АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Эпидемия Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Приговорить нельзя оправдать. История менеджера Захира Алиева

Закон оправдал незаконно привлеченного к уголовной ответственности менеджера частного предприятия. Однако государственная система сопротивляется полной реабилитации невиновного

Приговорить нельзя оправдать. История менеджера Захира Алиева
И при этом обнажается  существование в нашем государстве целой системы незаконного, преступного уничтожения  частного сектора экономики (предпринимательства).

Не так давно в Республике Беларусь в частном секторе экономики работало более 50% трудоспособного населения, а бюджет страны регулярно пополнялся за счет налогов от предпринимательства. Работали рынки, где человек мог купить по нормальной цене необходимую ему вещь. 

Что же сегодня? Индивидуальные предприниматели и малые частные предприятия, как класс фактически исчезли. Товарные рынки обезлюдели. Государственный сектор не обеспечивает потребность людей в товарах широкого потребления. Что же произошло? Ответ может дать случай со мной. Как меня, невиновного, привлекли к уголовной ответственности.          

А когда закон оправдал меня, то реабилитировать меня, то есть восстановить в прежних правах, кому то очень сильно не хочется, и это понятно, что со мной,  как  с работником частного предприятия, поступили не по закону.

Я работал менеджером в ООО «Белсафта» с 2013 по 2015 год. Директором фирмы был Статкевич Юрий, мой старый знакомый по учебе в аспирантуре НИИ Аграрной Экономики НАН РБ. Фирма занималась  куплей-продажей канцелярских товаров, в мои должностные обязанности менеджера входило изучение и анализ рынка, поиск покупателей, перевозка документов. 

Меня обвинили в том, что я не делал и не мог делать - будто бы я помогал составлять налоговые декларации, где занижались суммы налогов и будто бы ООО «Белсафта», где я работал менеджером,  уклонялось от уплаты налогов. 

Но я никогда не занимался бухгалтерским, ни налоговым учетом  и  не принимал участие в составлении налоговых деклараций. Когда жизнь заставила меня разобраться с вопросом, уклонялось ли ООО «Белсафта»  от уплаты налогов, то я убедился, что такого уклонения реально не было.


Что же получилось? На предприятие пришли сотрудники УДФР КГК РБ по Минской области и г. Минску с проверкой налоговых отношений и,    не имея на то права, как я потом разобрался, включили в акты проверок ООО «Белсафта» от 03.04.2015 №61 и 26.06.2015 №114 ложные, не соответствующие действительности сведения, о  том, что ряд первичных учетных документов предприятия (ТТН-1,ТН-2) не имеют юридической силы. 

При оценке первичных учетных документов проверяющие незаконно не руководствовались Указом Президента РБ №488 (часть 1 подпункта 1.10 пункта 1), о том, что первичные учетные документы являются действительными и имеющими юридическую силу во всех случаях, когда хозяйственные операции, указанные в них, были совершены в  действительности. 

Кроме того,  Указ Президента РБ №510 «О контрольной деятельности» запрещает проверяющим включать в акты проверок предположения и сведения, не подтвержденные доказательствами. 

А в этих условиях проверяющие свой вывод об отсутствии юридической силы у первичных учетных документов предприятия могли сделать только тогда, когда у них  на руках было бы решение экономического суда г. Минска или Минской области о признании таких первичных учетных документов предприятия (ТТН-1, ТН-2) не имеющими юридической силы. 

Но таких решений экономического суда у проверяющих не было. Таким образом, акты проверяющих, являются подложным официальным  документом. Cтатьей  427 УК РБ запрещено создавать официальные документы, содержащие не соответствующие действительности ложные сведения, что является служебным подлогом.  

А далее, проверяющие на основании своего ложного вывода, незаконно не  признают вычет НДС, по указанным ТН-2, ТТН-1, а также не признают затраты предприятия на приобретение и реализацию товаров. 

При этом, стоимость товаров по указанным ТТН-1, ТН-2, проверяющие незаконно относят к внереализационным доходам и начисляют на эти суммы незаконно налог на прибыль и доначисляют НДС.  

В результате непризнанные вычеты НДС и начисление налога на прибыль они (проверяющие) объявляют незаконно как результаты уклонение от уплаты налогов и незаконно в своих актах  доначисляют предприятию заоблачные, космические суммы НДС и налога на прибыль, а также пеню, якобы за просрочку уплаты этих налогов. 

Эту сумму незаконно доначисленных предприятию денег они (проверяющие) незаконно объявляют якобы имущественным ущербом, причиненным государству руководством предприятия. 

