АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Давление на иностранные компании – безумие: белорусский рубль под угрозой. Мнение

«Нафтан» остается без российской нефти, размещение белорусских гособлигаций на российской бирже по сообщениям из нескольких источников переносится на неопределенный срок, а бизнес с иностранным капиталом начнут «проверять». Что на фоне этих событий будет с экономическим ростом, доходами и рублем?

На эти вопросы Myfin.by ответил аналитик исследовательской группы BusinessForecast Александр Муха.

Кредитно-нефтяные политические рычаги давления


— Складывается ощущение, что уменьшение поставок на «Нафтан» практически до нулевого уровня (50 тысяч тонн) и то, что третий транш сентябрьского кредита в полтора миллиарда долларов до сих пор так и не выделен Кремлем, — это следствие политических разногласий. Ведь мы не знаем, какие условия выдвигались россиянами.

Именно «нестыковки» в переговорах Минска и Москвы мне кажутся первопричиной того, что новополоцкий комбинат может со дня на день остановиться, а полмиллиарда долларов, в которых все острее нуждаются белорусские власти, до сих пор «зависли» в Москве.

Российский финансовый рынок нас не спасет


– Хотя формально задержки нет – речь шла о выделении этого транша кредита в первом полугодии 2021 года. Но уровень золотовалютных резервов намекает на то, что валюта все нужнее и нужнее.

На наши «российские» облигации, размещение которых по слухам «отложено», в этом плане большую ставку делать не стоит. Во-первых, там идет речь о российский рублях, и, во-вторых, сумма небольшая – эквивалентна 100 млн долларов.

Да, Минфину и российские рубли нужны, но объемы несопоставимы с размещением суверенных еврооблигаций на международных финансовых рынках, номинированных в долларах. Там речь шла о миллиарде, здесь – о 100 миллионах в эквиваленте. Но и эта сумма – еще один рычаг воздействия на белорусскую сторону.

Из того, что мы видим на данный момент, важно отметить, что происходит усиление кредитной зависимости от нашего основного кредитора – РФ.

Но дело в том, что Россия не готова компенсировать правительству Беларуси и другим резидентам Беларуси потерю возможности кредитоваться на международных финансовых рынках.

Ведь даже два из трех траншей 1,5-миллиардного кредита – это, по сути, лишь продление существующих обязательств белорусской стороны перед ними. Указанные кредитные ресурсы предназначены в первую очередь для того, чтобы белорусские власти исполняли ранее накопленные обязательства перед российскими контрагентами. Перед тем же «Газпромом».

Нефть по окольной «трубе»


– Отсутствие поставок на «Нафтан» также может быть использовано как тактический инструмент в политических переговорах. Мне сложно судить, но возможно найдутся какие-то лазейки, через которые эти поставки будут возобновлены в обход санкций США, которых так опасаются россияне. Но это будет удорожать стоимость поставок сырой нефти на «Нафтан» и уменьшать рентабельность нефтепереработки на этом НПЗ.

Если поставки действительно резко сократятся, то это может привести не только к резкому ухудшению финансового положения стратегически значимого для Беларуси предприятия, – это очень ощутимо ударит по белорусской экономике. Упадет объем экспорта белорусских нефтепродуктов, уменьшатся поступления валютной выручки в страну, уменьшится предложение валюты на внутреннем рынке со всеми вытекающими негативными последствиями в виде ускорения темпов девальвации белорусского рубля.

И, разумеется, это приведет к падению налоговых и прочих поступлений в бюджет, дефицит которого и так огромен и продолжает расти – все же «Нафтан» – серьезный донор для бюджета. Не говоря уже о том, что возможности самого предприятия по повышению зарплат существенно сужаются. Вплоть до ее возможного снижения и «пересмотра штатной численности работников».

Но я, откровенно говоря, не обладаю настолько глубокими познаниями в отношении возможных санкций к российским компаниям, которые могут поставлять нефть не напрямую. Могут начать, к примеру, использовать «фирмы-прокладки», а то и цепочки таких компаний-однодневок. Или искать другие обходные пути. Та же «Транснефть», российская госкомпания, может начать поставлять нефть компании, зарегистрированной в офшоре – на Сейшельских островах или в Белизе. А там конечный бенефициар не известен – это «черный» офшор. Они не раскрывают данных. И куда она будет девать эту нефть – это только ее дело, не «Транснефти».

Или Белстат закроет данные по поставкам сырой нефти – еще один вариант. Да и как узнать – что за «прокладка» выручает?

