АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Романчук: Все зависит от того, выдержит ли давление Национальный банк

"О развале экономики говорили люди, которые находятся за пределами Беларуси. Возможно, это то, что они хотели бы видеть".

Романчук: Все зависит от того, выдержит ли давление Национальный банк

Известный экономист Ярослав Романчук в интервью обозревателю "Свободы" Виталию Цыганкову дал оценку экономической ситуации в стране.

- Довольно неожиданными для многих стали последние экономические данные, согласно которым в Беларуси в последние месяцы наблюдается довольно существенный рост экспорта. Неужели опять независимые экономисты зря прогнозировали белорусской экономике стагнацию и развал?

- Те 25 процентов роста экспорта по сравнению с прошлым годом объясняются прежде всего тем, что в первом квартале 2020 года были проблемы с поставками нефтепродуктов в Беларусь, было существенное падение в нефтепереработке. А сегодня видим высокие цены на мировых рынках на нефть, на продукцию деревообработки, химические товары, металлы, продукты питания. Мировая экономика стремительно растет, темпами под 6 процентов, но белорусская экономика растет 0,9 процента.

В некотором смысле Беларуси снова повезло, но это та удача, которая может быть, а может и не быть. И даже этот рост не убедил Банк Развития, который при оценке кредитных рисков дал прогноз Беларуси на 2021 год минус 0,9 ВВП. Так что оснований для оптимизма пока нет.
 
- Если говорить о нефтяной теме - как вы оцените информацию, якобы российские поставщики боятся продавать нефть на белорусский завод «Нафтан», так как не хотят подпасть под американские санкции? Одни верят в эти объяснения, в то время как другие заявляют, что под предлогом американских санкций Россия просто осуществляет экономическое давление на Беларусь.

- До тех пор, пока не будет высказана официальная точка зрения Кремля - можно говорить, что российские компании таким образом давят на Беларусь. Они используют момент, чтобы попытаться взять под контроль один из нефтеперерабатывающих белорусских заводов. Уже давление в определенном смысле удалось, так как белорусские нефтепродукты идут сейчас через российские порты, что дает работу и зарплату российским компаниям.

Пока нет оснований говорить, что наши заводы останутся без нефти. Они останутся без российской нефти только тогда, когда на это будет политическое решение Кремля. Но очевидно, что нефть и газ используются Кремлем как геополитическая оружие.

- Если в целом говорить о санкциях, насколько четвертый пакет санкций Евросоюза может повлиять на экономическую ситуацию в Беларуси?

- Пока эти санкции более декларативные, психологические и политические. Мы видим, что на фоне дипломатической войны экспорт Беларуси в страны Евросоюза увеличился на 70 процентов. Германия и другие страны Евро не собираются отказываться от схем, приносящих им прибыль.

То же самое мы видим в отношении России, когда на фоне отравления и заключения Навального, раскрытых взрывов в Чехии — даже на фоне этого европейские политики говорят, что ссориться с Россией не нужно. И бизнес может идти не через белорусские компании, а через компании-прокладки, каких много и у белорусских и у российских нефтяных баронов.

- Главная проблема белорусской экономики - тяжелое состояние белорусских государственных предприятий. Власти стараются "размазать" эти проблемы на другие сферы, на банки, на бюджет.

- Чтобы что-то позитивное сделать, то нужно отменить режим обнуления права, вернуться к цивилизованным политическим и экономическим институтам, ведь сегодня никто не верит белорусским судам, белорусскому правосудию, в том числе экономическому.

В последнем докладе Всемирного банка проблема государственных предприятий еще раз была особенно подчеркнута. Нацбанк Беларуси оценивает долю проблемных кредитов, выданных государственным предприятиям, в 14 процентов ВВП, это 9 миллиардов долларов. Белорусские власти снова погнались за валовыми показателями, вместо того чтобы использовать благоприятные возможности, а не терять время.

- Государственный бюджет в этом году впервые за последние годы запланирован с дефицитом. Какие сферы больше всего пострадают от сокращений, от режима экономии?

- Миллиарды долларов можно было бы "найти", не отдавая их красным директорам. Те инвестиционные программы, которые мы видим, ничего не дают, кроме мертвого капитала и долгов. В год на это идет 5-7 процентов ВВП. Если же власти будут снова экономить на бюджетниках, на инфраструктуре (сколько раз уже рвутся трубы, и даже в Минске районы остаются без воды) — то это будет за счет людей, за счет роста долгов.

На 1 мая Нацбанк показал, что он даже уменьшил размеры наличных денег в обороте. Это очень жесткая и адекватная монетарная политика, но с ней категорически не соглашаются аграрное и промышленное лобби. Если они победят, если докажут властям, что нужно печатать новые деньги, то тогда это неустойчивое равновесие нарушится, и мы получим ситуацию 2015-16 годов.

Так что все зависит от того, выдержит ли давление Национальный банк. Пока он проводит ответственную политику, что и позволяет нам говорить об определенной стабилизации на фоне роста экспорта.

- Многие оппоненты власти надеялись на то, что радикальные проблемы в экономике могут подтолкнуть людей к протестам. Но похоже, что белорусская экономика в ближайшее время не собирается разваливаться или стагнировать, а возвращается к росту?

- Стагнацию никто не исключает, именно в этой точке мы сейчас и находимся. Даже если удастся вырасти на 0,9 пункта в год, это, по сути, и есть стагнация.

Но что касается развала и дефолта — то об этом говорили некоторые люди, которые находятся за пределами Беларуси. Это были более политические заявления, возможно, это то, что они хотели бы видеть. Наши прогнозы, я это говорил в конце прошлого года — то, что резервов белорусской экономики хватит даже при сценарии, когда денежная масса увеличится на 20-25 процентов. Но мы видим, что денежная масса даже уменьшилась.

Нацбанк хочет делать все возможное, чтобы инфляция не превысила 10 процентов. Но я думаю, что она гораздо больше.

Нет оснований думать, что в Беларуси будет дефолт. Но то, что в Беларуси будет ухудшение во второй половине этого года, - это очевидно. Тем более что мы не знаем, какова будет конъюнктура рынка (сейчас она чрезвычайно благоприятна) и как отразятся на экономике реальные санкции, которые могут стать секторальными.

- Какое долгосрочное влияние на белорусскую экономику оказывают те процессы, когда из страны уезжают ІТ-шники, врачи, предприниматели?

- Та бессмыслица, которая здесь делается, те законы, которые принимаются, то, что люди уезжают - ведет к тому, что в перспективе трех-пяти лет страна становится неблагоприятной для ведения бизнеса и открытия новых предприятий. Это страна, которую, намеренно или нет, готовят к тому, чтобы силовые кланы Беларуси и их партнеры из России захватили активы и установили полный контроль над экономикой.

В Приднестровье, Молдове годами господствовали режимы, которые были под пятой миллиардеров и сильных номенклатурных коррупционных кланов. А люди получали 150-200 долларов в месяц. Вместо того чтобы идти в Европу, к благополучию, Беларусь, если не произойдет победы сил, выступающих за демократию, свободный рынок, - получит молдавизацию. Молдавизацию именно тех времен, времен олигархов, коррупции и бедности, пишет ex-press.by.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...