Экономические суды, органы прокуратуры, следователи следственного комитета при рассмотрении таких вопросов, незаконно принимают сторону проверяющих и тем самым не пресекают беспредел и беззаконие, творимое проверяющими по отношению к предприятиям частного сектора экономики. 

Результат деятельности такой преступной схемы незаконного уничтожения частного сектора экономики известен каждому – на работу не устроиться, нормальную зарплату не получить, необходимую вещь не купить, по той причине, что частное предпринимательство в стране фактически уничтожено.


Я же был незаконно обвинен, в том, что якобы я, оказывал помощь директору ООО «Белсафта» в составлении налоговых деклараций, в   которых якобы была занижена налоговая база и занижены размеры налогов, подлежащих уплате в бюджет, то есть, в том, я якобы был пособником при совершении преступления. 

Но моя работа в ООО «Белсафта» никак не была связана с бухгалтерским и налоговым учетом и отчетностью, и я никогда не помогал директору составлять налоговые декларации. 

Но я как менеджер, по поручению директора несколько раз забирал у контрагентов ООО «Белсафта» документы (договора купли продажи, ТТН-1,ТН-2) и передавал их директору. Никакой помощи в составлении налоговых деклараций я никому не оказывал и пособником никогда не был. Но меня незаконно обвинили в пособничестве, незаконно предъявили мне обвинение и незаконно привлекли к уголовной ответственности. 

2 декабря 2015 года около 9 часов утра в Минске на съемной квартире, где я жил после развода с 2015 года, неизвестный представился покупателем моего автомобиля «Форд Мондео», позвонил и попросил показать товар лицом. После осмотра машины неизвестный предъявил удостоверение сотрудника финансовой милиции Дмитрия Борщевского и постановление о задержании. 

Уже в самом документе время задержания указано 14.55, а  место моего задержания помещение - УСК по Минску. Прибывшие на подмогу люди гражданской одежде обыскали машину, квартиру - ничего, имеющего отношение к уголовному делу, не обнаружили. Но изъяли телефон, ноутбук, мои деньги. 

Около 15 часов меня доставили в УСК по Минску к следователю Новицкому Д.В. Там мне сообщили, что возбуждено уголовное дело в отношении директора фирмы «Белсафта» Юрия Статкевича, которого обвинили в уклонении от уплаты налогов, и меня обвинили как пособника. 

Там же следователь Новицкий предложил мне сделать признание по всем фирмам, проходящим по уголовному делу, обещая не арестовывать меня. Кроме того Новицкий положил передо мной список других фирм, по которым мне также надо было сделать признание,   но из-за моего отказа, Новицкий продержал меня 2 суток в ИВС.  

В ходе следствия я неоднократно заявлял ходатайства, в том числе о проведении очных ставок, но следователь Новицкий Дмитрий отклонял их по надуманным предлогам. В дальнейшем материал в отношении Статкевича Юрия был выделен  в отдельное производство, а материал в отношении меня был соединен с другим уголовным делом, но только в отношении пособников по таким же уголовным делам. 

Фактически уголовное дело по обвинению меня объединили с другими уголовными делами по обвинению людей, которых я не знаю и к их деятельности никакого отношения  не имею.  

Я неоднократно подавал жалобы в прокуратуру Минска и в УСК по Минску на незаконные решения органа, ведущего уголовный процесс, а также на незаконные действия следователя Новицкого. 

В этих жалобах я приводил конкретные доводы необоснованности предъявленного мне обвинения и отсутствия доказательств моей вины по всему объему предъявленного обвинения. Однако мои жалобы не рассматривались по существу, и я каждый раз получал очередные отписки. 

При этом, доходило до полного абсурда, когда ответ на мою жалобу председателю СК РБ на действия следователя Новицкого Д.В,  ответ писал мне сам же Новицкий, что запрещено законом.

9  декабря  2016  суд  Московского  района  в  лице  судьи  Казака В.В. 
признал меня виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.6 ст.16 и ч.1 ст. 243 УК Республики Беларусь и проговорен к 1 году ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. 

Приговор суда был основан на фальсифицированном протоколе судебного заседания, в протокол были внесены искаженные, неполные и недостоверные сведения, не отражающие действительный ход процесса, в том числе и показания допрошенных в суде лиц. Подтверждением фальсификации протокола суда является аудиозапись, которую я вел на основании постановления суда. 

23 февраля 2018 судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда года отменила приговор суда Московского района Минска от 09.12.2016  в связи с существенным нарушением уголовно - процессуального закона. При этом, судья Казак В.В. не понес никакой ответственности.


