АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Эпидемия Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Павлюк Быковский: Борьба с паникой выходит на первый план

В Беларуси существуют три правовых режима, которые могут быть введены для борьбы с COVID-19: карантин, чрезвычайная ситуация и чрезвычайное положение. Но в Минске могут пойти по стопам России и ввести меры, которые противоречат Конституции.

Павлюк Быковский: Борьба с паникой выходит на первый план
Как белорусские СМИ освещают эпидемию COVID-19? Кому верить, а кому нет в условиях неопределенности и страха? Почему белорусские власти не вводят карантин? «Белорусский партизан» адресовал ряд вопросов медиа-аналитику Павлюку Быковскому.

- На мой взгляд, произошло серьезное структурное изменение. Если две недели назад новости о коронавирусе передавались под занавес новостей или только в международной панораме (в зависимости от вида СМИ – телеканала или печатного СМИ), то сейчас они переместились ближе к началу. 

Были выпуски новостей, когда новости о коронавирусе транслировались в самом начале. Появилась социальная реклама телеканала ОНТ, что бабушек надо любить на расстоянии. 

Некоторые изменения произошли. Но при этом сами по себе оценки в новостных сюжетах получаются не очень убедительными: люди, которые черпают информацию только из таких источников, не будут иметь оснований опасаться заразиться и не будут знать, как себя правильно вести. 

Даются несколько формул, полезных, чтобы жить незараженным, но эти формулы даны в отрыве от всего остального. Например, пожилым людям не надо встречаться с детьми, но при этом не сказано, что кроме детей есть еще люди среднего возвраста, не сказано, что нужно самоизолироваться в квартире, если вы живете вместе, не сказано, каким образом нужно отказываться от поцелуев и руковопожатий. 

Всего этого пока нет, и сделанного, на мой взгляд, явно недостаточно.

В негосударственных СМИ наблюдается другой крен. В них присутствует очень много информации из мировых, европейских источников (Италия, Франция, Испания, США), - в значительной степени лента новостей заполнена именно информацией о COVID-19.

- Почему государственные СМИ тщательно дозируют информацию о COVID-19?

- И как говорил президент, и как говорят некоторые чиновники, нужно предотвратить панику. Борьба с паникой выходит на первый план. Кроме того, если президент говорит, что он не видит вирусов, каким-то образом эпидемиологическая пропагандистская машина должна реагировать: она не может опровергать президента, у них другие правила игры. 

И получается, что сюжеты, в которых президент «не видит» вирусов, и рекомендации о правилах безопасности разводятся очень далеко. Но, как правило, люди не смотрят весь выпуск новостей, не обязательно внимательно его смотрят, но почти точно слова президента будут восприниматься весомее, чем слова никому не известного чиновника. 

- Президент президентом, а Минздрав молчал более тр уток, не давая вообще никакой информации об эпидемиологической ситуации в стране.

- Если говорить об освещении темы со стороны пресс-службы Министерства здравоохранения, то я бы сказал, что в самом начале можно было только порадоваться, что ведомство стало открытым и предоставляло информацию. 

Скорее всего, позднее они оказались под политическим давлением. Вчерашнее сообщение в официальном телеграм-канале Минздрава меня удивило: вместо того, чтобы дать число выявленных инфицированных в Беларуси, они дают данные о том, что «выписаны либо ожидают выписки в ближайшее время 47 человек, у которых тест на COVID-19 ранее был положительным. Продолжается медицинское наблюдение и лечение 105 человек». 


Но эта формулировка не дает возможности понять: сколько всего выявлено инфицированных, сколько из них болеют, сколько из них выздоровело. Мы не можем понять из этой куцей информации: то ли Беларусь находится на пике эпидемии, то ли где. 

Нам говорят, что Беларусь не на пике эпидемии, в стране не введено никаких официальных мер, которые сопровождают эпидемию, но при этом отдельные министерства и ведомства принимают отдельные меры, более скрытные и непубличные. 

Если университет не закрывается на карантин и не переходит на дистанционное образование, он переходит на самостоятельно управляемое обучение студентов, которое может подразумевать как работу в библиотеке, и лабораторные работы, так и, собственно, работу дома. Что это значит – неизвестно.

Не было призыва, чтобы детей держали дома, но под давлением общественности все-таки разрешили детей не пускать в школу на занятия. А вот сейчас, когда начались школьные каникулы, детей водят на общественно-массовые мероприятия – это прямо противоречит духу распространения эпидемии. 

Если говорить про другие министерства и ведомства, то, пожалуй, только государственный цирк прямо заявил, что он приостановил свою деятельность, а остальные говорят, что не продаются билеты или тому подобное.

- Что надо читать и смотреть, чтобы получить максимально объективную информацию о пандемии коронавируса?

