Павел Усов: Олигархия как возможное политическое будущее Беларуси

Говоря о сценариях политической трансформации в Беларуси, во внимание принимаются действия номенклатуры, силовых структур и даже оппозиции, но из виду упускается иная составляющая - бизнес.

Павел Усов: Олигархия как возможное политическое будущее Беларуси
Бизнес в Беларуси, пусть даже коррумпированный и не консолидированный, - это еще один вероятный центр политического влияния, который может сыграть в свою игру в случае ослабления центральной власти. При развале советской системы этого ключевого игрока не существовало, борьба за власть велась между "оппозицией" и "номенклатурой-силовиками". "Бизнес" в той же России и Украине начал формироваться в условиях появления новой системы в среде политической элиты, в конечном итоге ставшей правящей элитой. Это привело к установлению разноформатных олигархических систем.

В Беларуси ситуация была иной, крупный бизнес был полностью выдавлен из сферы независимого политического участия и подчинен центральной власти. Пефтиев, Чиж, Шакутин и другие стали примерами "придворных олигархов". Однако это не лишает бизнес и его представителей возможностей быстро отвоевать и занять ключевые политические позиции.

За годы существования авторитарного режима крупный бизнес никуда не исчез, наоборот - его позиции в экономический системе расширились и укрепились. Даже в политическом пространстве заметно его присутствие. И это присутствие (негативное или позитивное - другой вопрос) более весомо, чем оппозиции.

В свою очередь, лояльность "бизнеса" Лукашенко весьма относительна, тем более, что эта лояльность не спасает от "погромов", а это означает рост недовольства правилами игры и самой системой, что, в свою очередь, формирует новую угрозу для Лукашенко и системы. И если формальная «привязанность» к Лукашенко существует, то у крупного бизнеса нет никакой лояльности и приверженности к существующей системе, и тем более нет никакой мотивации для консервации нынешней системы в будущем.

Угроза со стороны бизнеса более значительна, чем "деятельность" оппозиции и ее стремление свергнуть существующий режим. И если говорить о будущем, то капитал очень быстро может превратиться в политическое оружие. Можно за считанные дни создать и раскрутить "новую партию" (прикупить оппозиционную), купить "парламентариев", тем более, что многие из "бизнеса" уже в институтах власти.

Можно с уверенностью говорить, что у представителей бизнеса (в условиях трансформации) значительно больше шансов захватить власть, чем у оппозиции. Скорее всего, основная борьба за власть в Беларуси развернется между силовиками и безнес-номенклатурой (сегодня можно наблюдать предвестие этой борьбы).

Вероятно, Лукашенко понимает, что бизнес для режима большая угроза, чем оппозиция, и это становится причиной регулярных интенсивных ударов по "группам интересов". И чем сложнее ситуация в Беларуси, тем сильнее становится давление на крупный и средний бизнес. В какой-то степени можно наблюдать срастание бизнеса и номенклатуры (через схемы и "крышывание"), что подрывает устойчивость системы.

Конечно, это не означает, что бизнес ориентирован на формирование демократического, правового государства. Сформированный в условиях схем и "договоров", откатов и "крыш", ему нужна такая власть, которая будет защищать исключительно их интересы и установившиеся механизмы ведения дел. Другими словами, можно полагать, что в Беларуси установится олигархическая система.

Следующий важный вопрос: насколько бизнес в Беларуси - это национальный бизнес, который заинтересован в сохранении национального государства, а не станет дополнительным рычагом воздействия Москвы в подрыве независимости.

21:32 18/07/2018






‡агрузка...