АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Еврочиновник объяснил суть финансовых санкций в отношении Беларуси

С введением четвёртого пакета санкций ЕС банковская система Беларуси лишается возможности пополнять ресурсы, которых и так не хватает. Ситуация будет ухудшаться и из-за реакции клиентов и партнёров внутри страны: они могут забрать вклады и свернуть сотрудничество.

Еврочиновник объяснил суть финансовых санкций в отношении Беларуси
Еврорадио поговорило с еврочиновником и белорусским экономистом Дмитрием Круком, чтобы узнать, на какой эффект рассчитаны финансовые санкции и что из этого может получиться.


Заморожен самый востребованный инструмент

Речь идёт о запрете организациям ЕС инвестировать, покупать, продавать, помогать выпускать ценные бумаги или работать с другими финансовыми инструментами, рассчитанными на срок более 90 дней, которыми пользуются белорусское правительство, госорганизации или организации, где доля государства составляет более 50%.

Также Европейский инвестиционный банк приостанавливает финансирование госсектора Беларуси даже по существующим контрактам и соглашениям.

Однако сотрудничество в финансовой сфере с ЕС всё же возможно, но только на короткие сроки. Представитель ЕС отмечает, что здесь много общего с антироссийскими санкциями. При этом в отношении Беларуси Евросоюз пошёл ещё дальше.

— Запрещены такие операции не только в отношении государственных банков или организаций, но и непосредственно в отношении Республики Беларусь, её правительства и государственных органов.

Кроме того, в финансовом секторе также существует запрет на оказание страховых и перестраховочных услуг правительству Беларуси, его государственным органам или агентствам и лицам, действующим от их имени. 

Эту меру нельзя найти в санкциях против России, и она показывает, что ЕС тоже хотел сделать ещё один шаг. Их можно найти в нескольких других режимах санкций, например в сирийском.

Срок в 90 дней значит, что санкции не затронут операции по краткосрочному финансированию. Однако короткие сроки — не самый удобный вариант для белорусской стороны, ведь с начала займа за три месяца нужно и полностью его погасить. Кроме того, запрет распространяется на подавляющее большинство среднесрочных и долгосрочных займов, отмечает собеседник.

По данным Нацбанка, в начале 2021 года внешний долг белорусских банков составлял $5,2 млрд. Из них 59% — это долгосрочные займы. То есть со сроком погашения более 1 года.

Санкции в отношении страхования и перестрахования означают, что, если кто-либо захочет, например, застраховать кредит или проект, связанный с Беларусью, сделать это в Европе не получится. 

Риски для банков — снижение заработка и ликвидности


Идея санкций заключается в том, чтобы изменить поведение белорусских властей, отмечает чиновник ЕС.

— Мы пытаемся достичь двух целей: убедиться, что ЕС никоим образом не поддерживает практику репрессий, и ограничить источники финансирования режима и изолировать его финансово, — говорит представитель ЕС.

По мнению старшего научного сотрудника BEROC Дмитрия Крука, запрет на предоставление заимствований белорусским банкам повлияет на банковскую систему по четырём направлениям.

Прежде всего, уменьшатся пассивы и ликвидность банков в иностранной валюте.

— Однако такое воздействие, скорее всего, будет растянутым во времени, поскольку условия введения санкций позволяют продолжать выполнение ранее заключённых контрактов.

Много зависит и от того, как менеджеры банков отреагируют на санкции. Например, они могут пойти на уменьшение кредитных портфелей или пойдут на создание более выгодных условий для клиентов.

— Это может привести к снижению рентабельности и повышению уровня подверженности другим рискам, — считает Дмитрий Крук. — Ещё одним эффектом будет упущенная выгода, связанная с сокращением сотрудничества с ЕС. 

Быстрее всего банки могут ощутить на себе такое последствие санкций, как информационный шок, говорит эксперт. Это одно из наиболее важных последствий.

— Если клиенты и контрагенты банков поверят в то, что санкции приведут к ухудшению состояния указанных банков, это может привести к оттоку средств из них, ограничению сотрудничества с подсанкционными банками и/или ухудшению для них условий такого сотрудничества. 

Это приведёт к дополнительным рискам и потерям для банковского сектора. По данным Нацбанка, с мая падает индекс экономических настроений. Он увеличивался с конца прошлого года. 

Индекс экономических настроений / Данные Нацбанка

Российским партнёрам санкции не угрожают


В то же время белорусские власти надеются заменить европейский финансовый рынок российским. Уже решено разместить там облигации на 100 млрд российских рублей. Интересуемся у еврочиновника, не предусмотрены ли санкции для российских контрагентов за сотрудничество с Беларусью?

— Российские банки не связаны санкциями ЕС, поэтому они могут свободно покупать такие белорусские облигации. Однако банки ЕС не смогут покупать их напрямую или через российских посредников, — рассказывает собеседник.

Официальное лицо ЕС также отмечает, что экономические меры остаются очень редким явлением в режимах санкций ЕС.

— Санкции, направленные на торговлю или вводящие финансовые ограничения, очень редки. В настоящее время в ЕС действует 22 автономных режима санкций, и такие секторальные меры действуют только в отношении России, Сирии и теперь Беларуси.

В заключение собеседник подчёркивает, что ЕС никогда не применяет полное эмбарго, а всегда нацелен на конкретные секторы. 

— Мы пытаемся выбрать те секторы, которые могут оказать максимальное влияние на белорусский режим и его сторонников, а также на его экономическую базу, защищая при этом интересы белорусского народа.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...