Игорь Борисов: Два оппозиционера в Палате представителей погоды не делают

"Белорусский партизан" расспросил председателя БСДП Игоря Борисова о предстоящей парламентской кампании, финансах и перспективах госфинансирования политических партий.

Игорь Борисов: Два оппозиционера в Палате представителей погоды не делают

О деньгах и штрафах

– Игорь, недавно суд Московского района в полном объеме удовлетворил иск минской милиции и вам с коллегами нужно выплатить чуть больше четырех тысяч долларов…

– Да. 8013 белорусских рублей и 400 рублей – судебные издержки. Но мы потребовали предоставить мотивировочную часть решения. Со дня ее получения у нас будет новый срок на обжалование решения. Конечно, мы намерены обжаловать решение в Минском городском суде, ну а потом – будем смотреть на результат. И думать, где искать деньги.

– Сейчас денег на оплату штрафа нет?

– Пока нет.

– Вы действительно верите, что сегодня в Беларуси можно обжаловать решение суда и добиться справедливости, сломать систему?

– Чисто технически обжаловать, конечно, можно. Но изменить решение суда в нынешней судебной системе невозможно. Потому что она не является независимой.

О политических партиях

– Расскажите, как идет разработка законопроекта о политических партиях и общественных организациях? Общественное обсуждение уже закончено. Учтены ли все замечания и предложения в итоговом документе?

– 2 августа закончилось общественное обсуждение проекта изменений в закон о политических партиях и общественных объединениях. Предложения были размещены на сайте pravo.by и каждый желающий мог высказаться, дать оценку, внести свои предложения.

– Стоит заметить, широкой дискуссии не получилось. Было озвучено всего несколько предложений…

– Обсуждение было на три страницы. Но нужно понимать, что тема – узкоспециализированная. У нас всего 15 партий, общественных организаций, конечно, побольше, но они, на удивление, не предпринимали больших попыток повлиять на разработку этого законопроекта.

Уже было два заседания рабочей группы в Минюсте, в ближайшее время должно состояться третье. Думаю, оно будет последним и после него законопроект направят в Палату представителей.

Мы свои предложения изложили письменно и отвезли в Минюст, потому что у нас серьезные намерения повлиять на подготовку этого закона. В наших предложения отражена позиция 11 политических организаций. 

Для нас принципиальны три пункта: госфинансирование политических партий, чьи представители попали в Палату представителей и местные Советы, доступ к государственным средствам массовой информации – разработать и продумать соответствующий механизм, и равные условия при регистрации политических партий и их деятельности.

Из того, что предлагается, некоторые вещи пробуют весьма обтекаемо прописать – как будто бы часть наших предложений и учитывается, но, скорее, не прямо, а косвенно. Например, есть формулировка о том, что государство может оказывать информационную, методологическую и другую помощь. 

Под информационной, я так полагаю, можно как раз прописать механизм доступа к государственным медиа, а под другую может попадать и госфинансирование политических партий, хотя это и не звучит прямым текстом.


– Вы не теряете надежды, что госфинансирование политических партий станет возможным?

– Скажем так, рано или поздно это обязательно будет. Закон о политических партиях меняется довольно часто. Хотелось бы, чтобы он менялся реже, но при этом в законе было предусмотрено все, что необходимо для деятельности политических партий. 

Рано или поздно политическая система в Беларуси начнет работать и хотелось бы, чтобы изменения в этот важный закон были внесены уже сейчас, чтобы потом к ним уже не возвращаться. 

Я уже говорил: если из закона уберут положение о том, что политическим партиям не разрешается финансироваться из республиканского и местного бюджетов, то ничто не помешает политическим партиям получать госфинансирование.

– Многое, как я понимаю, будет зависеть, в том числе, и от последнего заседания рабочей группы в Минюсте, верно?

– Не думаю. Министр юстиции уже высказал свой взгляд на то, как должен выглядеть этот закон. Не исключено, что он высказывал свое мнение уже после более широких консультаций, которые проводились за пределами министерства. Соответственно, сотрудники Минюста, участвующие в разработке этого законопроекта, вряд ли выйдут за границы того, что уже озвучено министром.

– Олег Слижевский – современный человек, он многое понимает, несмотря на то, что чиновник. И, возможно…

– Сегодня во власти много разумных людей, которые все отлично понимают. Но они не инициативные. Не могут брать ответственность за свои действия. И любая предметная активность может быть для них чревата серьезными последствиями. В том числе, может быть, и внезапно открывшимися коррупционными скандалами. Поэтому большой инновационности и модернизации ждать не стоит.

То, что предлагается ввести для партий и организаций возможность работы в режиме онлайн, создание условных электронных кабинетов, возможность подавать документы по электронной почте – это все технологии.

