Анатолий Лебедько: У Анисим хорошие шансы снова оказаться в Палате представителей

Экс-председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько предлагает провести праймериз параллельно с парламентской кампанией.

Анатолий Лебедько: У Анисим хорошие шансы снова оказаться в Палате представителей
- Анатолий Владимирович, а какая лично у вас история с предстоящими парламентскими выборами? Идете или нет?

- Я предельно четко решил: по крайней мере, в ближайшей перспективе нет намерений участвовать в избирательных кампаниях в качестве кандидата. Мне не нужно гоняться за чужой любовью, симпатиями, поддержкой и голосами.

- Может, уже определились, кого из кандидатов будете поддерживать или хотя бы консультировать?

- Я открыт для консультаций, причем партийная принадлежность в данном случае значения не имеет. Если буду видеть, что люди идут с посланием, в котором пункт номер один – вернуть честные и справедливые выборы, то я готов консультировать и помогать.

- Какие у вас прогнозы на будущий состав парламента? Попадут в новый состав представители оппозиции, независимые кандидаты?

- Парламента нет. Есть Палата представителей, которая очень сильно похожа на обычный отдел Администрации президента. Палата представителей - лишь один из многочисленных отделов Администрации Лукашенко, где работают обычные чиновники-контрактники. Их контракт может закончиться через четыре года, а может, и раньше. 

- Как думаете, почему эти, как вы говорите, "контрактники" не возмущаются, что им существенно сократили срок полномочий? В конечном итоге это и на пенсии может сказаться…

- Потому что они чиновники на контракте. Это как раз все объясняет. Если бы это были избранные во время честных и свободных выборов депутаты, то, конечно, имея поддержку своих избирателей, они даже вели бы себя совершенно по-другому! 

По-другому мыслили бы, чувствуя за собой поддержку и одновременно ответственность перед людьми. Это я говорю как человек, который дважды избирался на относительно честных и свободных выборах. А здесь все закономерно. 

Депутаты молчат и ждут: попадают ли они в обновленный состав Палаты представителей? Если нет, особо не расстроятся, потому что знают, что все равно будут трудоустроены.


- Как думаете, та же Елена Анисим сохранит свое место в "палатке"?

- Это зависит от целого ряда факторов. Ведь назначали Анисим и Канопацкую, опять же, исключительно из-за игры, которую белорусские власти вели и продолжают вести с Западом. Есть спрос на какие-то маленькие подвижки, изменения. 

Назначение двух депутатов не из списка условной партии власти – многие на Западе расценили как небольшие демократические изменения. Но то было сделано не для избирателей, не для граждан Беларуси. Это всего лишь большая политика.

Поэтому сейчас все будет зависеть от того, какие кулуарные переговоры ведет белорусская власть с европейскими политиками. Допускаю, что в Палату представителей могут попасть, скажем так, не чистопородные лукашисты, а люди с правильными взглядами, имеющие принадлежность к какой-то политической структуре. 

Но им придется пройти очень серьезный отбор. С ними могут заключить определенное соглашение о поведении – что можно, а что нельзя. И после этого, возможно, мы увидим в овальном зале несколько человек не из списка так называемой партии власти. 

Думаю, у Елены Анисим очень хорошие шансы оказаться в новой в Палате представителей и даже быть в списке возможных кандидатов в президенты. Есть спрос на такой типаж представителя политического сегмента общества…

- Не так давно бывший помощник Николая Статкевич Сергей Марцелев поделился своими воспоминаниями о Площади-2010. И рассказал о том, что якобы кандидат от ОГП взял деньги, но не выполнил свои обязательства. Какое ваше отношение к этой истории?

- На самом деле то, что сказал Марцелев и то, что появилось в некоторых медиа – это совершенно разные посылы. Марцелев не называл персоналий, он высказывал некие туманные соображение, а журналисты пошли дальше и написали, что кандидат от ОГП Ярослав Романчук взял деньги. 

