Почему фильм "Паразиты" стал сенсацией

Впервые за всю историю "Оскара" главная награда досталась картине на иностранном языке.

Почему фильм "Паразиты" стал сенсацией
На сцене Dolby Theatre в Лос-Анджелесе на протяжении всей церемонии 92-й оскаровской церемонии размышляли, как за эти десятилетия изменилась премия. Я бы уточнила: и продолжает меняться на наших глазах. Дело не только в разрастании номинаций, числе фильмов, претендующих на звание лучшего, проникновение иностранного фильма в главные категории… 

Тем более, что корейский фильм «Паразиты» не только проник, но и получил призы за лучший оригинальный сценарий, «Лучший фильм», «Лучший режиссер», не говоря уже об ожидаемой награде «Лучший фильм на иностранном языке». 

«Самое личное — и есть самое творческое, — сказал По Джун-Хо, — это цитата от Мартина Скорсезе. Я учился на ваших фильмах». Зал взорвался овацией… Мартину Скорсезе, которому предсказывали награду в этой категории ничего не оставалось, как аплодировать молодому коллеге.

«Паразиты» — главный фестивальный хит года, черная плутовская комедия на актуальную тему неравенства. Драматургическая акробатика, полная непредсказуемости, черного юмора. Настоящий зрительский шлягер.


Процесс обновления премии идет полным ходом. В этом году в документальной номинации было представлено четыре женщины режиссера (приз получила «Американская фабрика» о трудной жизни рабочих). 

Лучшей короткометражной неигровой лентой названа картина «Научиться кататься на скейтборде в зоне боевых действий — если ты девчонка». Про то, как юные афганские девочки учатся читать, писать и кататься на скейтборде в Кабуле.

Из революционных сдвигов — экспансия стриминг-сервисов. Netflix просочился в каждую значимую категорию, у него 24 номинации!

Уже в прошлом году впервые за 30 лет обошлись без ведущего — церемония укоротилась, но и поскучнела. В нынешнем — актеры, которые объявляли номинантов и вручали награды, разыгрывали ловко написанные короткие скетчи.

«Оскар» очень хочет быть в тренде. Церемонию начала афроамериканка Жанель Монэ. Перед своим музыкальным номером она провозгласила, что отныне «Оскар» будет чествовать женщин кинематографисток. 

На сцене в этот вечер самый знаменитый репер мира Эминем исполнил трек Lose Yourself из «8-й мили». В зале ему подпевали. Впервые за дирижерским пультом на церемонии была женщина. 

И наконец, важная новость, о которой сообщили президент киноакадемии Дэвид Рубин и Том Хэнкс: в городе ангелов будет свой Музей кино, который откроет двери 14 декабря 2020-го.

Нынешний «Оскар» проходил на максимальном градусе интереса. 

Причин тому множество. Прежде всего, сильная селекция. Практически у каждого фильма-номинанта свои сторонники.

«1917» Мендеса словно специально создан для «Оскара»: простые капралы спасают от катастрофы и армию, и целый мир, к тому же фильм изобретателен по киноязыку (дополнительные козыри — «Золотой глобус», BAFTA, Гильдия продюсеров). 


Самым очевидным лауреатом был Роджер Дикинс. Для 70-летнего оператора это 14-ая номинация на «Оскар» и вторая победа. О том, как камера в «1917» создает эффект непрерывного присутствия еще будут писать отдельные работы. Фильм также получил приз за визуальные эффекты.

В осыпанных фестивальными наградами провокационных «Джокере» и «Паразитах» режиссеры пересоздают жанры, вдыхая в их легкие воздух нового времени. «Это только я или все вокруг становятся безумнее?» 

Вопрос Джокера в начале кинокошмара Тодда Филлипса, удостоенного «Золотого льва», — ключ к пониманию картины. Эта предыстория заклятого врага Бэтмена, клоуна-убийцы — пожалуй, самый яростный и дерзкий портрет чудовищного «короля комедии», который «ищет себя». 

