АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Победительница «Лістапада»: «Кино должно быть свободным!»

Лучшим игровым фильмом национального конкурса на кинофестивале «Лістапад» стала лента режиссера Мары Тамкович «Дочь».

Победительница «Лістапада»: «Кино должно быть свободным!»
«Белорусский партизан» поздравил Мару с победой и расспросил о фестивальном закулисье.

-- Какое впечатление на вас произвел «Лістапад»?

-- Для меня это первый кинофестиваль в Беларуси, и я рада, что наконец получилось здесь показать фильм. Фестиваль позволил познакомиться с интересными белорусскими кинематографистами -- с теми, кто представил свои работы, и кто по разным причинам в  национальном  конкурсе не участвовал. На мой взгляд, были очень стоящие работы. 

Хотелось бы отметить, что в Беларуси очень благодарная публика. Это приятно удивило -- говорю об этом честно и искренне. Я была на некоторых фестивалях, и на многих общение с публикой происходит очень быстро и как-то немного натянуто: пара стандартных вопросов-ответов и половина зрителей быстро уходит. В Беларуси на встречах с авторами кино все происходило немного иначе и мне показалось, что публика была реально заинтересована поговорить о фильмах, задавали интересные вопросы.

Из негативных впечатлений – это то, что первый для меня кинофестиваль в Беларуси начался со скандала, связанного с отбором фильмов на конкурс национального кино. И из-за этого атмосфера была немного неоднозначной.

Когда чиновники не пускают картины своих же режиссеров на фестиваль – это плохо. Два фильма были сняты с фестиваля в знак протеста. Я уважаю их позицию, хотя не считаю такую форму протеста эффективной. Но в итоге от решения Минкультуры стало плохо всем: и фестивалю,  кинематографистам,  и зрителям.

-- Вы долго думали, снимать свой фильм с фестиваля в знак солидарности с коллегами или все же оставить?

-- Я очень долго обдумывала, как поступить. Считаю недопустимой смену правил отбора работ на национальный конкурс. Белорусские чиновники вместо того, чтобы улучшить работу фестиваля, захотели все взять в свои руки и фактически отцензурировали программу национального конкурса по своему вкусу. Это может закончиться для Беларуси и для “Лістапада” очень печально – фестиваль может лишиться аккредитации FIAPF – международной федерации ассоциации кинопродюсеров и он снова станет локальным событием, каким и был некоторое время назад. И тогда здесь будет совершенно другое кино, другой уровень гостей и мероприятий.

Поэтому да, решение участвовать или не участвовать в “Лістападзе” было для меня долгим и трудным. Но я не очень верю в эффективность бойкота в Беларуси. Вначале будет короткий всплеск внимания к самой акции бойкота, а затем – тишина. А в контексте кино с чиновниками все равно придется как-то договариваться. Поэтому, на мой взг , нужно как-то пытаться убедить чиновников в том, что независимое кино – это не страшно, что есть разные политические системы с прекрасно развивающимся кинематографом. Например, у брутальной России есть Звягинцев, который снимает отличное кино. И его фильмы тоже не всегда нравятся чиновникам. 

В любом случае, ситуация с национальным конкурсом позволила расшевелить кинематографистов – местных и заезжих – на разговор о том, что делать и как жить дальше, какие есть возможности нормально работать.
 
Кстати, национальный конкурс на “Лістападзе” в этом году был весьма показательным: из 7 фильмов, прошедших отбор, четыре фильма сняты белорусами, которые либо живут либо учатся за границей. Это о многом говорит.


-- Вы надеялись, что ваша картина “Дочь” будет отмечена жюри? Все-таки фильмы были представлены яркие, громкие и конкуренция была серьезной.

-- Решение о том, кто достоин награды, принимало международное жюри. И если к этапу отбора было много вопросов, то позже стало ясно, что фильмы будут смотреть совершенно независимые от белорусской системы люди.