– Требование времени. Без технологий сегодня никак.

– Да. И они хороши, когда есть свобода, когда соблюдаются права граждан. Но политические партии от этих нововведений не приобретают больше территории свободы для своей деятельности.

Поэтому маловероятно, что мы сможет существенно повлиять на окончательную версию закона. 

Важно не допустить огосударствления политических партий. Нужно, чтобы партия могла сама решать, как распоряжаться своими финансовыми средствами. Посмотрим, насколько нам удастся расширить территорию наших прав. Не получится – значит, будем тогда пробовать работать с Советом министром, уже после направления этого законопроекта на рассмотрение в Палату представителей.

Дело в том, что сейчас финансовая отчетность партий прописана в законопроекте очень абстрактно. Конкретную инструкцию должен разработать и утвердить своим постановлением Совет министров. И что там будет – пока никто не знает.

– Было бы хорошо, если бы политические партии могли принять участие в ее разработке, все обсудить, чтобы потом не было больших сюрпризов. Ведь в этой инструкции могут прописать и то, чего сегодня вообще никто не ждет!

– Зато потом у Минюста будет возможность сказать, что они снимают с себя ответственность в этой части, потому что они не имели к этому никакого отношения. Сегодня так работает вся власть. 

Совмин должен на протяжении полугода разработать эту инструкцию.

– Уже известно, кто конкретно в Совмине занимается это работой?

– Я пока про это ничего не знаю, и мы намерены в ближайшее время это выяснить. И обсудить. 


О выборах

– Игорь, а вы идете на выборы? И работаете ли вы сегодня круглые сутки на победу?

– До выборов осталось ровно три месяца. И БСДП как раз один из таких офисов, который работает почти круглые сутки, с утра и до позднего вечера. Не знаю, надо об этом писать или нет, но была такая история, когда один парень пришел в Партию БНФ, никого там не застал и пришел к нам. 

Говорит, в БНФ офис закрыт, значит, им люди не нужны. И написал заявление на вступление в нашу партию, сказал, что хочет выдвинуться в окружную комиссию.

Работа у нас идет полным ходом,  съезд по выдвижению кандидатов в депутаты от партии у нас пройдет 22 сентября. 

– Не поздно?

– Нет, нормально. До этого мы будем выдвигать своих представителей в территориальные, участковые и окружные комиссии. Те, кто желает, могут параллельно регистрировать инициативные группы.

– Есть уже приблизительный список кандидатов?

– Список у нас был готов уже, может, полгода тому назад. Естественно, он будет корректироваться, кто-то добавиться, кто-то отпадет. Всего мы намерены выдвинуть в кандидаты в депутаты около 60--65 человек. Сколько будет в финале – я не знаю.

– Сами баллотируетесь?

– Пойду. 

Конечно, больших иллюзий относительно выборов я не питаю, потому что три года был пресс-секретарем кампании по наблюдению за выборами и отлично знаю, как происходит и подсчет голосов, и разные манипуляции, фальсификации. И с досрочным голосованием в том числе. 

Но наше общество должно видеть, что есть альтернатива и что за нее нужно отдавать голоса. И надо идти на выборы, особенно когда они будут честными и справедливыми.

– Заметили, как Лидия Ермошина сказала про досрочное голосование, про рабочую субботу накануне выборов – мол, у людей будет еще один день, чтобы проголосовать досрочно?

– Да, теперь у нее, наверное, будет возможность сделать явку, скажем, не 35 процентов, а 40. Потому что от выборов к выборам явка на досрочном голосовании растет.

Лилия Михайловна сама по себе немного токсичная женщина, я готов в этом смысле подписаться под словами Анатолия Лебедько. Я был на приеме в посольстве США и тоже наблюдал за Ермошиной. Не скажу, что вокруг нее был ажиотаж, ее просто почти никто не замечал…


– Как думаете, оппозиция или независимые кандидаты попадут в Палату представителей?

– Деятельность Анны Канопацкой и Елены Анисим показала, что, в принципе, парламент благодаря им в каких-то моментах стал более понятным, стало ясно, как там все внутри происходит. И в принципе, они своим примером показали, что не представляют большой опасности для власти. То есть два, условно говоря, оппозиционера погоды в Палате представителей не делают.

Но проблема в том, что белорусский парламент по-прежнему не признают демократические страны, и большинство стран воздерживаются от двустороннего сотрудничества.

Я не исключаю, что в этом сезоне власть решит продемонстрировать наличие в новом парламенте представителей политических партий – ясное дело, лояльных к власти. И, возможно, несколько оппозиционеров для статистики тоже попадут в Палату представителей. 

Но прогнозы в данном случае – дело неблагодарное. Сложно понять логику власти…

Поделиться