АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Надежда только на РФ: евразийский "зонтик" не поможет Беларуси защититься от санкций

После инцидента с самолетом Ryanair ЕС рассматривает возможность распространения «точечных» секторальных санкций на белорусский экспорт, под которые могут попасть калийные удобрения и нефтепродукты, – основные экспортные позиции Беларуси на европейском рынке.

Надежда только на РФ: евразийский "зонтик" не поможет Беларуси защититься от санкций
Белорусское правительство, похоже, не  считает последствия их введения критичными для белорусской экономики.

Секторальных санкций пока нет, но их цену правительство уже подсчитало


По словам премьер-министра Беларуси Романа Головченко, цена финансовых санкций на белорусскую экономику в случае их введения составит не более 2,9% ВВП. В качестве справки: в 2020 году ВВП Беларуси снизился на 0,9% по сравнению с 2019 годом до BYN147 млрд (около USD57 млрд). 

В январе-апреле 2021 года ВВП вырос на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом  2020 года до BYN50,6 млрд (около USD20 млрд). Отметим, что в 2020 году объем взаимной торговли Беларуси со странами ЕС составил USD11,9 млрд: экспорт – USD5,4 млрд, импорт – USD6,5 млрд.

Пока Беларусь практически не ощутила влияния западных санкций. Это отметил 9 июня заместитель министра промышленности Беларуси Дмитрий Харитончик, говоря о предприятиях отечественной промышленности. При этом Минпром, сказал он, анализирует потенциальные санкционные риски, рассматривает возможные меры реагирования, – в том числе диверсификацию экспорта и альтернативные импортные поставки материалов и комплектующих.

Глава концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина также на днях заявила, что для предприятий легпрома никаких ограничений со стороны стран Запада пока нет. Но санкции могут коснуться и Оршанского льнокомбината, который может потерять ряд западных поставщиков, рассказала она в эфире СТВ. 

В частности, французская фирма Kermel может отказаться от поставок в Беларусь. «Будем ли мы поставлять вам волокно в июне и июле или нет, мы еще решим», – заявили в компании. «И крупная текстильная компания Inditex, учредитель торговых объектов, заявила, что тоже посмотрит, будут ли они вводить санкции», – рассказала Лугина.

Но в «Беллегпроме» уже готовят план на случай санкций для всех предприятий, которые потенциально могут пострадать. Речь идет о поиске альтернативных поставщиков импортных компонентов и о возможной переориентации экспорта. 

«Поэтому мы сегодня плотно отрабатываем турецкий рынок, Индия, Китай, чтобы, если вдруг какие-то меры к предприятиям легкой промышленности будут применяться, мы могли и экспортную составляющую, и импортную зависимость переориентировать на другие рынки», – сказала Лугина.

Ранее белорусский премьер также уверенно заявлял, что Беларусь готова оперативно и без потерь организовать замещающие поставки товаров и технологий, прежде всего, из Китая и РФ. 

«Один Китай, по предварительным подсчетам, может заменить 90% всех европейских и американских технологий. Плюс к этому российские технологии, которые тоже достаточно активно развиваются. Это и энергетика, и атомная энергетика, и традиционная энергетика, это и машиностроение», – отмечал Головченко.

Кроме того, заявил он, в случае нанесения ущерба белорусским компаниям, белорусская сторона имеет «полное право компенсировать этот ущерб», в том числе через введение ограничений в адрес работающих в Беларуси иностранных компаний, принадлежащих странам, которые проводят «особенно недружественную политику». 

Головченко в частности упомянул, что в Беларуси работает около 300 литовских компаний, 200 – украинских, 160 – латвийских, 150 – немецких, 140 – польских.

ЕАЭС не будет солидарно реагировать на санкции в отношении Беларуси


Обратим внимание, как в последнее время официальный Минск быстро поменял экспортную стратегию. Еще недавно правительство страны  стремилось диверсифицировать внешнюю торговлю таким образом, чтобы треть продаж составлял рынок ЕАЭС, треть – ЕС и еще треть – страны дальней дуги. 

После августа 2020 года приоритеты кардинально поменялись. Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в феврале 2021 года заявил, что теперь Беларусь должна сконцентрировать 50% своего экспорта на рынках ЕАЭС, а оставшуюся половину разделить поровну между ЕС и странами дальней дуги.

