АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Эпидемия Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Светлана Калинкина: Это не лечится

Если кого интересует, как оно — в условиях эпидемии оказаться в сумасшедшем доме – добро пожаловать к нам. Тем более, что психушка – именно тот гостеприимный дом, куда всех впускают. Правда, выйдете вы из него или нет, это уже другой вопрос. Риск есть. Но зато и такого зрелища вы больше нигде не увидите.

Светлана Калинкина: Это не лечится
Только у нас пациент собирает врачей, чтобы рассказать им, как надо лечить!

Только у нас «не лавинообразная заболеваемость», «ближе к горизонтали», это та, которая резко поднимается вверх!

Только у нас разговор о том, как защитить людей, обязательно напрямую касается коров. И чтобы не пострадали коровы… Дальше вы сами знаете.


Вчера Лукашенко собрал медиков, чтобы рассказать им, какая у нас ситуация с коронавирусом.  

По ходу выяснилось, что министр здравоохранения несколько часов убеждал главу государства идти против эпидемии коронавируса  «фронтом» – жесткий карантин и все, как во всем мире. Однако Лукашенко принял решение, что фронтом не надо. 

Оказывается, это не в наших традициях – запрещать. 

Да и что значит мнение министра и «некоторых в правительстве, которые предлагали», когда сам во всех сферах специалист. К тому же, есть рядом «знакомый доктор», которая в узком кругу порассуждала: мол, а как это – запереть людей в стояках многоэтажек; а что случится если по вентиляции вирус будет распространяться с нижних этажей на верхние;  будет еще хуже... Доктор, видимо, перепутала вентиляцию с вентилятором. Потому что вообще-то вентиляция  вытягивает воздух, а не гоняет его между квартирами.  Но зачем же слушать министра здравоохранения, если есть «знакомый доктор»? Это однозначно не в наших традициях.  В наших традициях – действовать по принципу «одна баба сказала».

Кто-то Лукашенко сказал, что к эпидемии мы прекрасно подготовились. И в середине марта он вещал, что масок нашили – некуда девать, здравоохранению столько не надо. 

Теперь выяснилось, что надо, что не хватает, что в аптеках масок совсем нет. И он уже на голубом глазу грозит разогнать правительство, если не обеспечат. Не прошло и двух недель, как говорится.

31 марта, когда было 200  заболевших, кто-то ему сказал, что мы уже на пике эпидемии. И эта торжественная новость базировалась на «цифровом анализе заболеваемости». Но сегодня заболевших 861. После «пика» рост более чем в четыре раза. Ну и где мы теперь? В астрале?..  В виртуале? В зазеркалье?

Кто-то ему говорил, что в эпидемию надо есть сливочное масло в качестве защиты от вирусов, кто-то рекомендовал пятьдесят грамм перед сном. Кто-то советовал хоккей, кто-то баню. Кто-то рассказал, что в Америке люди умирают под забором, потому что если нет страховки, то их там никто не лечит. А у нас все не страшно, все под контролем. И он всех нас «лечит» этой бредятиной.


Но о ком забота умилительная – та это о коровах. Президент очень обеспокоен тем, кто их будет доить, если страна перейдет на «удаленку».  И пока никто – совсем-совсем никто – не смог дать Лукашенко внятный ответ на этот вопрос. Такой, чтобы Александр Григорьевич понял.  По крайней мере, так объяснила его пресс-секретарь Наталья Эйсмонт.

Но я могу ответить на этот судьбоносный в нынешней ситуации вопрос. Двумя понятными главе государства нелитературными словами.  Потому что между тем, кого спасать – корову или доярку – о ком думать в первую очередь, я бы все-таки выбрала доярку.  В этом вопросе мы с Лукашенко давно не сходимся.

Я не понимаю другого – почему все эти уважаемые доктора так спасовали перед коровами и сидели на совещании у Лукашенко, опустив голову в стол. Это правда какой-то сумасшедший дом. И боюсь, что медицина в нашей ситуации бессильна. Это уже точно не лечится.     

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...



Change privacy settings