АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Экономист: Полный запрет валютных операций – крайний случай

Нацбанк готовится к исключительным мерам.

Экономист: Полный запрет валютных операций – крайний случай
С 9 июля Нацбанк может вводить валютные ограничения вплоть до остановки валютных торгов и запрета продажи и покупки валюты в случаях угрозы экономической безопасности Беларуси и стабильности ее финансовой системы. Сайт Charter97.org поговорил доктором экономических наук Борисом Желибой о том, почему власти пошли на такие меры и чего могут ожидать белорусы.

– Видимо, ближайшая перспектива нашей экономики не определена или, скажем так, во многом она будет определяться действием санкций, которые сейчас накладывают ЕС и США. Санкции в первую очередь будут бить (и уже, наверное, бьют) по экспорту. Основные статьи экспорта – это калийные удобрения, нефтепродукты, мясо и молоко. С последними проблем нет, потому что они в основном идут на Россию. Что касается экспорта нефтепродуктов в Европу, то это все-таки достаточно большая часть валютных поступлений. То же самое касается экспорта калийных удобрений.

Так или иначе, готовность Нацбанка пойти на ограничения отражает ситуацию, которая будет складываться в перспективе белорусской экономики. Руководство, представители Нацбанка видят, что может быть существенное сокращение валютной выручки страны. Либерализация валютного рынка, которая была достигнута большими усилиями со стороны Нацбанка, может быть потихоньку свернута. Нацбанк 9 июля дает себе широкие полномочия свертывать либерализацию валютного рынка в зависимости от ситуации в стране. Полный запрет валютных операций – крайний случай.

Что может быть? Нацбанк может опять вернуться к тому, что экспортеры будут иметь обязательный процент в продаже валютной выручки на бирже. Вплоть до того, что они должны будут выставить всю валютную выручку на продажу. Видимо, это может коснуться и населения, потому что мы сейчас свободно покупаем валюту. Были времена, когда был такой мягкий паспортный контроль на покупку валюты, то есть, ограничения в пунктах обмена валюты для одного человека. Я помню, что было не более 300 долларов за день. Все это может вернуться.

Другие ограничения тоже могут быть введены по валютным операциям. Они существуют и сегодня для банков: есть так называемые валютные риски, которые банки не должны превышать. Эти ограничения тоже могут ужесточены. Скажем так, они готовятся к худшим валютным временам. Вот так я оцениваю эти решения Нацбанка.

– Какие могут быть последствия, если Нацбанк действительно остановит валютные торги?

– Нет, валютные торги они никогда не останавливали, но было очень напряженное время в последнем валютном кризисе 2011 года. Тогда торги перестали идти по рыночному принципу, то есть соотношение между спросом и предложением перестало действовать. Одни торговые участники выставляли свои заявки через банки, скажем, экспортеры на продажу, импортеры на покупку, собственно, банки участвовали в торгах на биржах.

Уходили от этого принципа к так называемому распределительному, когда к валюте допускались лишь те юридические лица, которые занимались критическим импортом. Это расчеты за газ, лекарства, которые не производили в Беларуси. В первую очередь допускались они. Тогда было множество валютных курсов, не дай Бог, это все вернется, когда одним доставалась валюта на бирже по заниженным ценам, а другим уже по рыночным, либо другие должны были покупать не на бирже, а где уже - покупатели сами договаривались между собой.

Вот эти худшие времена могут вернуться. Они происходили приблизительно с мая 2011 года, однако это не было долго. Где-то в октябре биржа стала работать на рыночных основаниях, как она и работает сегодня. Не хотелось бы этого.

– Новый пакет санкций ЕС предусматривает и широкие санкции против финансового сектора Беларуси. Европейским организациям нельзя покупать или продавать белорусские ценные бумаги и гособлигации. Что это означенное для белорусской экономики? Начнется ли массовый отток иностранного капитала?

– Беларусь постоянно размещала облигационные займы как внутри страны, так и вне. В частности, на европейском рынке - так называемые евробонды. Сейчас находится в обращении несколько таких выпусков. Последний раз, такое удачное размещение евробондов было, если не ошибаюсь, в июне прошлого года на сумму 1 миллиард 250 миллионов долларов двумя выпусками. Их в основном приобретают западные банки – и британские, и американские, и инвестиционные фонды.

С тех пор ситуация изменилась. Сейчас европейский рынок практически закрыт. Это уже было до санкций. Почему? Потому что, если были бы желающие купить облигации, то купили бы под очень высокую доходность. Аналитики подсчитывали, что если теоретически Минфину можно было пойти на европейский рынок, то выпуски, которые выпускаются с доходностью 6-7 процентов, предлагали бы покупателям с доходностью не меньше 9-10 годовых. Гасить такие кредиты Минфину не по зубам.

Сегодня Минфин тем более не может выйти на этот рынок из-за санкций. Собственно, он был практически закрыт с августа прошлого года. Естественно, эти средства шли на пополнение золотовалютных резервов, так называемую финансовую валютную подушку, чтобы финансировать предыдущие долги и так далее. Минфину ничего не остается, кроме, как развернутся на российский вектор и хотя бы попытаться выйти на китайский финансовый рынок. Однако Китай не согласился дать соответствующий рейтинг Беларуси, который бы привлекал заемщиков. Это зависит от доходности – чем выше рейтинг, тем меньше доходность.

Было уже заявлено, что власти будут стараться разместить облигации в России на сумму 100 миллиардов российских рублей, несколькими заходами. Как это будет выглядеть в ситуации существующих санкций, которые будут иметь влияние на всю мировую банковскую систему? Кто захочет приобретать белорусские гособлигации? Я думаю, что Россия может пойти навстречу. Российская банковская система похожа на белорусскую, и если будет приказ в добровольно-принудительном плане приобрести государственные облигации Беларуси, то я думаю, что российские банки будут это делать.

– Под санкции попали и три крупнейших банка: Беларусбанк, Белинвестбанк и Белагропромбанк. Какие потери могут понести эти банки и банковская система Беларуси в целом? Какими могут быть последствия для вкладчиков?

– Рано говорить о каких-то потерях для вкладчиков. Для меня лично пока еще неясно, как эти санкции будут применяться к трем государственным банкам Беларуси. Видимо, это будет связано с расчетами, которые они проводят в интересах подсанкционных предприятий. Придется этим банкам искать обходные пути, возможно, через какие-то, как говорят, компании-прокладки, возможно, с использованием российской банковской системы. Пока с банками мне еще неясно, как это отразится. Конечно, отразится неблагоприятным образом, но это покажет время.

– С 1 июля также придется платить за пересечение границы. С чем связано такое решение? Может ли это быть звонком о том, что в бюджете не хватает денег?

– Звонок этот уже прозвучал, хотя сейчас торговый баланс у нас неплохой – положительный, – и бюджет пополняется доходами от внешней экономической деятельности. Все же ситуация напряженная. Насколько я знаю, они еще раньше ввели сбор в Гродненской и Брестской области.

Сейчас, как я понимаю, эту практику расширяют. Если эту практику расширяют, то, конечно, все средства пойдут в бюджет. Я помню, в свое время Лукашенко заявил, что для всех выезжающих нужно ввести пошлину – 100 долларов. В то время народ сразу возмутился и дальше высказываний на практику дело не пошло, потому что это очень много для наших приграничных жителей, особенно тех, кто получал доход от перепродаж. Видите, сейчас ситуация такова, что это может рассматриваться в более практической плоскости.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...