АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

«Надежды на справедливость практически нет…»

Вот уже несколько лет десятки людей, пострадавших от мошеннических действий руководства туристической фирмы «Нероли», дожидаются возврата своих средств.

«Надежды на справедливость практически нет…»
Люди отдали деньги за организацию туров, но никуда не поехали. Деньги за путевки, а речь идет об общей сумме в несколько десятков тысяч долларов, попросту исчезли. Куда? На этот вопрос не смогло ответить не следствие не суд.

И это была бы очередная история про банальное мошенничество, если бы совсем недавно потерпевшие не были  признаны …. ответчиками.

Два года назад «Белорусский Партизан» уже рассказывал об этой истории. За это время в деле появились новые подробности.

С нами связалась одна из потерпевших по этому делу – и вот что рассказала:

-- После того, как всплыли финансовые махинации со стороны директора турфирмы «Нероли» Ольги Ивановской дело, далеко не с первой попытки, но всё-таки было передано в суд, -- напоминает Наталья Николаевна. На судебные заседания подсудимая Ивановская приходила прямо из дому. Без конвоя, хотя и находилась под домашним арестом.

Тогда я не особо хотела, чтобы Ивановскую посадили. Подсудимая умоляла суд не отправлять ее за решетку, клятвенно обещая, что рассчитается со всеми «горе-туристами», путем продажи принадлежащего ей имущества – автомобиля, земельного участка и дома на нем стоящего.  Многие потерпевшие были согласны на такой исход дела – в   этом случае был хоть маленький шанс получить свои деньги обратно.

В итоге суд вынес довольно суровый вердикт – Ивановскую признали виновной в мошенничестве и дали реальный срок   – шесть с половиной лет колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу два с небольшим года назад.


-- По этому приговору у бывшего директора турфирмы конфисковали какое-то имущество?

-- Совершенно верно. Кроме телевизора, стиральной машины и прочей бытовой техники под арест попали и авто, и дом с участком. Потерпевшие после этого успокоились. Мы стали ждать пока отдел принудительного исполнения, а именно в компетенции этого ведомства находится реализация конфискованного, продаст изъятое и мы, потерпевшие, а в деле, напомню около шести десятков таких как я, начнем получать хоть какие-то выплаты.

-- Я так понимаю, вы ничего не дождались?

-- Так ставить вопрос не совсем правильно. Дождалась. За два года и четыре месяца, в течение которых Ивановская отбывает наказание лично я получила несколько переводов из колонии на общую сумму чуть более 100 белорусских рублей. Последний, самый крупный, пришел в конце мая –  на 29 рублей и 32 копейки. Уч вая, что общая сумма, которую по приговору мне должна осужденная составляет более трех тысяч долларов, то полного расчета придется ждать очень и очень долго.

Но самое интересное не в этом. Самое интересное в этой истории заключается в другом: спустя два с небольшим года все потерпевшие по этому делу вдруг стали ответчиками…

-- Как это стало возможно? 

-- Вот и я хотела бы спросить, как? Какой-то логике и здравому смыслу это, кажется, не поддается. А технически это выглядело вот как. Не так давно я обнаружила в своей корреспонденции копию искового заявления – с иском в суд Заводского района обратилась дочь Ольги Ивановской, которая потребовала вывести из-под ареста автомобиль «Форд Гелакси» 1998-го года, тот самый, который был конфискован после приговора в отношении Ольги Ивановской, как имущество, добытое преступным путем.

 Этот «Форд» оценили в сумму 9.800 рублей. Этих денег хватило бы, чтобы рассчитаться хотя бы с несколькими потерпевшими. Но спустя два года после вступления в законную силу приговора в отношении матери, ее дочь доказала в суде, что автомобиль, про который идет речь, был подарен ей отцом в 2014-м году. Машину эту и телевизор стоимостью в 250 рублей из-под ареста вывели. Уже есть соответствующие решение.


-- Но что вас в этом решении смущает? 

-- Давайте будем опираться на факты, и вы все поймете сами. По приговору, после которого Ивановская отправилась за решетку, ее преступная деятельность началась в 2013- м году. Дарение автомобиля от отца дочери состоялось в 2014-м. По первому приговору суда было решено, что это имущество должно было быть обращено в счет погашения ущерба для потерпевших.

Но через два года после этого всплывает, что машина Ивановской-старшей никогда не принадлежала, находилась в собственности у дочери, которая просто даже не имеет  водительских прав. Не похожа ли эта схема на ту, когда мошенники переписывают свое имущество на близких родственников? По мне, так очень похожа.

Дочь Ивановской подает иск в суд с просьбой изъять эту машину из перечня имущества за счет которого должна была быть погашена часть нанесенного несостоявшимся туристам ущерба. По этому иску – все потерпевшее, шесть десятков человек становятся ответчиками. И хоть иск мы не признали, право собственности на машину суд все-таки признает за дочерью Ольги Ивановской.

Второй факт, который меня смутил: получается за два с лишним года отдел исполнения наказаний палец о палец не ударил для того, чтобы хоть как-то реализовать конфискованное. Раз через такой срок эту машину вывели из-под ареста.

И третье. В решении, согласно которому машину вывели из-под ареста, написано: «По приговору в пользу потерпевших взысканы суммы вреда, причинённого преступлением. Описанное и арестованное имущество по приговору суда не является добытым преступным путём». Хотя на самом деле в пользу потерпевших до сих пор толком ничего не взыскано.

Бог с ним, можно даже согласится с тем, что все описанное по первому приговору – ошибочные суждения.  Эта история тянется уже не один год. Я не знаю, что еще выяснится через время – может мы еще окажемся и должны осужденной Ивановской. Это я утрирую, конечно. Но с каждым днем, вовлеченная в это дело я убеждаюсь – надежды на справедливость практически нет…




Поделиться




Загрузка...