 

– Другие претенденты, прошедшие по мнению ЦИКа проверку подписей: Дмитриев, Канопацкая, Черечень. Как думаете, кто-нибудь собрал из них реальные 100 тысяч подписей? 

– Мне кажется, Дмитриев и Черечень могли собрать. Собрали ли – не знаю, это требует изучения материалов.

Результат Канопацкой выглядит, конечно, сомнительно. Большинство экспертов достаточно скептически оценивают приписанный ей результат.

– Почему, на ваш взгляд, власти допустили сразу 5 альтернативных кандидатов? Ведь был опыт 2010 года, когда многоколонность оппозиции, кажется, выгоды для власти не принесла, скорее наоборот. 

– Не соглашусь. Основная цель такого хода – распылить внимание и расколоть электорат. Мне кажется, в 2010 году это сработало, некоторые зарегистрированные кандидаты друг другу мешали. События Площади – это отдельная история.

И во время этой кампании у власти, очевидно, есть желание расколоть протестный электорат, размыть внимание. Например, по государственным медиа можно акцентировать внимание не на Бабарико, а формировать другую альтернативу: есть Лукашенко, и есть Канопацкая с немного эпатажным имиджем – выбирайте. 

Наличие многих альтернативных кандидатов дает властям больше возможностей для маневра.


– Какие главные интриги вы видите в оставшейся части президентской кампании?

– Первая интрига: смогут ли альтернативные кандидаты как-то консолидировать свои силы, дойдет ли до коалиционной игры – скажем, до снятия остальных в пользу одного.

Вторая интрига: что будет с феноменом Бабарико, сколько он сможет собрать голосов с учетом ареста и невозможностью лично вести избирательную кампанию. Пожалуй, он единственный, кто может рассматриваться в качестве реальной альтернативы, его электоральный потенциал как минимум сравним с электоральным потенциалом действующего президента.

Третья интрига: что будет с уличной активностью – будет ли ее всплеск перед выборами, в день выборов, после выборов? Как население отреагирует на озвученный результат? 

Вероятно, власти будут действовать традиционно, можно предположить, что не менее 65% голосов будет зафиксировано за действующим президентом.

Но могут быть сюрпризы и со стороны власти. Эта кампания – абсолютно непредсказуемая, мы уже увидели разрушение всех привычных сценариев последних двух десятилетий.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...