Врач-нарколог о белорусской наркологии: алкоголизм пытаются лечить наркотиками?

В мировой наркологии психофармакологические препараты такие как нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы не рассматриваются как средство лечения алкоголизма. Но у нас свои методы.

Врач-нарколог о белорусской наркологии: алкоголизм пытаются лечить наркотиками?
Игорь Юдицкий, врач-нарколог и рентгенолог Минского городского клинического наркодиспансера, утверждает, что часто вместо лечения алкогольной зависимости людей подсаживают на еще более сильные наркотики. Так ли это? 

— Наркологическая служба практически во всей своей деятельности имитирует заботу о здоровье людей с целью получения зарплат, премий, сохранения ставок, в то время, когда процент тех, кто реально выздоровел от алкогольной зависимости после бесплатного стационарного лечения, чудовищно мал. 

Бюджет на наркологическую службу пополняется не из средств, которые идут в государственный бюджет с продажи алкоголя, а из налогов, которые платят обычные люди. В одном только Минске 16 филиалов Минского наркодиспансера и более 600 человек персонала. 

Каждому из 16 филиалов нужны деньги на ремонт, сантехнику, уборку прилегающих территорий, ставки врачей, медсестер, санитарок, охраны, лекарства, уборку, уход, физиопроцедуры, дорогие препараты — и это все для людей, которые всё-равно продолжают пить. 

Если компетентные органы возьмутся за изучение и расследование этой ситуации и разберутся, то окажется, что наркодиспансер содержит одних и тех же клиентов, которые после очередного запоя находятся в ужасном состоянии и у которых закончились деньги. Когда они доходят до самого дна, они приползают в наркодиспансер и госпитализируются недельки на три, а параллельно сдают свои квартиры, чтобы было на что пить дальше. А то, что подразумевается под их излечением — это улучшение их состояния, чтобы они смогли побыстрее уйти в новый запой.


Ещё очень интересный момент, который относится даже не к наркологической службе. Это момент психологический. Вот видите — *показывает 50 рублей* — Я потом отдам эти деньги родственникам пациентки, но нужно, чтобы пациенты, особенно пожилые, видели, что за их лечение платят деньги. Для них 50 рублей это много. Иначе не будет прогресса — люди не ценят бесплатное лечение. Платное-же стоит от 60 рублей в сутки на человека, а курс 28 дней. Не думаю, что каждый сможет себе это позволить, поэтому на платное лечение в основном идут люди, которые действительно хотят побороть зависимость и жить полноценно. 

Диазепам


Список дорогостоящих препаратов, которые получаю алкоголики на бесплатном стационарном лечении — большой. Это и препараты, которые понижают давление, антиконвульсанты, антибиотики, гепатопротекторы, витамины, лекарства, которыми лечат все сопутствующие алкоголизму заболевания пищеварительной и нервной системы. 

Но г ми препаратами, ради которых некоторые алкоголики идут на всё и которые являются основой формального лечения — это транквилизаторы, в частности диазепам и его аналоги.  

Диазепам приравнивается к любым наркотикам, таким же как морфин, промедол и относится к психотропным веществам группы А, то есть к списку веществ, которые включены в ограничение по обороту. Каждая ампула и таблетка вписывается в серьезные протоколы, либо, если это амбулаторно, то на номерных контролируемых желтых рецептах.


В чем парадокс? 


Алкоголь — сильнейший наркотик, который вполне можно назвать транквилизатором. Он популярен, доступен и вызывает привыкание с серьезными последствиями. 

Парадокс лечения в том, что злоупотребление одним наркотиком лечат предоставлением доступа к другому — транквилизатору диазепаму. 

Нужно помнить, что транквилизаторы и снотворные сами по себе способны вызывать зависимость, особенно у больных алкоголизмом, из-за сходных фармакологических механизмов действия. Поэтому эти препараты нужно назначать только при реальной необходимости с осторожностью и на минимальный период. 

Тем не менее врачебная помощь на начальном этапе нужна. У людей бывает белая горячка и тремор — это ад, конечно, и необходимо снимать симптомы. Но в целом, как показывает практика, все таблетки, которые дают в наркодиспансерах для лечения зависимости, саму зависимость не лечат, они только снимают симптомы. 


Группы АА. Выход? 


Координатор группы Анонимных Алкоголиков «Мечта», которая работает с 2008 года, поясняет некоторые принципы работы на групповом терапии:

— Сейчас начали намного чаще назначать сильные препараты людям с алкогольной зависимостью. К нам обращаются люди, которые параллельно с алкоголем сидят на лекарствах. Такие люди тяжелее поддаются  терапии потому что одну зависимость они заменяют на другую. Тут даже не важно какого рода зависимость, она в любом случае идет с удвоенной силой.

В целом врачи бессильны — они могут улучшить физическое состояние, но зависимость остается. Мы работали с известным наркологом — Георгием Исааковичем Пикусом. Он объяснял, что алкоголизм — это болезнь, которая неизлечима как и сахарный диабет. Что человек, который вышел из наркологии и снова попал в ту среду где пьют, обязательно начнет пить.

Сколько я хожу по группам в Минске, сколько наблюдаю людей, со сколькими общаюсь — люди, которые искренне хотят поправиться, полностью воздерживаются от медикаментов. У нас есть понимание, что нельзя принимать даже легкое снотворное, потому что мы подсаживаются на все. В группах АА мы практикуем полный отказ от всего, потому что любая зависимость для нас критична. Любое вещество, которое изменяет сознание, в итоге приводит к стрессу.

Могу сказать, что даже после того, как человек начинает выздоравливать пройдя курс лечения, реабилитации и психотерапии, нужно повторять себе каждый день: я больной человек, алкоголик(чка) . Так мы будем помнить о том, на каком дне побывали — ведь бывших алкоголиков не бывает. 


Поделиться




Загрузка...


Особое мнение