-- В фаворитах фестиваля не оказалось выдвинутого на “Оскар” “Хрусталя” Дарьи Жук…

-- Я тоже много об этом размышляла. На национальном конкурсе в основном были представлены короткометражные работы режиссеров, которые еще не сняли свои полнометражные дебюты. Мне кажется, “Хрусталь” -- фильм другой весовой категории, он не попадал в основной конкурс по условиям, которые требовали премьерного статуса. А представить фильм на  фестивале хотелось, думаю, и организаторам, и режиссеру. 

Мой фильм на конкурсе казался слегка пришельцем, потому что снят вне кинематографического процесса в Беларуси, и было интересно, как его воспримут тут. Но реакция была весьма положительной.

-- Многие были впечатлены вашей речью о том, что кино должно быть свободным…

-- Да, я сказала, что мой фильм был снят за границей, в Польше, на польские государственные деньги, при этом он был снят в атмосфере абсолютной творческой свободы. И я очень надеюсь, что в скором времени и в Беларуси мы получим возможность снимать кино именно в такой атмосфере. Потому что кино должно быть свободным.

Я сказала именно то, что хотела и что думала. И рада, что была очень живая и искренняя реакция зала. Точно также живо и искренне публика отреагировала и на заявление Международной федерации кинокритиков, которая прокомментировала ситуацию с национальным конкурсом.

Представители федерации кинокритиков назвали печальной и неправильной возникшую в этом году практику отбора фильмов на кинофестиваль “Лістапад”. Чтобы белорусское кино было представлено во всем своем разнообразии, отбором должна заниматься группа авторитетных киноэкспертов, а не чиновников. И Международная федерация кинокритиков призвала Министерство культуры Беларуси пересмотреть практику отбора работ на национальный конкурс, чтобы фестиваль мог оставаться действительно важным международным событием, которым он стал в последние годы.

-- Ждете ли вы теперь каких-то конкретных предложений, проектов, например, от “Беларусьфильма” или Министерства культуры?

-- Мне кажется, тут немного обратный механизм. Наверное, не они мне, а как раз я должна что-то предложить. Какие-то сигналы о том, что “мы готовы выслушать ваши предложения”, уже прозвучали. Посмотрим, что из этого получится.


-- Вы рассказывали, что планируете снять полнометражный фильм именно в Беларуси…

-- Да, очень хочу, чтобы мой полнометражный дебют состоялся в Беларуси. Надеюсь, сотрудничество состоится, и я смогу снять свое кино про Беларусь в Беларуси и так, как я хочу. Не жертвуя своей творческой свободой.

-- Какая судьба теперь ждет ваш фильм “Дочь”?

-- У фильма уже имеется довольно большой фестивальный послужной список. Его мировая премьера состоялась в апреле на кинофестивале во Флориде. Польская премьера прошла на Краковском фестивале. Затем фильм был показан на многих польских фестивалях и был отмечен тремя наградами в Польше. Кроме этого “Дочь” показывали в Греции, Австрии, Армении, Боснии и Герцеговине и Беларуси. В Греции, Австрии и Боснии фильм тоже получил награды, причем в разных номинациях – за лучший фильм,  за операторскую работу, за сценарий. Еще есть награда с фестиваля польских фильмов в Лас-Вегасе. Так что пока фильм живет своей фестивальной жизнью – как правило, это длится два года.
 
Картину взял на международную дистрибуцию Краковский кинофонд, он будет заниматься фестивальной стратегией и продвижением фильма. 

Сегодня в Польше появляется кинопрокат короткометражных фильмов, когда берутся три работы, около 30 минут каждая, они составляются в такой альманах, который показывают в кинотеатрах.

Кстати, в Польше разделение на коммерческие кинотеатры и кинотеатры другого, более сложного кино. 

Короткометражные работы также можно продать на телевидение – есть каналы, которые покупают такие работы и потом показывают по телевизору.

-- Мара, вы сейчас большую часть времени проводите в Беларуси или в Польше?

-- В Польше. И совсем скоро уже туда поеду. Буду интенсивно работать над сценарием нового уже полнометражного фильма, чтобы предложить его для съемок в Беларуси.

-- Мара, от всей души желаю вам успехов!

-- Спасибо!



Поделиться




Загрузка...