Кто будет пить шампанское, если оппозиция объявит о самороспуске?

Политик Анатолий Лебедько рассказал «Белорусскому партизану», на какие вопросы, прежде всего, хотел бы получить ответы от Александра Лукашенко.

Кто будет пить шампанское, если оппозиция объявит о самороспуске?
-- Анатолий Владимирович, ваша инициатива с ультиматумом для президента имеет резонанс. На форумах одни пишут, что вы троллите Лукашенко с украинским привкусом, а другие говорят: хайпует! Как вы реагируете на критику? Ведь наверняка все читаете в соцсетях…

-- Объемы комментариев такие, что даже мое удовлетворительное физическое состояние не позволяет все пересмотреть, перечитать, а тем более -- осмыслить.

Поэтому я что-то урывками могу смотреть. Правда, мне помогают другие люди, они мониторят информацию, которая сейчас появляется в прессе, социальных сетях и самые острые моменты, конечно, мне сбрасывают.

Но я за свободу слова. 

Резонанс получился даже выше наших ожиданий. А намерение было одно, и оно понятное и простое: есть конкретная дата – 25 лет правления Лукашенко. И за все эти годы Александр Лукашенко ни разу не отчитался перед людьми в самом классическом понимании этого слова. Все время был монолог. 

За 25 лет Лукашенко никогда и ни с кем не вступал в публичные дебаты, когда микрофон находится не у него, а у его оппонентов. 

Я озвучил лишь то, о чем говорят миллионы белорусов (и это не преувеличение!) на своих кухнях, в курилках. Я ничего не придумал, не открыл Америку или новое созвездие. Просто выбрал публичную форму. Видимо, поэтому люди так активно и стали реагировать. Безусловно, есть и сторонники Лукашенко, они тоже высказываются…


-- Вы наверняка знали, что никакого ответа от Лукашенко на протяжении суток, как сказано в вашем ультиматуме, не последует. Не исключено, что пару фраз из уст Лукашенко прозвучат в ваш адрес во время ежегодного послания. Но, тем не менее: вы верили, что может быть какая-то моментальная реакция с его стороны?

-- Было совершенно ожидаемо, что он не ответит. 

Лукашенко смотрит на всю эту ситуацию, как я говорю, через тонированные стекла своего бронированного мерседеса. И молчит. Но у него совершенно точно есть эта информация. Я лично отправил видео в телеграмм-канал его пресс-секретарю, и я вижу, что она смотрела это видео. Ясно, что Александр Григорьевич проинформирован. Это была одна из главных задач, кстати. А то, что он не пойдет на дебаты – для меня это тоже совершенно очевидно.

Но не это главный нерв! Я хотел, надеялся, что каким-то образом, если будет успех моей инициативы, показать, что оппонентов Лукашенко очень много. И чем больше людей на это реагируют, чем больше вопросов поступает, чем больше просмотров, тем яснее, что огие белорусы хотели бы видеть отчет Лукашенко. А если он не хочет говорить с простыми людьми, значит, белорусам не нужен такой президент.

-- Кстати, о смене президента. Некоторые шутят, что Лебедько фактически первым начал избирательную кампанию…

-- Хм! В своем обращении я как раз говорю о том, что у меня нет намерения участвовать в предстоящих избирательных кампаниях. Но у меня есть желание и воля сказать, что нам нужен не «Большой разговор», а большой отчет Александра Лукашенко за 25 лет.

-- Но он может сказать: так а какого отчета вы от меня еще хотите, если я регулярно встречаюсь с журналистами, отвечаю на вопросы простых людей – и во время пресс-конференций, и во время поездок по стране! Да и по поводу дебатов с оппозицией он уже однозначно высказывался.

-- В данном случае я задаю вопросы не от себя лично. Вопросы Лукашенко задают простые люди. Это непричесанные, неприятные, злые вопросы. Их мало просто сформулировать. Формат дебатов предусматривает, что ни у кого нет монополии на микрофон – он не принадлежит одному человеку. И тот, кто будет модерировать встречу, должен выжать из Лукашенко не то, что он хочет сказать, а добиться от него четкого ответа на конкретный вопрос.

К примеру, если я задаю вопрос: каких царских полномочий вам не хватило, чтобы поставить точку в деле похищенных Гончара, Захаренко и других, он должен на него ответить! 


Можно спросить, почему Павличенко, который по документам должен находиться в «американке», был выпущен на свободу. 

Можно спросить, был ли допрошен Шейман и другие лица, которых считают причастными к громким исчезновениям.

И вопросов много – и экономических, и социальных.

Да, у журналистов есть возможность задать вопрос Лукашенко, но он может не отвечать, или отвечать так, как ему хочется, уйти от ответа. И важно вернуть его на место и потребовать ответа.

-- Мне один оппозиционный эксперт, которого пригласили на большой разговор к Лукашенко, сказал: страшно с президентом вступать в дебаты, задавать острые вопросы, потому что он в прямом эфире может так тебя опозорить на всю страну, что не отмоешься потом!

-- Да, это правда. 

Но я и говорю: это нечестная игра, потому что у кого микрофон, тот владеет ситуацией. Это игра в одни ворота. А честная игра – это ответить на вопросы простых граждан. 

Из тысяч вопросов мы отберем 25 самых актуальных – по вопросу на каждый год его правления. И даже если Лукашенко будет молчать и дальше, эти вопросы все равно появятся в интернете, в прессе. 

Я хотел бы, что люди еще более активно подключились к этой кампании и преодолели чувство собственного страха. Было бы здорово, если бы начали присылать свои видеообращения, адресованные Лукашенко. Можно записать их на телефон и отправить.

-- У нас люди запуганы, боятся потерять работу, и одно дело анонимно в соцсетях кинуть вопрос, и другое – видеообращение.

-- Мне кажется, белорусы сегодня немного завидуют украинцам. Нам не хватает свободы, раскрепощенности. Может быть, когда люди увидят, что не одни, что нас много, они будут присылать свои видеообращения. Надеюсь, откликнутся люди из регионов. И это будет хорошим результатом этой кампании.

Мы все боимся. 

Но страх может в один момент скукожится.


-- Политолог Павел Усов отреагировал на ваш ультиматум другой инициативой. «Я предлагаю, что бы вся партийная оппозиция выдвинула консолидированный ультиматум, -- написал он в Фейсбуке. -- Оппозиция должна потребовать от Лукашенко в 24 часа добровольно покинуть свой пост. В случае же отказа гражданина Лукашенко выполнить указанное требование оппозиция должна заявить об общем и окончательном самороспуске всех партий. Думаю, это будет сильный политический ход…. Или вы, или мы! Это заставит общество вспомнить об оппозиции…»

-- Инициатива с ультиматумом – моя личная. Я не озвучивал ее ни от лица партии, ни от лица коалиции, ни тем более от лица всей оппозиции – меня на это никто не уполномочивал. И я не собирался брать лицензию на то, чтобы снять этот ролик и выставить его в соцсетях. 

Это моя гражданская позиция. 

И раз ее обсуждают и Усов, и все остальные, значит, она актуальна.

А что касается роспуска оппозиции – пусть организуют круглый стол, пригасят лидеров всех политических партий и обсудят все плюсы и минусы инициативы Усова. 

Пусть выясняют, кто будет пить шампанское, если оппозиция объявит о самороспуске...




22:11 18/04/2019
Поделиться