АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Эпидемия Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Актеры в изоляции. Игорь Сигов: «Съемочный день в кино — это примерно месячная зарплата в театре»

Актер Купаловского театра Игорь Сигов рассказал о работе онлайн и жизни вместе с собакой на хуторе в 50 км от Минска.

Актеры в изоляции. Игорь Сигов: «Съемочный день в кино — это примерно месячная зарплата в театре»

О театре


— Игорь Алексеевич, сейчас из-за эпидемиологической ситуации актерам приходится репетировать дома. Как это происходит?

— Онлайн, через специальную программу. В ней создается групповой видеочат и актеры читают свои роли. Параллельно Николай Николаевич (Пинигин. — Прим. авт.) делает замечания, подсказывает. Мы видим друг друга, при этом каждый находится в квартире или на даче. В зависимости от сцены в таких репетициях участвуют 10–12 человек. Конечно, опыт для меня немного странный. Разучивать текст таким образом реально, а вот с мизансценами никак не выкрутишься. Тем не менее, насколько мне известно, Николай Николаевич планирует в конце сезона (в июне-июле) поставить премьеру.

— И что это будет?

— «Тутэйшыя». У меня роль по тексту небольшая, но сквозная через весь спектакль, — играю отца главной героини. Вы же знаете, что Пинигин уже ставил в Купаловском «Тутэйшых». На этот раз, как я понимаю, готовится современная интерпретация, хотя тема, в общем-то, та же. Сейчас я задействован где-то в восьми спектаклях театра. Да, стало меньше главных ролей, чем было в Республиканском театре белорусской драматургии, из которого ушел в 2014-м. Так мне, извините, не 30 лет, а уже за полтинник.

— Насколько ситуация с коронавирусом ударила по театру?

— Безусловно, повлияла. Некоторые спектакли показываем онлайн, организуем видеотрансляции в Интернете. Тоже, кстати, необычная история: вроде ты выходишь на сцену, декорации на месте, а реакции из зала никакой. Для актера это непросто. Были тревоги и материальные. Отработав два года директором РТБД, понимал: людям нужно платить. А где брать деньги, если зритель не ходит? Да, зарплаты стали чуть меньше. Они и так, конечно, были не космическими, но все равно это лучше, чем ничего. Помню времена, когда ее выдавали в кассе по ведомости с длинным списком фамилий и общей суммой к выплате в конце. Часто в шутку говорил, что моя фамилия Итого. Но в удаленке нашел для себя и плюсы. Поскольку сейчас живу за городом, появилось больше времени, чтобы заниматься домом. Да и бензин экономлю.

 О личном пространстве

— Когда в Сети нашел ваш Instagram, поначалу не мог понять, кого в нем больше: Игоря Сигова или его собаки. Давно у вас этот четвероногий красавец?

— Лет шесть. Это немецкая овчарка. Зовут Арчи, официально — Арчибальд. Взял его месячным щенком долларов за 150 у заводчиков. В помете он был единственным кобелем. Первое время спать не давал, требовал постоянного внимания, но потом все нормализовалось. Стали настоящими друзьями. Лет пять назад я купил хутор в 50 км от Минска, в Воложинском районе, вот и живу тут вместе с Арчи. Он со мной везде катается в машине. Пока в городе по делам или репетирую, пес сидит в авто. Первое время лаял из машины и пугал проходящих мимо работников театра, но потом поостыл, уже всех знает. Ему со мной лучше, чем одному дома, больше внимания получает от хозяина. Пока есть свободная минутка, я с ним и погуляю, и поглажу его. Да и на кого брехать дома? У меня отдельно стоящая хата. До ближайшей деревни километра полтора. Рядом не самая оживленная дорога. Иногда автолавка проедет, иногда велосипедист. Для собаки это отрада — полаять вдоволь. Но в городе поводов для этого больше.


— Как он на вас в гриме реагирует?

— Нормально. Узнает без проблем. Правда, обнюхает сначала, если я в военном костюме, проверит, тот ли хозяин пришел. Когда снимаю грим влажными салфетками, начинает меня облизывать: то ли очень рад видеть, то ли грим вкусный.

