Дмитрий Бекалюк: Наши телефоны слушаются, за нами следят

Лоббирование строительства аккумуляторного завода в Бресте происходит на очень высоком уровне, считает местный активист.

Дмитрий Бекалюк: Наши телефоны слушаются, за нами следят

Об этом «Белорусскому партизану» сообщил один из лидеров инициативной группы Дмитрий Бекалюк.

- Буквально час назад случилось продолжение истории. Мужчина работает на гидравлическом предприятии. После совершенного нападения на активистку наши товарищи поехали с ним поговорить: почему так произошло? В результате мужчина напал на активиста и стал душить за шею, одного человека едва не сбил на машине, а еще в одной машине стал просто отрывать фонари. Наши вызвали ГАИ и милицию: такой человек за рулем – потенциальный убийца. 

Я предполагаю, что нас просто провоцируют. Я дежурил два дня подряд с 8 до 10 часов, оба дня сообщал на прямую линию Госстройнадзора о наушении статьи 15.4 ПИКоаП, согласно которой запрещается эксплуатация зданий и сооружений без экологической экспертизы либо при наличии отрицательной экологической экспертизы. 

Я уведомлял о том, что идет эксплуатация административно-бытового комплекса, мы проводили фото и видеофиксацию (горит свет, ходят люди). Каждое утро я звонил в МВД, областной комитет охраны окружающей среды. В результате во вторник Госстройнадзор выдал администрации предписание (запись телефонного разговора есть) о том, что нельзя эксплуатировать административно-бытовой корпус при отрицательной экологической экспертизе, который подтвердил замминистра охраны окружающей среды Хмель. 

Предприятию грозит либо штраф, либо другие санкции. Сегодня истекает второй день после вынесения предписания, мы по-прежнему фиксируем все нарушения – похоже, у руководства просто стали сдавать нервы.

- Кстати, по странной случайности сегодня вышла статья в защиту Лемешевского, в которой открытым текстом говорится, что протесты в Бресте проплачены: "А деньги, по крайней мере, на старте народных волнений кто-то подкинул. И не малые". 

- Убийца не виноват, что он убил или может убить, он просто бизнесмен. Вот такой смысл вложен в эту статью. 
Автор даже не потрудился изучить опыт эксплуатации предприятия того же бизнесмена в Волковыске, где предприятие закрыто; не смотрит на опыт работы в Белоозерске, где регулярно фиксируются загрязнения почвы и воздуха; в Пинске, где документально зафиксировано загрязнение при переносе предприятия данного бизнесмена в другое место. Однобокая, заказная статья.

Вы же понимаете, что предприятие строилось под прикрытием определенных кругов, в простонародье – “под крышей”. И сейчас столкнулись интересы закона и государства с этой крышей, которая всячески будет брыкаться-отбиваться. По неофициальной информации от работников Госконтроля, на строительство завода в Бресте из 26 миллионов долларов потрачено 18 миллионов – 8 миллионов разошлись по карманам. Поэтому люди, в чьи карманы ушли эти деньги, будут их отрабатывать.

Еще в марте я написал заявление в УВД Брестского облисполкома о недостоверности данных с итальянского завода. Пришла справка якобы из Италии, которую составил белорус Юнкевич, работающий на заводе “Ай-Пауэр”, но подписал гражданин Италии. Допустим, гражданина другого государства найти не могут, но Юнкевича, который ежедневно ходит на предприятие, не в состоянии найти с марта? УВД Брестского облисполкома написало запрос в Италию (мне не показали) – и пять месяцев ждут ответа. Нет ответа – допустим.

Вскрылся новый подлог данных (для экспертизы в МЧС “Ай-Пауэр” предоставил документ, что для производства одной аккумуляторной батареи требуется 8 килограммов свинца, а для экспертизы в Минприроды – 6,5 килограммов свинца). Сам “Ай-Пауэр” представляет в два госоргана совершенно разные данные. 

Мы пишем обращения, они все мои обращения увязывают с итальянской справкой – и приостанавливают проверку, потому что нет ответа из Италии. А при чем итальянская справка к ОВОСу, который уехал из Бреста в Минск? Поэтому мы делаем вывод, что лоббирование данного проекта происходит на очень высоком уровне.

Я планирую записаться на прием к министру внутренних дел, чтобы задать один вопрос: почему происходит такая волокита? Зачем справка из Италии, чтобы понять – каким образом ОВОС по дороге из Бреста в Минск подрос с 1 миллиона до двух? Взаимосвязи нет. 

Кстати, помните в мае наши активисты задержали фуру? До сих пор по моему заявлению меня даже не опросили. Это еще один вопрос к министру: что вообще происходит в УВД Брестского облисполкома?

- Тезис о проплаченных протестах неизвестными организаторами будете оспаривать?

- На каждый роток не накинешь платок. Дать расширенный ответ и можно было бы, но физически не хватает времени. Тем более, что мы готовимся к выборам. Представляете, я специально взвесил: у меня уже скопилось 20 килограмм ответов на обращения. Мы понимаем, чтобы уберечь 350-тысячный Брест от вымирания, придется идти на выборы. Надо войти в систему, чтобы ее перезапустить: коррупция разъедать ее как ржавчина. Есть видео, на котором Малкина (бывший замминистра окружающей среды) дает указание нижестоящему райисполкому заменить ОВОС. 

А что происходит на самом заводе? Накопилось 40 кубов отходов, забор воды из водоканала показал превышение вредных выбросов, повысился фон по свинцу – с результатами нас не знакомят. 

Наши телефоны слушаются, за нами следят – если бы где-то что-то получали, все давно было бы озвучено. Так отчаянно люди могут бороться не за деньги, а за свое здоровье и жизнь своих детей. Вдумайтесь: с 3 мая по 14 августа люди дежурят без перерыва: ни на один час завод еще не оставался без присмотра. 

Вы представляете, сколько надо заплатить (а в группе всего лишь 60 человек), чтобы перекрыть все? Мотивация у нас намного выше, чем у любого коррумпированного чиновника: чиновник отрабатывает свои деньги, а мы боремся за свою жизнь и жизнь наших детей. 


Поделиться






Особое мнение