Но это является откровенным фейком и полной бессмыслицей! Я хоть и не был руководителем штаба, но имею самое непосредственное отношение к той ситуации. И знаю, что все было с точностью до наоборот. Никаких денег Романчук не брал. 

Зато были обещания как раз перед командой Ярослава Романчука, что ему будет оказана поддержка, в том числе и ресурсная, на сбор подписей. Но когда пришло время этой поддержки, другая сторона заявила, что все деньги идут на Площадь, а возможности поддержать Романчука - нет. 

Я так понимаю, что это была часть некой стратегии. Не знаю, кстати, что стало с теми ресурсами…

Обещания и договоренности были между Некляевым и Романчуком о том, что они ведут компанию, собирают подписи и уже на заключительном этапе тот, кто будет иметь больший рейтинг, большую поддержку, большее количество собранных подписей, становится кандидатом в президенты, а второй – кандидатом в премьер-министры. 

Априори считалось, что фаворитом при таком раскладе должен быть Некляев. И такие договоренности действительно были! 

Но когда пришло время запускать механизм сбора подписей, оказалось, что денег нет и пришлось тому же Ярославу и мне лично (почему я и говорю об этом с таким убеждением!) искать средства на то, чтобы решить задачу сбора подписей. И она была решена.

 Более 120 тысяч подписей были собраны досрочно, за три дня до времени, отпускаемого на сбор. Так что я утверждаю, что слова о том, что кандидат от ОГП взял деньги – это фейк, просто чья-то провокация. Это чушь.


- Впереди президентские выборы и наверняка какая-то дискредитирующая информация и дальше будет появляться в информационном пространстве.

- Возможно. Но я еще раз подчеркиваю – на любом детекторе лжи готов засвидетельствовать, что информация, озвученная некоторыми медиа о том, что кандидат от ОГП взял деньги, не соответствует действительности. Я сам был вынужден как раз принимать участие в поиске денег. На тот момент это был вопрос какого-то самоуважения даже…

- По вашим ощущениям, сегодня у оппозиции есть ресурс, чтобы достойно провести президентскую кампанию?

- Должны быть три составляющих: время, люди и деньги. Времени, чтобы подготовиться, еще предостаточно.
Люди – более-менее решаемый вопрос. А вот что касается финансов, то, по-моему, здесь очень плохая ситуация. 

Ну и в целом сегодня всем нужен какой-то новый сценарий участия в избирательной кампании, людям должен быть понятен ответ на вопрос, зачем все это надо и что это им даст, что изменит.

Пока, честно говоря, я не вижу каких-то привлекательных сценариев, которые сейчас обсуждались бы. Кроме, может быть, праймериз.

- Но пока и праймериз выглядит не очень серьезно. Идея хорошая, обсуждается давно, есть три не очень внятных кандидата, и до сих пор нет четко сформулированных правил игры.

- Никто не мешает сейчас совместить праймериз с парламентской кампаний, тем более уже известны все сроки. И тогда осмысленность приобретает участие в парламентской кампании. Мы же не идем на выборы, чтобы на полном серьезе получить депутатские мандаты. Избиратель на выборах все равно ничего не решает. Избиратель у нас один – Александр Лукашенко.

А если мы идем для того, чтобы создать команду потенциального кандидата, совершенно легально проводим различные мероприятия во время кампании и проводим в это время праймериз, в котором, допустим, принимает участие около 100-200 тысяч человек, то, конечно, это приобретает четкий смысл, цели и становится актуальным для избирателей. Думаю, тогда в привязке к этой избирательной кампании тогда можно много сделать. 

Одновременно можно было бы провести полноценную кампанию за альтернативу Лукашенко. И чтобы в тот день, когда состоится голосование за кандидатов в депутаты, люди могли прийти и проголосовать за эту альтернативу. Такой шанс есть.


- Уже есть какое-то согласованное решение о проведении праймериз во время парламентской кампании?

- Я о таком решении не знаю. Сейчас у меня несколько другие цели и задачи, которые ставлю перед собой. Я не выхожу из этого процесса на берег, но и не стараюсь участвовать во всех заплывах и плыть впереди всех.

Поделиться