- Есть вполне понятный ресурс на сайте Всемирной организации здравоохранения, там есть русскоязычная версия, которая обновляется чуть медленнее англоязычной, но она достаточно подробная: рекомендации, важные вопросы-ответы, борьба с мифами присутствуют.

Весь мир следит за распространением COVID-19 по карте, сделанной институтом Хопкинса.

Мне очень понравился блог на сайте Франс пресс, на котором разбираются мифы; весь текст дается на французском языке, но при всем том можно воспользоваться гугл-переводчиком, чтобы понять смысл текста. 

Там, например, разобрано, как влияет на коронавирус курение, то или иное лекарство, действительно ли кварцевание убивает вирус. Разобрано все, что мне, как журналисту, кажется интересным, мифы и странные фейковые новости, которые я периодически встречаю в социальных сетях.

На сайте Министерства здравоохранения Беларуси есть специальный раздел, посвященный COVID-19: там собрана информация, которая касается официальной позиции Беларуси. Кроме того, там есть информация, которую они взяли у Всемирной организации здравоохранения. 

Эти ресурсы, на мой взгляд, полезны. На мой взгляд, нужно следить за информацией не только в официальных источниках, поскольку они часто бывают неразворотливы, но нужно смотреть разные источники информации: информационные агентства (государственные и негосударственные), онлайн-СМИ, которые оперативно реагируют на происходящее. 


В изданиях, которые придерживаются ответственной политики, сейчас стараются уходить от кликбейта, чтобы не провоцировать панические настроения, с одной стороны, а с другой – чтобы не вводить в заблуждение читателей. 

Я вижу серьезное смещение акцентов с политики пугать и развлекать к попытке просто информировать практически в большинстве независимых белорусских СМИ.

- Ваше мнение: не пришло ли время вводить карантин в Беларуси?

- Я попытался разобраться, в каких условиях в Беларуси вводятся чрезвычайное положение, чрезвычайная ситуация и карантин. Карантин может быть составной частью любого из названных режимов, но они очень сильно отличаются.

Чрезвычайное положение предусматривает серьезные ограничения прав и свобод, оно может быть введено президентом, и тогда у нас отменяется проведение президентских выборов. Это не стопроцентная вероятность, но такой сценарий не исключается. 

Поскольку президентские выборы должны пройти до 30 августа (они назначаются не позднее чем за три месяца до их проведения), а чрезвычайное положение вводится в основном на месяц. Во время чрезвычайного положения может вводиться цензура, ограничения на свободу слова, на свободу собраний – это совершенно не совместимо с избирательной кампанией.

Чрезвычайная ситуация может вводиться как общенациональными органами, так и местными органами власти (чрезвычайное положение тоже может вводиться как на всей территории страны, так и в отдельных регионах, но решение принимается только президентом). 

Режим чрезвычайной ситуации могут вводить и Совет министров, и местные распорядительные органы.

Существует возможность ввести режим карантина – без чрезвычайного положения и чрезвычайной ситуации. 

Карантин может значительно повлиять на возможность людей зарабатывать деньги. Я не уверен, что государство готово возместить людям потерю источника существования, по крайней мере, основной массе населения. 

Я думаю, те, кто ратует за карантин, преследует благую цель, но лучше бы эту цель сформулировать очень четко: где, на какой срок нужно ввести карантин и каким образом и кто будет возмещать потери экономики и граждан? 

Не знаю, что страшнее: смерть от удушья, которое вызывает COVID-19, или обнищание, голод (думаю, у нас не дойдет до голодных смертей)? 

СМИ уже сообщают, что в Италии голодные люди пытаются воровать еду в супермаркетах- это может стать обыденной вещью и в Беларуси. Такие вещи необходимо серьезно готовить.

Министерство здравоохранения более недели назад рассказывало, что для Беларуси разработаны четыре сценария развития ситуации, сейчас реализуется план «А», который касается точечного обращения с носителями вируса: их пытаются взять под контроль - их и их контакты. 

Если ситуация выходит из-под контроля и перерастает в эпидемию, что, вполне возможно, и произошло (но официально еще не зафиксировано), белорусское государство будет выбирать другие планы. 

Среди них может быть набор из просто карантина, который будет вводиться на местном уровне, либо Министерством здравоохранения, либо чрезвычайная ситуация, которая может вводиться местными исполнительными и распорядительными органами, либо даже чрезвычайное положение – если эпидемия приобретет серьезный масштаб. 

Но чрезвычайное положение вводится только решением президента.

Вот три правовых режима, которые могут вводиться в Беларуси по национальному законодательству. 


Кроме того, уже есть опыт Российской Федерации, где не введены ни чрезвычайное положение, ни чрезвычайная ситуация, ни карантин, но при этом введены меры, ограничивающие права и свободы граждан, которые не основаны на Конституции. 

Если это смогли сделать в Москве, то почему это не смогут сделать в Минске?

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...



Change privacy settings