АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Книги, напечатанные 500 лет назад, перевернули историю Европы: почему 2022 год в мире должен стать годом Франциска Скорины

Узнали у культуролога, искусствоведа Сергея Харевского, как доктор Скорина жил в Вильно, где брал деньги на свои издания, почему женился и с кем дружил.

Книги, напечатанные 500 лет назад, перевернули историю Европы: почему 2022 год в мире должен стать годом Франциска Скорины
Недавно президент Литвы предложил президенту Беларуси обратиться в ЮНЕСКО от двух наших стран и инициировать провозглашение 2022-го годом Франциска Скорины. Повод - 500-летие первой печатной книги в Восточной Европе. Именно в 1522-м знаменитый полочанин издал в Вильно «Малую подорожную книжицу». Что Александр Лукашенко ответил Гитанасу Науседе, не сообщается, но, само собой, тема наследия Великого княжества Литовского общая и для современных Беларуси и Литвы.

Другой вопрос, что буквально в 2017-м мы уже праздновали 500-летие издательской деятельности Скорины. 6 августа 1517 года вышел в свет «Псалтырь» (полное название - «Песни царя Давида еже словуть Псалтыръ») в переводе первопечатника и с его комментариями. Почему же так важен 1522 год в биографии Скорины и в истории нашей культуры, литературы? «Комсомолка» узнала об этом у культуролога, искусствоведа, преподавателя программы «Европейское наследие» Европейского гуманитарного университета Сергея Харевского, глубоко изучающего тему «Скорина и Вильно».

Культуролог, искусствовед, преподаватель Сергей Харевский глубоко изучает тему «Скорина и Вильно». Фото: Алесь МАТАФОНОВ

- Почувствуйте разницу: в 1517-м Скорина издал этот «Псалтырь» не в своей, а в арендованной печатне, - говорит Сергей Васильевич. - То есть разместил заказ, как и указано в том издании: «повелением и працею избранного мужа, в лекарских науках доктора Франциска, Скоринина сына с Полоцька». Мало того, это была не первая книга, вышедшая в Праге, и далеко не первая славянская печатная книга. Но эта была первая наша книга. Ее перевод на старобелорусский вариант церковнославянского языка, редактуру, организацию печати и осуществил великий соотечественник. Всего в Праге в 1517 - 1520 годах изданы 23 книги в переводах Скорины. То есть на протяжении трех лет там издавалась не одна Библия как цельный фолиант, как иногда пишут. Речь об иллюстрированных книгах Библии как серии под общим названием «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцька, Богу ко чти и людем посполитым к доброму научению».

- А в Вильно он основал собственную типографию?

- Точнее, целое издательство с мастерами и собственным производством. Все было обустроено в доме бургомистра Якуба Бабича. Выскажу предположение, что поднаторевший в издательском деле Скорина, очевидно, намеревался издавать не только религиозную литературу. Ну, а первая книга, которая увидела здесь свет, - это как раз та самая «Малая подорожная книжица» 1522 года из более чем 20 частей и уже на собственно старобелорусском языке. Добавлю, что это была первая печатная книга, вышедшая в древнем Вильно, столице ВКЛ - на то время самого обширного государства в Европе, которое раскинулось от Балтики до Черного моря.


- Логичный вопрос: а сколько стоил тогда экземпляр? С чем эту цену можно соотнести?

- Это непростой вопрос. Можно только рассуждать логически: на подготовку издания в Вильно «Малой подорожной книжицы» ушло два года. При этом надо было учесть и аренду, и труд печатников, и расходные материалы, и интересы самого издателя. Наверняка выходит очень дорого. С другой стороны, мы знаем: Скорина стремился делать книги доступными, «людям посполитым ради доброго научания» - насколько это возможно, для широкого круга читателей. То есть это был не чисто бизнес, рассчитанный на сверхприбыли издателя. Скорина, думаю, зарабатывал прежде всего своей врачебной практикой (напомню, наш земляк - лиценциат медицины). Но счастливые обладатели его книг хорошо понимали их высокую ценность!

КНИГИ ДЛЯ ПЕЧАТИ В ПРАГЕ СКОРИНА ВЫБИРАЛ В ВИЛЬНО?


- Известно ли, почему Скорина после Праги выбрал именно Вильно, чтобы продолжить свою издательскую деятельность?

- В этом нет секрета. Вильно, можно сказать, - его второй родной город! Отец Скорины, Лука, торговал здесь мехами и кожами, а старший брат Франциска, Иван, давно жил в столице ВКЛ и назывался «виленским торговцем». В Вильно, кстати, молодой Франциск продолжил свое образование, вероятно, у бернардинцев, в школе которых начинал учебу в Полоцке. После окончания учебы в Краковском университете Скорина опять некоторое время жил в этом городе. Здесь он получил поддержку светских и духовных авторитетов столицы княжества, а возможно, и от покровителей из других стран Европы...

