Дикая история: как погибшая в трагедии на Немиге оказалась в списках "тунеядцев"?

Оказалось, что виновных наказать невозможно.

Дикая история: как погибшая в трагедии на Немиге оказалась в списках "тунеядцев"?
1 из 2
Министерство труда и социальной защиты исключило минчанку Аллу Мельникову из списка “тунеядцев”. А проблема в том, что Алла Мельникова погибла в давке на Неминге еще в 1999 году, что не помешало государству записать ее в “тунеядцы”.

2 августа минчанка Зинаида Губская направила письменное обращение министру труда и социальной защиты Ирине Костевич, и потребовала исключить из базы не занятых в экономике граждан свою дочь Аллу Мельникову, которая погибла в давке на станции метро «Немига» еще в 1999 году. 

Самое страшное во всей этой дикой истории то, что погибшая 20 лет назад Алла Мельникова находится в базе «тунеядцев»... с 2017 года.


И только сейчас Минтруда наконец-таки исключило ее из этой базы данных. И даже принесло письменные извинения родителям погибшей.

Но как так произошло, что человека, которого нет среди живых уже 20 лет, включили в списки «тунеядцев»? Кто виноват и кто понесет наказание?

Ситуацию «Белорусскому партизану» прокомментировал руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» (зарегистрирован в Украине) Олег Волчек, который оказывал юридическую помощь семье погибшей.

- Конечно, семья удовлетворена извинениями государственных органов, тем, что больше уведомления с требованием приходить не будут. Но осадок на душе остался. Если бы мы сейчас письменно не обратились в госструктуры, то дочь Зинаиды Губской по белорусским законам еще жила бы. 
#1#
Как мы видим из ответа, ее сняли с учета после нашего обращения в августе: 20 лет человек жил среди нас, согласно бумагам. 

Это не просто формализм: даже на неработающего человека ежегодно рассчитывается субсидирование на жилищно-коммунальные услуги, здравоохранение – получается, на нее выделялись бюджетные деньги, вместо того, чтобы оказать помощь живым, но больным. 

Вопрос кажется простым: человек умер, его должны исключить из всех списков. Но на исключение мы потратили месяц: надо было составить жалобу, собрать документы, подтверждающие факт смерти. Сама по себе проблема не решилась бы. 


Сейчас мы планируем обратиться в МВД, которое приглашает Аллу Мельникову за новым паспортом.

А сколько чиновничьего времени потрачено, сколько расходовано денег на письма, конверты, составление базы данных? Кто ответит за растрату бюджетных средств? 

Надеемся, что Министерство труда и социальной защиты больше не станет слать “письма счастья”, потому что погибшая была незаконно включена в списки тунеядцев. 

Не исключаю, что в базе данных может находиться много “мертвых душ” – и в переносном, и в прямом смысле. Как правозащитник советую: не звоните, не ходите по чиновничьим кабинетам – пишите письма и получайте письменные ответы, которые можно обжаловать. 

Правовые проблемы нельзя решать устно.

Поделиться