АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Людей не исправишь, ― подумал я, и вложился». Акционер завода игристых вин рассказал, сколько успел заработать

«Сложно преподавать предмет, связанный с инвестициями, и не попробовать на своем примере» ― решил кандидат экономических наук и преподаватель Александр Ивашутин. Сейчас в его портфеле ― не один десяток акций завода игристых вин, а за плечами несколько лет собраний. Вопросы развития компании решает и он сам.

«Людей не исправишь, ― подумал я, и вложился». Акционер завода игристых вин рассказал, сколько успел заработать
― В 1992 году мне повезло и как один из преподавателей бывшего Советского союза, я уехал учиться в Институт экономического развития Мирового Банка в Ванкувер. Мне рассказывали, как работают инвестиции, как их анализировать и от чего они зависят. По возвращению из США я начал преподавать студентам финансовые дисциплины. Пришла мысль, что пора бы самому попробовать то, о чем говорю. Тем более, моя жена много лет работала финансовым директором и рассказывала о новостях в этой сфере.

Моя история с вложениями в акции началась в 2005 году с торговли на Forex. Я сразу открыл там демо-счет, чтобы понять, как работает биржа. Затем вложил немного денег и стал потихоньку вкладывать в операции купли-продажи. Особого успеха это не принесло, но в минус я не уходил. Зарегистрировал там жену, объяснил ей, как работает валютный рынок. Вот у нее пошла небольшая прибыль.

Как я стал белорусским акционером


― В нулевые годы государственные предприятия Беларуси столкнулись со статьей о приватизации и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества. Теперь у государства не могло находиться на руках уже не 100% ценных бумаг, а значит, какую-то часть бизнеса могли финансировать люди, чтобы получать процент от прибыли. Это позволяло компаниям не брать кредиты, а выпустить акции на количество недостающих для производства денег и выплачивать только дивиденды.

Как сейчас помню ― 2012 год, иду по городу и вижу рекламу, что завод игристых вин выпускает акции. Тогда одну штуку можно было купить за 171 000 рублей, но это «старыми» деньгами, сейчас это было бы 17,1 руб ($6,8).


Существует мнение, что в белорусские предприятия очень рискованно вкладываться. Я понимал, что золотых гор это не принесет, но по крайней мере позволит стать преподавателем, который реально знает, как работает биржа. Основная продукция завода ― алкоголь ― вечный товар, а значит, у компании маленькая вероятность банкротства.

Если вкладывать деньги надолго, нужно выбирать то, что будет всегда в цене: алкоголь, сигареты и еда первой необходимости.

Я узнал лишь, что как раз в это время завод проводил модернизацию, а значит деньги, скорее всего, нужны были именно для этого. Но вообще, какая разница, если я подписываю договор, в котором юридически закрепляется, что предприятие мне будет платить проценты с прибыли. Тем более, в Беларуси есть закон об акционерных обществах, который также регулирует этот процесс.

Чтобы купить акции, мне нужно было найти брокера. На тот момент брокерские функции по размещению акций завода выполнял Беларусбанк. Мою заявку на покупку акций поместили на биржу, из документов попросив только паспорт. С того времени в работе Беларусбанка не сильно что-то поменялось, разве что с 2016 года купить акции можно еще и онлайн через их унитарное предприятие «АСБ-Брокер».

Быстрее всего можно приобрести акции, когда предприятие выпускает их в продажу самостоятельно, так сказать, на первичный рынок. Но можно купить акции и на вторичном рынке через брокера. Но в этом случае на бирже кто-то должен выставить акции на продажу, но такие заявки бывают не всегда.

«Идешь на собрание и сам голосуешь, сколько получишь дивидендов»


― Я считаюсь пассивным инвестором, потому что покупаю акции или другие ценные бумаги и забываю про них на время.

Выплаты дивидендов поступают акционерам завода 2 раза в год на счет, который они укажут в банке. Когда я оформлял документы, допустил ошибку ― сказал, что будет нормально, если деньги будут начисляться на зарплатную карту. Теперь сложно контролировать суммы, которые приходят.


Выплаты каждый год разные ― это процент от полученной чистой прибыли, который делится между акционерами. Общий процент выплаты выбирается на основе голосования на собрании акционеров.