Вильно на средневековой гравюре - таким город видел Скорина.

Есть мнение, что именно тут, в Вильно, обсуждалось содержание книг, которые Скорина планировала издать. На мой взгляд, это был международный проект - напечатать на кириллице, славянским языком, самые важные книги для христианского мира. И как раз в Вильно были установлены деловые и личностные контакты, созданы первые тексты и переводы. К тому же здесь примерно в те же годы или чуть раньше жили известные в Европе мыслители-гуманисты Войцех из Брудзева и Эразм Вителий. А Матвей Десятый осуществил перевод библейских книг для всей Православной церкви. Как он писал сам, «…начах писати сию книгу в Вел. Княж. Литовском, в граде нарицаемом Вильня…». Эта работа была завершена к 1507 году. Ее результатом стал так называемый Десятиглав - первый из восточнославянских переводов Библии.

Таким образом, для Скорины Вильно - это был не просто удачный, удобный, но и абсолютно естественный выбор после работы в Праге.

- В биографиях Скорины прослеживается мысль, что он не был слишком богат. То есть вряд ли в одиночку потянул бы издательский проект - тем более в столице…

- Для этого и нужна была помощь спонсоров, чьи имена указывались в томах. Финансы и прочая поддержка покровителей покрывала часть издержек. Помимо упомянутого уже бургомистра Якуба Бабича, который предоставил собственный дом для организации издательства, родственников и единомышленников, в стане помощников Скорины надо назвать легендарного виленского архиепископа Яна, «с князей литовских». Кстати, он учился в Италии, в то время, когда и Франциск Скорина, который стал личным лекарем и другом церковного иерарха. (Добавлю для характеристики эпохи: Яну в 1519 году, когда папа римский Лев Х назначил его виленским епископом, было всего 20 лет!) При дворе епископа Скорина имел возможность присоединиться к кругу философов, богословов, поэтов и коллег-врачей.

Снимок Дениса Романюка 1994 года из серии "Аўтапартрэт на фоне Вільні" напоминает о городе времен Скорины.

Еще одно событие в Вильно имело судьбоносное значение для Скорины - знакомство с воеводой Альбрехтом Гаштольдом, одним из самых влиятельных людей своей эпохи. Так что поддержку Скорина получил от самых верхов общества. И, как очевидно из сказанного выше, заказчики на его грандиозный проект - издавать на церковно-славянском языке, доступном читателям в нескольких странах, книги - были.

- А что известно о жизни Вильно в ту пору?

- Это было очень интересное и судьбоносное время для средневекового города! Оно было определено растущим здесь конфессиональным и языковым многообразием. Оно предопределило дальнейшие судьбы Беларуси и Литвы. Подавляющее большинство жителей города были предками белорусов и литовцев. Помимо них, здесь уже жили поляки, немцы, московиты, евреи, татары, представители других этнических групп. Языковая ситуация в Вильнюсе тоже была очень разнообразной. В то время половину документов магистрата составляли на латыни, около половины - на старобелорусском, а совсем немного - на польском.

Открытие мемориальной доски Франциску Скорине в Вильнюсе.

А так выглядит мемориальная доска в наши дни.

Иноземцы к XVI веку уже образовали свои предместья или кварталы в городе. Например, в Вильно, вместе с королевой Боной Сфорца, которая была родом из Милана, приехала масса итальянцев. Само собой, они жили в одном ареале. С того времени в городе есть целая Немецкая улица, Вокечю, кстати, буквально в нескольких минутах ходьбы от нынешнего ЕГУ, где также есть и Центр немецких исследований и преподаватели, которые говорят на разных языках, как и во времена Скорины. В 1511 году в Вильне было минимум 14 церквей «греческого закону» и 8 католических костелов. Один за другим в городе тогда возникли католические монастыри, особая роль в основании которых принадлежала бернардинцам, с которыми, как уже говорилось, у Скорины были особые отношения…

СКОРИНА УЕХАЛ ИЗ ВИЛЬНО, ЧТОБЫ ПРОКОРМИТЬ ДЕТЕЙ И ЗАПЛАТИТЬ ДОЛГИ


- А как насчет личной жизни Скорины? Он женился в Вильно, спустя несколько лет потерял жену, остался с детьми…

- Личного, очевидно, было много. Как я уже сказал, Скорина в Вильно вел очень активную светскую, или, как сегодня говорят, социальную жизнь, поддерживая связи с аристократами и занимаясь собственным бизнесом. Его брак с Маргаритой, вдовой друга Юрия Адверника, который был одним из его спонсоров, был, очевидно, прагматичным. Вдове требовалась поддержка, а Франциску Скорине - ее большой дом на площади, на углу с той самой Немецкой, для нужд своей типографии. У них родились дети. Мы знаем точно имена его сыновей - Франциск-младший и Сымон. Может, были и другие потомки. По крайне мере, о детях Скорины во множественном числе пишет герцог Пруссии Альбрехт Бранденбургский, характеризуя его как «…нашего подданного, дворянина и любимого нами верного слугу…».