14 августа 2018 суд Московского района Минска в лице судьи Бондаренко С.А. снова признала меня виновным в совершении  преступления, безоговорочно  поддержала обвинение и ранее отмененный Верховным Судом по этому делу же приговор 

И на этот раз приговор суда был основан на фальсифицированном протоколе судебного заседания, в протокол были внесены искаженные, неполные и недостоверные сведения, в нем искажены показания допрошенных лиц, выступления участников процесса. 

Подтверждением фальсификации протокола суда является аудиозапись, которую велась самим судом. Фактически протокол суда не соответствует аудиозаписи суда.
В ходе судебного процесса всплыли факты исчезновения (незаконного изъятия из материалов уголовного дела)  из уголовного дела документов, подтверждающих мою невиновность.  

Кроме того, большинство обвиняемых и свидетелей приводили факты оказании на них психологического давления и угроз со стороны сотрудников УДФР и СК во время следствия. Проводилось следствие с грубыми нарушениями закона, все показания и обстоятельства подгонялись под нужную следствию искаженную картину, что позволило привлечь к ответственности невиновных лиц. 

Однако ни судьей Бондаренко С.А., ни прокурором Романовичем А.С. не было предпринято никаких мер по проведению проверки и установлению должностных лиц, виновных в исчезновении (незаконном изъятии) документов из уголовного дела, а также в психологическом давлении и угрозах в отношении обвиняемых и свидетелей, и это несмотря на неоднократные заявления в судебном процессе и поданные ходатайств.

Из уголовного дела исчез (незаконно изъят) документ подтверждающий фальсификацию протокола судебного заседания. Документ исчез после рассмотрения моей жалобы судом апелляционной инстанции под председательством судьи Шапошниковой Л.И.

На свои надзорные  жалобы от председателя Минского городского суда
Коршуновича П.И. и прокурора г. Минска Хмарука С.К. я получил отписки, В ответах приведены не соответствующие действительности сведения из материалов уголовного дела.

28 марта 2019 года я подал жалобу в порядке надзора на имя заместителя 
Председателя Верховного суда Анискевича Р.Г., на которую получил отписку. В ответе обстоятельства уголовного дела не правильно изложены, а приведённые мной доводы и факты проигнорированы. 

При этом, Верховный Суд «мурыжил» дело целых пять месяцев. Для чего? Ждал,  когда вступит в силу закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь». Как от меня хотят избавиться? Напиши заявление – мы тебя освободим от ответственности. 

Не потому, что следствие и суды нарушили все, что можно нарушить, а потому, что в Уголовном Кодексе больше не считается и не является преступлением действия, за которые я незаконно был привлечен к уголовной ответственности, а нарушения закона и моих прав приобрели системный характер. 

Я в этом усматриваю сговор между должностными лицами УСК по Минску, прокуратуры Минска и Минского городского суда, поддержанный и должностными лицами Верховного Суда. 

Все это направлено на то, чтобы привлечь меня к уголовной ответственности любой ценой, за действия, которых я не совершал, прикрывая тем самым «честь мундира», поддерживая «корпоративную солидарность», «отмазывая» друг друга от ответственности, что является не только вопиющим нарушением моих прав и свобод, но  также и дискриминацией  по национальному признаку. 

Еще хочу рассказать о том, что за эту белорусскую землю проливал свою кровь мой дед, Аскеров Каграман Магеррам оглы, ветеран Великой Отечественной войны за освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, воевал в партизанском отряде «Гром» под командованием Озмителя Ф.Ф. - Героя СССР и в отряде «Артур» под командованием Золотаря И.Ф. 

За проявленное мужество и героизм, Аскеров К.М. имеет множество государственных наград. А вот коррупционеры – чиновники, своеобразно отблагодарили моего деда - незаконно привлекли меня, его внука к уголовной ответственности.


У меня один лишь вопрос Лукашенко Александру Григорьевичу, президенту Республики Беларусь и гаранту Конституции – когда же  будет пресечен этот бардак в стране и наведен порядок? 

19 июля 2019 года вступили в силу изменения в УК РБ (Закон РБ от 9 января 2019 г. № 171-3 «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь»), согласно которым, действие, в совершении которого я обвинялся, перестало быть преступлением. 

Согласно Конституции Республики Беларусь и законодательству я должен быть реабилитирован, однако вопрос реабилитации оказался непростым, но я не опускаю руки, думаю, что я не один такой пострадавший в стране.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...



Change privacy settings