Посему рассматривать остановку поставок как свершившийся факт я пока не стал бы. Но однозначно ситуация выглядит куда сложнее, чем с санкциями, которые США накладывали на белорусские компании в предыдущий раз.

Самоубийственная война с иностранным капиталом


– Возможная «проверочная» кампания предприятий и организаций с иностранным капиталом – это выстрел себе в ногу. Потому что все эти предприятия – резиденты Беларуси. Тот же Приорбанк – «дочка» Raiffeisen Group – ведущего международного банковского холдинга, но это резидент Беларуси, обслуживающий других резидентов нашей страны – как юридических, так и физических лиц.

И ухудшать условия деятельности для любых субъектов хозяйствования с иностранным капиталом – это безумие.

Насколько серьезным будет это давление, остается лишь догадываться, – все-таки с экономической точки зрения оно абсолютно нецелесообразно. И это осознают представители государственных органов – можно навредить только самим себе и ухудшить и без того достаточно сложную экономическую ситуацию в стране.

Конечно же ухудшение условий и уменьшение объемов поставок нефти, задержки выделения новых заемных средств белорусской стороне и возможная кампания против предприятий с иностранным капиталом скажутся на ВВП, доходах белорусов и курсе рубля негативно. И не факт, что проблемы «Нафтана» – самые весомые в данном случае.

Отсутствие возможности кредитоваться на международном рынке, что наверняка случится в случае «войны» с иностранными компаниями, – это как закупорка части кровеносных сосудов в организме – может и не приведет к быстрой смерти, но экономическое здоровье подорвет.

Это большая опасность и растущие риски для белорусской экономики – у нас накоплен рекордный внешний долг всех резидентов – не только правительства, но и в том числе тех компаний, в которых доля государства превышает 50%. Эти долги номинированы в иностранной валюте и превышают 42 миллиарда долларов.

Основа проблем – политический кризис


— Все проблемы, о которых сказано выше, вытекают из политического кризиса в стране. А потери, связанные с неурегулированностью политического кризиса в Беларуси, по моей оценке, составляют минимум 2,7 млрд в год.

Это существенный удар – уже сейчас экономика не функционирует в штатном режиме, и в цифру потерь входит все – начиная от удорожания внешних заимствований, ухудшения доступа к ним, до падения внутреннего спроса и увеличения эмиграции. Даже увеличение процентной ставки при внешнем кредитовании на 1% дает «минус» в $420 млн (при текущем объеме внешнего долга).

Другая сторона медали – из-за де-факто невозможности кредитоваться на внешнем рынке Минфин разместил в январе-апреле более 800 млн долларов государственных облигаций на внутреннем рынке. С высокой долей вероятности их добровольно-принудительно купили коммерческие банки.

Но такой подход – масштабное размещение государственных ценных бумаг – способствует эффекту вытеснения кредитов частному сектору и населению.

Когда (вспоминая аналогию с кровеносными сосудами) Минфин лишен возможности разместить новый выпуск евробондов, в ситуации ухудшения условий внешних заимствований, в том числе по линии правительства РФ, он вынужденно «находит» эти деньги на внутреннем рынке.

Лишенные валютной ликвидности банки вынуждены соразмерно уменьшать объемы кредитования. Это по цепочке негативно сказывается на финансовом положении белорусских компаний.

В том числе это выражается (если проанализировать данные Белстата по состоянию расчетов) в росте проблемной задолженности предприятий. Они лишены возможности перекредитоваться на приемлемых условиях. У них падает прибыль, снижается рентабельность, увеличивается просроченная задолженность.

Это очень опасно – дальнейший рост просроченной задолженности в экономике может быть чреват ростом количества банкротств. Это может сильно навредить экономической динамике.

Угроза белорусскому рублю реальна


— Что касается курса белорусского рубля, то при прочих равных условиях падение объемов переработки нефти, отсутствие внешнего кредитования и рост напряжения в отношениях с Западом чреваты ускорением темпов девальвации нашей валюты.

Цепочка такова – уменьшение валютных поступлений, уменьшение предложения валюты на внутреннем рынке, сохранение повышенных девальвационных и инфляционных ожиданий, способствующих поддержанию высокого спроса на валюту со стороны юридических и физических лиц.

Воздействие различных факторов, завязанных на политическом кризисе, уже весьма ощутимо, но может быть еще больше, если ситуация начнет развиваться по негативному сценарию. Тогда потери могут составить не 2,7 млрд долларов в год, а значительно больше.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...