Но на Скорину в Вильно действительно посыпались несчастья. После Адверника умерли другие его единомышленники - Якуб Бабич и Богдан Онков. А в 1530 году - и князь Константин Острожский. Не ясно, как умерла Маргарита, о которой после того же года нет никаких упоминаний. Вполне вероятно, что она погибла в виленском пожаре летом 1530-го. По крайней мере, тогда были уничтожены и ее дом, и дом бургомистра, где ранее была типография, и дворец епископа Яна, и кафедральный собор… Если эта гипотеза верна, то это не единственная такая трагедия в биографии Скорины: через десять лет в Праге во время пожара погибнет его сын Франциск…

- Что заставило Скорину покинуть Вильно? Кажется, была какая-то история с кредитами ...

- Я уже частично ответил на этот вопрос: Скорину тогда преследовала череда безвременных утрат, потерь имущества, а затем и бесконечные судебные волокиты в Вильне и в Познани. Речь в последних шла о разделе имущества с родственниками жены, и о навете на него в Познани из-за якобы присвоенного им имущества умершего брата… Но явно дело было не в том. Для Скорины Вильно, разоренный страшным пожаром, резко опустел без жены, друзей, покровителей… Ведь у него не было «домика в деревне», а были только дети и обязанности, долги. Так что с выходом книги «Апостол» в 1525-м издательское дело Скорины фактически остановилось без финансовой поддержки спонсоров. Повторюсь: само по себе оно тогда не могло принести прибыли из-за высокой себестоимости книг и ограниченного числа людей, умевших читать. Выходит, Скорина сильно опередил свое время, посеяв то, что дало всходы уже после его жизни!

Скульптура "Летописец" работы Вацловас Крутиниса во дворе дома Якуб Бабича, где была типография Скорины.

- Вернемся к началу беседы. Как думаете, какие двусторонние проекты Беларуси и Литвы могли бы участвовать в проекте 500-летия первой печатной книги в Восточной Европе?

- Естественно, совместные книжные фестивали, выставки графики, научные конференции. Но, напомню, Скорина был прежде всего врачом с европейским именем, как можно понять из архивных документов. Ведь именно он был личным лекарем нескольких монархов. И конечно, мне видится логичным проведение совместного конгресса врачей Беларуси и Литвы, что в этом году и пару лет спустя прозвучало бы актуально, как никогда.

Добавлю, что мы можем отмечать также значимые юбилеи переезда Скорины на родину, в тогдашнюю столицу ВКЛ, организацию первой типографии в этой части. Тем более что есть в Вильнюсе кому отмечать - помимо местного белорусского сообщества, там есть и сотни наших студентов. Так, студенты программы «Европейское наследие» готовят годовые творческие проекты, посвященные Скорине. В год 500-летия приезда Скорины в Вильно у стен нашего Европейского гуманитарного университета в рамках «Ночи музеев» в июне 2020-го планируем показать всем желающим спектакль «Кар’ера доктара Рауса» по пьесе Виктора Мартиновича, моего коллеги-преподавателя, при участии замечательного актера, тоже нашего преподавателя, Александра Марченко. Вдобавок - чтения белорусской и литовской поэзии, показ работ студентов из разных стран…

Во дворе ЕГУ пройдет часть торжеств по случаю 500-летия переезда Скорины в Вильно, а затем и 500-летия первой печатной книги в Восточной Европе. 
Во дворе ЕГУ пройдет часть торжеств по случаю 500-летия переезда Скорины в Вильно, а затем и 500-летия первой печатной книги в Восточной Европе.

НА ЗАМЕТКУ


Какие адреса Скорины сегодня сохранились в Вильнюсе?

- Во-первых, сохранился тот самый дом бургомистра Якуба Бабича, в котором было издательство Скорины и где увидела свет та самая первая в наших краях печатная книга! - говорит Сергей Харевский. - На этом доме на видном месте - памятная гранитная доска с профилем Скорины. А во дворе - скульптура «Летописец» в память о тех временах. На улице Немецкой и на прилегающих к ней можно увидеть дома, мимо которых ходил наш великий земляк. На горе виднеется старый замок великих князей - так же, как и во времена Скорины. Остались и храмы, которые видел он: целый квартал бернардинских монастырей с костелом, костел Святого Николая, один из важнейших православных монастырей Великого княжества Литовского - Троицкий с храмом, построенным в 1514 году. Кстати, во времена Скорины в городе активно строились православные святыни, ведь Вильно - резиденция киевских митрополитов. Здесь, например, прошел Поместный Собор Киевской митрополии 1509 года в древнем Пречистенском соборе. Эти храмы видел Скорина и, возможно, посещал их. Своих студентов программы «Европейское наследие» ЕГУ я сам вожу по этим адресам.

Фото Сергея ХАРЕВСКОГО и из его архива

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...