АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

К вопросу о безопасности БелАЭС

Росатом 30 октября провел пробный пуск турбины первого блока БелАЭС. На 7 ноября запланировано его подключение к энергосистеме страны. И с того момента остро встанет вопрос: а не грозит ли нам техногенная катастрофа из-за того, что наша АЭС не достаточно надежно защищена?

К вопросу о безопасности БелАЭС
И, к сожалению, ответ на этот вопрос вас не обрадует. Уязвимость БелАЭС анализирует военный обозреватель Егор Лебедок

По данным турецкого канала Clash Report, ударный беспилотник Bayraktar TB2 (произведен в Турции, оператор - ВС Азербайджана) уничтожил ЗРК «Тор», причем по данным азербайджанского МО, это мог быть «Тор-М2КМ». 

Азербайджанская сторона заявляет об уничтожении 3 ЗРК «Тор», 35 ЗРК «Оса», 2 ЗРС «С-300», 9 систем РЭБ, в том числе, «Репеллент-1» (производство РФ) для борьбы с БПЛА. Казалось бы, далекие от нас действия, что нам до того?

В последний год резко возросло применение Bayraktar TB2 в различных конфликтах (Сирия, Ливия, Карабах). Что увеличивает риск их попадания в руки противоположной стороны или террористов. Закупают эти беспилотники ВС Украины. 

Столь успешное применение данных БПЛА за год резко увеличит количество покупателей из различных стран, включая наших европейских соседей. Есть БПЛА данного класса производства других стран (Китай, например). 

Так вот, Беларусскую АЭС охраняет батарея Тор-М2 (4 машины). Конечно, данные азербайджанской и турецкой сторон могут быть не корректны в отношении Тор (хотя, полагаю, что они если ошибочны, то только в модификации «Тор»), но количество уничтоженных «Ос» (без пораженных макетов) само по себе впечатляет, причем, уничтоженных и с работающей РЛС. 

Такой рост эффективности применения ударных БПЛА против средств ПВО существенно повышает риск уничтожения объектов критической инфраструктуры. 

В Плане защитных мероприятий при радиационной аварии на Белорусской атомной электростанции (внешний аварийный план)  указаны экстремальные нагрузки, на которые рассчитана станция. 

Так, БелАЭС должна выдерживать падение самолета массой до 5,7 т со скоростью 100 м/с. Это совсем не много, беспилотник дальнего радиуса действия Global Hawk (США) имеет массу больше 6 т. 

В Национальном докладе Республики Беларусь о целевой переоценке безопасности (стресс-тесты) Белорусской АЭС указано, что при действии воздушной ударной волны пороговые значения нагрузок на строительные конструкции составляют: 87 кПа – на фронтальную поверхность, 36 кПа – на кровлю. 

Для сравнения 30 кПа равно избыточному давлению (рассчитанному по формуле Садовского) во фронте воздушной ударной волны при воздушном взрыве тротила массой 6,8 кг на расстоянии 10 м. 

Стандартный наряд 3ОФ25 к САУ «Акация» (дальность стрельбы до 17 км) содержит 6,88 кг тротилгексогеновой смеси (мощнее тротила). Подрыв одного снаряда 3ОФ25 со взрывателем В-90 (не говоря про фугасное действие) достаточно для разрушения (части) кровли. 

Конечно, один снаряд или ракета БПЛА не уничтожат АЭС, но создадут панику и могут привести к остановке АЭС. 

Но стоит отметить, что Турция (ASELSAN и TÜBİTAK) разрабатывают «миниатюрные» противобункерные авиационные бомбы весом в 145 кг (пробитие 1 м бетона с дальности пуска 65 км, бомба устойчива к GPS-глушению), которые могут и разрушить при хорошем налете АЭС. Эти бомбы разрабатываются скорее всего для Bayraktar Akıncı (совместная разработка с Украиной). 

Применение TB2 уже хорошо продемонстрировало, что отдельные комплексы ПВО - «Оса», «Стрела» (или предлагаемый БСВТ «Трио»), «Панцирь» - не столь хороши, как преподносились. 

Да, наши военные могут сказать, что в Сирии, Ливии, Карабахе существенно худшая система ПВО, что у нас отлажено взаимодействие между комплексами на различных уровнях и удалениях. Но, полагаю, все мы еще помним плюшевый десант 2011 года. 

В общем, проблема ударных БПЛА должна стать актуальной задачей для ПВО уже сейчас, поскольку тамошние ребята развиваются квартально, в то время пока у нас планы и перевооружения идут пятилетками. 

То, что годится для защиты сегодня, завтра будет мусор. 

Так, например, у нас 40-90 ЗРК «Оса». Действия в Карабахе показали их слабую эффективность. Проблема и в том, что почти полностью отсутствуют запчасти для их ходовой части (потому их сейчас на МАЗ планируют переставить, только будет ли в этом смысл через 1-5 лет?). 

У нас все еще не налажен ремонт «Тор». Может так получиться, что промедление в переоснащении и изменении тактики на год-два сведет все ПВО на нет, разве что в рапортах генералов и на парадах будут вещать о ее мощи.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...