На этой встрече обычно собирается около 100 человек. И прийти может абсолютно любой, если у него есть хотя бы одна акция. После выступления работников завода и просмотров всех отчетов о прибылях и убытках, каждому акционеру раздается бумага с их именем и количеством акций, которыми они владеют. На этом листке можно поставить галочку о выборе конкретных процентов по выплатам с чистой прибыли, а также о делах, связанных с развитием предприятия.


Может показаться, что все акционеры настаивают на том, чтобы им платили максимальный процент. Но чаще всего, акционеры понимают, что эти деньги можно вложить в дальнейшее развитие завода. Да и на собрании всегда присутствует представитель госпакета. У него самый большой пакет акций, и даже если все укажут 70%, а он 20%, то решение будет за самыми крупными акционерами.

Самое частое решение о выплатах ― 50% от чистой прибыли. Если год совсем неурожайный, то предприятие старается, чтобы выплаты были хотя бы на уровне банковских процентов.

Саму прибыль и баланс предприятия оглашают как на собраниях, так и в соответствии с законом Республики Беларусь «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» в публичных источниках. После решения о распределении чистой прибыли, выпускается проспект эмиссии, в котором прописывается, какую сумму дивидендов получит каждый акционер.

Например, в 2017 году на собрании было принято решение выплатить 5,6 млн руб. дивидендов из 10,1 млн. руб. чистой прибыли. Эту сумму разделили между всеми акционерами ― 721 человек. Всего в обращении примерно 1 млн. простых акций компании, т.е. дивиденды за одну акцию составилипримерно 5,6 рублей.

В 2019 году количество акционеров и чистая прибыль не снизились, но тогда дивиденды уже выплатили другие. Два года назад за одну простую акцию (включая налоги), я получил 6 рублей.

Иногда акционеры влияют на будущее компании. Был случай, когда нас спросили, хотим ли мы, чтобы компания начала выпускать линейку новых вин. Риск тогда был большой, потому что цену на новую продукцию ставили высокую, а покупательская способность не сильно повысилась. И мы общим голосованием решили, что наши деньги в это лучше не вкладывать.

Как я оцениваю риск при инвестировании в активы?


― Люди не придумали ничего лучше, как оценивать события с помощью технического и фундаментального анализа. Этими методами я и пользуюсь.

Технический анализ заключается в том, чтобы взять статистику предприятия за прошлые годы и сравнить ее между собой. Например, в 2017 году, чистая прибыль у завода была больше 10 млн руб ― за год она упала на 10%. При этом еще стоит учитывать, что у завода 721 акционер.

Можно строить графики и смотреть тенденции. Например, если оценивать курс доллара, то можно заметить, что к концу месяца он всегда немножко падает относительно белорусского рубля.

Просчитать можно все, но не стоит забывать, как в прошлом году никто и не думал, что может появиться такая болезнь, как COVID-19. Например, моя студентка для магистерской работы рассчитывала экономическую эффективность для Belаvia. У них прибыль росла примерно на пару процентов в год, а потом ― коронавирус...

Для более современной оценки я бы предложил пользоваться фундаментальным анализом. Он заключается в оценке новостей, слухов, сплетен. Вот, например, если в популярном СМИ выйдет новость, что у английской королевы насморк – фунт может резко пойти вниз. Ведь кто знает, чем может обернуться в ее возрасте болезнь.

В моей ситуации с покупкой, я учитываю то, что люди всегда любили выпить и покупатели у алкогольного завода всегда будут. Но все же иногда мониторю информацию, а не ввели ли антиалкогольный закон в Беларуси.


«Избавиться от акций сложнее, чем их купить»


― Сейчас я к пенсии почти готов. У меня есть акции завода «Игристых вин», каждая из которых стоит около 70 рублей и приносит дивиденды, токены, вложенные в Texas chicken, часть денег лежит на депозите в двух разных банках.

Как показывает практика, покупают акции белорусских компаний сейчас все реже и ожидание может затянуться на несколько месяцев. Так что акции я продавать не планирую ― они хорошо растут и приносят доход каждые полгода. Вот есть будет нечего ― продам.

Фото: Глеб Соколовский



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...