Самоотверженная работа Хоакина Феникса увенчана ожидаемой наградой. Актер говорил об ошибках, которые совершал, благодарил за «второй шанс». Оскар за музыку — незабываемому, тревожному саунтдтреку исландки Хильдур Гуднасдоттир (она сочиняла музыку и для «Чернобыля»), ставшему неотъемлемой частью «Джокера».

«Брачная история» нью-йоркского интеллектуала Баумбаха — тихая душераздирающая трагедия любви, хроника распада семьи. В ней предельная искренность, ток чувственности «сцен супружеской жизни». 

Камерная драма Баумбаха, снятая для Netflix, получила награду за «Лучший оригинальный сценарий». А работа Лоры Дерн, звезды сериала «Большая маленькая ложь», названа «Лучшей ролью второго плана». В ее адвокате удивительный и виртуозный микст стервозности и сострадания.

«Маленькие женщины» Греты Гервиг — кружевная вариация на тему женского выбора в эпоху просыпающейся эмансипации и феминизма отмечена статуэткой за костюмы.

Отдельная тема «Ирландец» Мартина Скорсезе — медленное, архаичное, при этом высококлассное голливудское кино. С помощью цифровых ухищрений Де Ниро, Аль Пачино и Джо Пеши, которым под восемьдесят, старательно омолаживали. Получилось не очень. 

Но это не отменяет качества кино их сверстника Скорсезе, сумевшего в двадцать первом веке, вдохнуть воздух в легкие классического гангстерского эпоса. Академики фильм не поддержали, но в интернете его смотрят и будут смотреть.

Трагифарс «Кролик Джоджо» новозеландского режиссера-новатора Тайки Вайтити — храбрая комедия про Холокост («Оскар» за адаптированный сценарий). Напомню, что в России фильм не покажут в кинотеатрах. Причем не черная рука Минкульта его запретила — сами прокатчики поостереглись (скандал со «Смертью Сталина» стал уроком). Похоже российское впадающее в архаику и оскорбляющееся по любому поводу общество не готово к подобному современному кино.

И наконец «Однажды… в Голливуде» — прекрасная меланхолическая поэма Тарантино, ностальгическая песнь песней о кинематографе. Увы, академики упустили одну из последних возможностей одарить наконец режиссера-революционера статуэткой за фильм. 

Тарантино нешуточно обещает уйти и не вернуться. Фильм отмечен за художественное решение. Правда, горькую пилюлю подсластила награда Брэду Питту, который наконец-то получил первый актерский «Оскар» (за роль второго плана). «Без Тарантино, — заметил он, — наша киноиндустрия была бы ощутимо беднее».

В соперничестве среди актрис, несмотря на внушительное число мощных актерских работ, все предсказывали победу Рене Зеллвегер, беспроигрышно выступившую в образе легенды «золотого века» Голливуда Джуди Гарланд. (У самой Гарланд «Оскара» не было, и Зеллвегер посвятила ей свой приз). 

И знаменитую «Песню над радугой», обещающей, что проблемы растают как леденцы, актриса пела сама.

Почти до самого финала было совершенно не понятно, какой фильм будет назван лучшим, какой вектор развития кино наметит главная кинопремия мира. После награды «Паразитам» очевидно, что вектор изменился. 

Эпоха абсолютной голливудской диктатуры завершена. И любой фильм, снятый в любой точке мира сегодня может быть назван лучшим фильмом планеты.

«Самое главное в нашей профессии, — говорил в своей пламенной речи Хоакин Феникс, — возможность говорить нашим голосом за тех, у кого нет такой возможности. Казалось, мы все боремся за разные цели. Не важно за какие права, каких угнетенных меньшинств… 

Мы боремся за справедливость. Но мы забыли о природе, забыли, что природа смотрит на нас. Мы вообще боимся идеи личных изменений, потому ради нее нам придется чем-то жертвовать».

Поделиться




Загрузка...
Загрузка...


Особое мнение