АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Лукашенко проиграл "Газпрому"

Цены на российский газ в 2020-м году на уровне года 2019-го, о которых Александр Лукашенко и Вадимир Путин договорились в Сочи, в Беларуси подаются как маленькая, но победа.

Лукашенко проиграл "Газпрому"
Мол, цена на газ все-таки не выросла, Лукашенко сумел… На самом деле в этом торге убедительно победил «Газпром».

Первый проректор Финансового университета при правительстве России Константин Симонов на своем Ютуб-канале объяснил, почему победа в торге за цену на газ для Беларуси достается «Газпрому». 

- Можно сказать , что Москва поставила Минску ультиматум и Беларусь вынуждена была согласиться, – говорит заявил Константин Симонов.


Дело в том, что на мировых рынках цена газа привязана к цене нефти, а для Беларуси «Газпром» «посчитал возможным сделать исключение», оставив цену в 127 долларов за тысячу кубометров.    

- 127 долларов это цена, которая действовала на протяжении минувшего года и двух первых месяцев этого года, и Лукашенко, очевидно, рассчитывал убедить Путина дать какую-то газовую скидку. 

Действительно, в мировой практике цены на газ и нефть взаимоувязаны. Это старая практика, она сложилась еще тогда, когда газ и нефть были товарами-субститутами, то есть взаимозаменяемыми. Сейчас это тоже сохраняется, хотя взаимная заменяемость становится меньше.  

И в долгосрочных контрактах такая привязка существует. Поэтому совершенно очевидно, что Беларусь рассчитывала на пересмотр цен. А теперь получается, что цена на нефть падает. А цена на газ для Беларуси остается прежней. 

Причем, любопытно, что на европейском спотовом рынке в конце прошлой недели цены доходили уже до отметки в 100 долларов за тысячу кубометров. То есть на споте европейском газ стоит дешевле, чем та цена, которая зафиксирована в белорусском контракте.

Спотовые цены не всегда ниже долгосрочных контрактов.  Надо понимать, что если у покупателя есть долгосрочный контракт, это означает, что он гарантированно получит нужный объем. А если он готов покупать газ на споте, то он не знает, будут нужные объемы или не будут, и не знает, по каким ценам он этот газ получит, потому что сегодня цена 100 долларов, а завтра может быть 150. 

На то и биржевая торговля: мы видим, что на нефтяном рынке скачки наблюдаются достаточно часто. Но самое главное это фиксированные объемы. Беларусь знает точно, что она получит нужные объемы газа, и это тоже услуга, которая оплачивается. Поэтому цена по долгосрочным контрактам всегда выше, чем на спотовом рынке.  

Но при этом действительно получается, что цена на газ в Европе падает, а Россия сумела зафиксировать на газ для Беларуси прежнюю цену.  Это означает фактический ультиматум Лукашенко: во наша цена; нет желания – иди ищи дешевле.  

Хотя по газу у Лукашенко был аргумент: «Помогите, спасите, цена на европейском споте уже ниже». 


Константин Симонов считает, что сюжет нефтегазового торга между Беларусью и Россией серьезно отличается от прежних лет. По его мнению, обычно сценарий был совершенно другим: Лукашенко плакался, угрожал, а потом все-таки умудрялся какие-то уступки из России вырвать. А в этом году никаких уступок Лукашенко не получил.  

– По газу Россия настояла на своем. Лукашенко был приперт к стенке и вынужден был пойти на российские условия, – заключает эксперт. 



«Белорусский партизан»


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...