Переформатирование экспортной стратегии побуждает белорусские власти решительнее продвигать инициативы по защите отечественного рынка на внешнем контуре под «зонтиком» ЕАЭС. Очевидно, что в санкционном противостоянии с Западом официальный Минск хотел бы получить покровительство ЕАЭС.

В ходе заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) 21 мая  Лукашенко отметил, что «коллективный Запад» не заинтересован в укреплении ЕАЭС как экономического конкурента и предложил продумать меры реагирования – от целевого наращивания импортозамещения и взаимной торговли до введения в рамках компетенции ЕАЭС прямых ограничительных мер. 

Вслед за этим вице-премьер Беларуси Игорь Петришенко сообщил по итогам заседания ВЕЭС, что главы государств ЕАЭС поддержали предложение Лукашенко.

Похоже, что РФ была бы не против, если судить по словам заместителя министра иностранных дел России Александра Панкина. В кулуарах Петербургского международного экономического форума 4 июня он заявил, что в ЕАЭС обсуждаются возможные коллективные меры в ответ на введение или расширение санкций против какой-либо страны из объединения.

Однако МИД Казахстана оперативно опроверг эту информацию. Он заявил, что Казахстан не ведет переговоров о «консолидированных мерах» стран ЕАЭС в ответ на санкции других государств, и в целом выступает против политизации евразийского союза. 

МИД Казахстана напомнил, что, согласно договору о ЕАЭС, интеграционные процессы в рамках союза носят сугубо экономический характер и отметил неприемлемость наделения органов евразийской интеграции «несвойственными функциями». 

Он заявил, что Казахстан исходит из того, что «санкции Запада имеют в своей основе, прежде всего, политические мотивы и направлены против отдельных государств, а не всего ЕАЭС».

Между тем, это не первая попытка официального Минска обеспечить себе покровительство ЕАЭС для защиты от санкций. 

На заседании Евразийского межправсовета в феврале 2021 года в Алматы правительственная делегация из Беларуси выступила с инициативой рассмотреть «особое мнение» белорусской стороны по порядку применения мер в связи с экономическим давлением на одну из стран союза. 

Белорусский премьер Головченко тогда призвал ЕАЭС действовать солидарно, а не по одиночке, если экономическое давление оказывается на одну из стран ЕАЭС.

Вслед за этим Головченко в интервью телеканалу «Беларусь 1» заявил, что ЕЭК проработает механизм солидарных ответных мер участников ЕАЭС на внешние санкции. 

«Радует то, что партнеры нас слышат и понимают, что, если мы блок, если мы союз, то, соответственно, воздействие или давление на одного из членов союза должно восприниматься, как давление на всю организацию. Конечно, мы не военный союз, как ОДКБ, например, где эти механизмы существуют. Но в последнее время экономика становится не менее жарким полем битвы, чем военные непосредственно действия», – аргументировал свою позицию Головченко.

Позже пресс-служба ЕЭК тогда сообщила, что по итогам заседания Евразийского межправсовета 5 февраля комиссии поручено начать проработку вопросов применения ответных мер на территории ЕАЭС. 

Однако из сообщения ЕЭК следовало, что речь идет не о солидарном ответе ЕАЭС на санкции в отношении одного из государств, а о проработке механизма применения ответных мер в отношении третьих стран при блокировании процедур разрешения внешнеэкономических споров. 

То есть, по сути, о выработке механизма применения ответных мер на уровне ЕАЭС в случае, когда стандартная процедура разрешения споров, предусмотренная действующими международными договорами, прежде всего, ВТО, блокируется в силу непредвиденных обстоятельств или недобросовестных действий третьих стран. Напомним в этой связи, что Беларусь не является  членом ВТО.

Официальному Минску приходится рассчитывать только на РФ


Очевидно, что европейские санкции против Беларуси в значительной степени будут нивелированы российской поддержкой официальному Минску, так как РФ не заинтересована в экономической и политической дестабилизации в Беларуси, что может привести к политическим изменениям в стране.

Россия будет готова пустить на свой рынок белорусские товары, которые Беларусь перенаправит с рынка ЕС в случае новых европейских санкций против нее, заявил на пресс-конференции в Минске 10 июня посол России в Беларуси Евгений Лукьянов. 