— Для чего покупали уединенный хутор? Чтобы скрыться от городской суеты?

— Чтобы было личное пространство, своя зона комфорта. Эта мысль пришла где-то за год до инфаркта, который случился в 2011-м. Может, это уже возрастное. Просто захотелось иметь свой угол, где ты один, сам себе хозяин. Обошелся мне дом (60 м²) вместе с 25 сотками земли и садом в 10 тыс. долларов. Пробил скважину, провел воду в дом. Есть туалет, ванная. Так что живу со всеми удобствами. Отопление печное. Печку сложил сам. Представление о том, как и что делать, имел благодаря отцу: он был каменщиком, и я еще пацаном лет 14 помогал ему в качестве подсобного рабочего.

О кино

— Если посмотреть на ваши доходы, какую часть из них приносит кино, а какую — театр?

— Чтобы вы понимали: один съемочный день — это примерно месячная зарплата в театре. Другое дело, что кино есть не всегда. Бывало, по полгода никаких работ не было. Театр в этом плане — неплохое подспорье и стабильность. Расскажу анекдот о том, чем отличается высокобюджетное, среднебюджетное и низкобюджетное кино. Высокобюджетное кино: в кадр заезжает красивый черный «Мерседес» последней модели и взрывается. Среднебюджетное кино: в кадре проезжает «Мерседес», заворачивает за угол и там взрывается. Малобюджетное кино: из-за угла выбегает мужик и кричит: «Мерседес» взорвался!» Так вот, в Беларуси россияне снимают чаще всего третий вариант. У нас профессионального актера со стажем и опытом съемок нанять дешевле, чем в России. С другой стороны, для белорусов ставка вполне неплохая. За один съемочный день реально заработать от 300 до 500 долларов. Если бы в квартал было пять съемочных дней, было бы замечательно. Но такое случается нечасто.

— Несмотря на возраст, в кино у вас по-прежнему хватает работ. Может, на роли крутых парней стали реже приглашать?

— На крутых парней уже не зовут, но роли брутальных мужиков еще предлагают (смеется). Тут вопрос в том, кто снимает кино и для кого. Посмотрите на Брюса Уиллиса, Сильвестра Сталлоне, Арнольда Шварценеггера. Они тоже, скажем прямо, не молоды, но снимаются, востребованы в своем амплуа. Да, чаще они выступают в качестве сопродюсеров своих же картин, но тем не менее. Возраст — это не проблема. Просто в России в боевиках снимают российских актеров. Белорусов же зовут на роли второго-третьего плана. Да и любовную линию режиссерам проще выстроить с молодыми главными героями, чем с пенсионерами.

— Вы не раз играли военных, в том числе фашистов. Ведете счет ролям добряков и негодяев? Какие преобладают?


— У меня светлая сторона всегда перевешивает, потому что даже фашисты в моем исполнении перевоспитываются (улыбается). На самом деле такого подсчета не веду. Более того, не знаю даже точного количества фильмов, в которых снимался. И когда захожу в «Википедию» в профиль Игоря Сигова, меня радует, что там кто-то все подсчитывает, дополняет. Наверное, я неправильный актер в этом плане. Не всегда смотрю сериалы со своим участием. Иногда, если роль эпизодическая, вообще могу забыть, что я там играл. Поскольку чаще приходится сниматься в российских сериалах, где могут быть один-два съемочных дня, то порой не знаю даже названия фильма. Получаю сцену со своим участием, отыгрываю ее, а о чем в принципе кино, без понятия. Конечно, это не касается больших проектов. Например «Днепровского рубежа», где у меня перед глазами был полноценный сценарий, и я знал, с чего все начнется и чем закончится. Каких персонажей мне больше нравится играть — положительных или отрицательных? Без разницы. Отрицательные образы интереснее просто потому, что там есть где развернуться актеру, красок больше, прыгай куда хочешь. Все можно списать на то, что ты — зло. Да и потом, кому-то же надо играть фашистов.

Фото Павла Русака и из личного архива Игоря Сигова
беседовал Алексей Иванюшко


Поделиться




Загрузка...
Загрузка...



Change privacy settings