«Беларусь мы не бросим. Мы понимаем традиционную структуру экономики Беларуси, которая ориентирована на экспорт. Я понимаю, что именно поэтому санкции (ЕС – ред.) носят такой точечный характер – чтобы подорвать именно эту часть экспортной активности и тем самым ударить по формированию бюджета», – сказал Лукьянов.

О деталях возможной поддержки Беларуси российский посол не рассказал. «Это будет определяться соответствующими федеральными ведомствами РФ и их партнерами в Беларуси. Естественно, они будут инвентаризированы с учетом тех последствий, которые будут ощутимы», – отметил он.

Очевидно, что на фоне санкционного давления эффективность внешней торговли Беларуси будет снижаться, а роль России как экспортного рынка возрастать. Однако в случае введения санкций в отношении самых уязвимых экспортных позиций Беларуси – нефтепродуктов и калийных удобрений «открытие» российского рынка, о чем говорил российский посол, Беларуси мало чем поможет.

Отметим, что в 2020 г. Беларусь продала в страны ЕС нефтепродуктов на USD596 млн (при этом весь экспорт нефтепродуктов из Беларуси в стоимостном выражении составил USD2,741 млрд).

В Россию белорусский экспорт нефтепродуктов вырос в 2020 году в 5,6 раза по сравнению с 2019 годом до 384,3 тыс. тонн, а валютная выручка от экспорта – в 3,3 раза до USD 151,910 млн. Этот рост объясняется тем, что в апреле 2020 г. российский рынок стал премиальным для белорусских нефтепродуктов. 

Дело в том, что из-за демпферных отчислений российских производителей в бюджет цена бензина в России не изменилась вслед за падением стоимости нефти, и торговать импортным топливом в РФ стало выгодно – прежде всего, для Беларуси благодаря выгодной логистике и низким транспортным расходам при доставке топлива в Россию. 

Между тем, напомним, что с 1 июня по 1 октября 2020 года РФ запретила импорт нефтепродуктов в целях поддержки отечественных НПЗ в условиях упавшего спроса на нефтепродукты.

В этом году на фоне заметно подорожавшей нефти и, соответственно, снижения привлекательности российского рынка для белорусских нефтепродуктов их поставки в РФ будут заметно ниже. По крайней мере, ы первом квартале Беларусь поставила в РФ всего  29 тыс. тонн нефтепродуктов на USD17,2 млн. 

Дефицита автомобильного топлива на российском рынке нет. По данным Минэнерго РФ, ожидалось, что в апреле – мае 2021 года уровень производства автомобильного бензина и дизеля пятого экологического класса превысит аналогичный период 2019 года на 8% и окажется на 14% выше аналогичного периода 2020 года.

Еще одна чувствительная позиция для Беларуси – экспорт калийных удобрений. Крупнейшими покупателями белорусских калийных удобрений в 2020 году были  Бразилия (продажи составили USD522 млн), Китай (USD320 млн) и Индия (USD290 млн). 

В 2020 году Беларусь продала в страны ЕС калийных удобрений на USD196 млн (около 10% от всего экспорта), в то время как весь стоимостной экспорт белорусских калийных удобрений составил USD2,721 млрд. При этом поставки на российский рынок составили всего  37,428 тыс. тонн, в стоимостном выражении экспорт в РФ составил USD18 млн.

Очевидно, что российский рынок не сможет заместить европейские поставки белорусских калийных удобрений. Рассчитывать здесь на помощь российского посредника – компанию «Уралкалий», которая сегодня является конкурентом Белорусской калийной компании (спецэкспортер белорусских калийных удобрений), – не приходится.

Пока неясен характер возможных санкций  ЕС в отношении белорусских калийных удобрений, сложно говорить об их последствиях. Если в результате будут введены ограничения в отношении финансирования в европейских банках, то это не вызовет серьезных проблем для экспорта белорусского хлоркалия.

Более серьезные санкции могут заставить БКК искать альтернативные рынки, что может повлиять на ценовую ситуацию на мировом рынке, учитывая, что Беларусь является одним из крупнейших мировых игроков  калийного рынка.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...