АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Если "Гродно Азот" и рванет, то из-за Лукашенко: работать некому, но администрация боится останавливать завод

На "Гродно Азоте" за забастовку уволены как минимум 16 человек. Смены работают не в полном составе, по 24-36 часов, к работе привлекают людей без специальной подготовки, что создает опасность аварийных ситуаций.

Если "Гродно Азот" и рванет, то из-за Лукашенко: работать некому, но администрация боится останавливать завод
О том, что сейчас происходит на предприятии, Белсат поговорил с операторами цеха «Аммиак-3», которые присоединились к забастовке и остались без работы.

Власти боятся факела над «Азотом»

Сергей, 28 лет, оператор 4 разряда. Год отработал на «Азоте»

– 29 октября была моя смена, но когда я пришел на работу, на проходной узнал, что мой пропуск заблокирован. До этого я написал заявление, что присоединяюсь к забастовке.

О моем увольнении, которое произошло еще 28 октября, не знал даже мой непосредственный начальник. И это сейчас общая практика на заводе. У нас был создан новый отдел – что-то вроде собственной безопасности, и руководит им, как говорят, сотрудник КГБ. Он и дает приказы, кого увольнять, а кого – нет. 

Чтобы выгнать, ищут любые причины, вспоминают даже то, что было давно. Меня, например, уволили якобы за прогулы с 1 по 7 октября, хотя эти дни я не отгуливал, а провел в ИВС, о чем у меня была справка, и раньше она устраивала руководство завода. А теперь вдруг оказалось, что это прогулы.

На заводе некому работать. На 29 октября из цеха «Аммиак-3» уволены 16 человек. Неизвестна судьба около 15 человек, которые на больничных. Из «карбамида-4» многие также ушли на больничные. Руководство пообещало, что и они будут наказаны.

На смены выходят не в полном составе. Если обычно это 8-12 человек, то сейчас – 4-5. Тем, кто остается, пообещали двойной оклад. Но работают они по 24-36 часов. Кроме того, вызывали пенсионеров. Из других цехов переводят рабочих. Но руководство не учитывает, что новые люди не сразу понимают, как вести технический процесс. 

Стажеров отпускают самостоятельно работать, хотя они еще не сдали нужные допуски. Начальник отдела кадров сейчас ищет желающих стажироваться на «Аммиак-3». Однако ребята, которые еще работают, отказываются кого-то стажировать. Это все очень опасно и создает риск аварийных ситуаций. Но руководство будто закрывает глаза.

В таких условиях начальник «Аммиак-3» готов прекратить работу цеха. Но руководство не позволяет. Их это очень пугает. Ведь при остановке цеха будет зажжен огромный факел, что будет видно над городом, и это будет серьезная победа бастующих, которая может запустить цепную реакцию по другим предприятиям. Власть очень боится этого.

Для милиции мы – рабы

Сергей рассказывает, что ему до сих пор не выдали трудовую книжку, и не пускают на территорию завода.

– В тоже время охранники говорят, что гордятся нами, что мы молодцы, и они нас поддерживают. Вместе с коллегами мы написали заявление в суд за незаконное увольнение. Большой надежды на справедливое решение нет, но есть – на совесть коллег, которые еще работают, что они в конце концов нас поддержат. Нам нельзя останавливаться.

Когда мы начали забастовку, омоновцы, приехавшие на завод, кричали нецензурной бранью: мы вас заставим работать, мы вас будем бить, а нам за это ничего не будет. 

Меня взяли, когда я стоял у проходной. Сначала я услышал приказ «на завод его», и меня взяли под руки и начали толкать в спину в сторону проходной. Но потом другой сотрудник сказал: «Зачем вы его туда тянете, он же через пять минут снова выйдет», и меня повели в автобус. 

Там приказывали: «На колени, с..а, мордой в пол». И снова кричали: «Вы все равно будете на нас работать, это наше государство, наш город, а он (имели в виду руководителя страны) никуда не уйдет». 

Это страшно – милиция не считает нас за людей, мы для них – рабы.

Пока я готов бороться за свое рабочее место и за будущее здесь. Я не хочу уезжать из Беларуси. У меня здесь все – родные, друзья, одноклассники, я не хочу это все терять. Я очень благодарен гродненцам за ту поддержку, которую я вижу. Мы не должны останавливаться, и мы победим.

«Не собираюсь работать там, куда загоняют силой»

Артем Мигель, 28 лет, оператор дистанционного пульта управления на ЦПУ в цехе «Аммиак-3», на «Азоте» – с января 2017 года


– О своем увольнении я узнал из телеграм-канала – 28 октября выложили список из 11 уволенных, и я там увидел свою фамилию. Кроме того, я увидел, что мне на карточку перевели деньги, похоже, что это окончательный расчет.

Позвонил своему начальнику, он направил меня в отдел кадров.

Накануне я написал заявление о том, что ухожу в бессрочную забастовку, отдал его начальнику цеха, и в ночь с 27 на 28 октября не вышел на смену.

Я возвращаться на работу не собираюсь, пока нас туда загоняют силой. Рассматриваю разные другие варианты, может, в такси пойду. Также думаю, чтобы отсюда уехать, так как оставаться становится опасным. 

В тоже время я вижу, как много людей нас поддерживают. Мне пишут – не бойся, все хорошо, поможем. И это добавляет веры, что эта наша забастовка – только начало, люди будут присоединяться.

И важно, чтобы они присоединялись, потому что тогда не будет столько задержанных и уволенных. Конечно, просто посадить за решетку и выгнать с работы 20-30 человек. А если бы вышли семь тысяч, была бы совсем другая картина. Тогда бы власти испугались. Всех бы не уволили в любом случае.

В то же время даже произошедшие увольнения ощутимы для завода. На мое рабочее место, в конце концов, надо в течение шести месяцев учить человека, и потом еще столько же наблюдать за его работой, пока он набивает руку.

Получается такая активная стажировка в течение года. Это нужно, чтобы человек получил опыт, чтобы знал, как себя вести в различных форс-мажорных ситуациях, когда на то, чтобы подумать, есть несколько секунд. Увы, руководству не жалко терять опытные кадры. Им дали сверху приказ – уволить, они и уволили.

Почему люди сразу массово не вышли? Боятся потерять зарплату, которая на «Азоте» больше, чем в среднем по городу, хотя в целом оплата труда у нас несправедливая, она должна быть выше. У многих кредиты. 

Также люди боятся преследования, когда видят, как за нас взялись. И 

я никого не обвиняю, потому что бояться – это не стыдно, и да, это страшно

 – как ни крути, если ты без работы, когда тебя судят, угрожают. У кого-то есть сила, чтобы этот страх победить, у других – нет.

Руководство завода пыталось подкупить рабочих еще с августа. Когда они увидели, что люди выходят, вдруг нашлись деньги и на премии, и на 13-ю зарплату. Но на меня это не повлияло. Я готов работать и с меньшей зарплатой, лишь бы знать, что я живу в свободной стране, и что впереди есть перспективы для развития. 

Нас пугают, что если будет другой президент, то не будет денег, мы окажемся в очень тяжелом положении. Это все чушь. Как раз нынешняя власть гробит экономику. А если будут перемены, то я уверен, что многие страны помогут нам, и Беларусь очень быстро восстановится и будет развиваться и богатеть, не то что сейчас.


Как сообщалось ранее, сейчас власти активно ищут штрейкбрехеров для работы на "Гродно Азот" в Гомеле и Могилеве. Однако о желающих пока не сообщается.

Напомним, накануне Лукашенко, отправляя экс-министра Караева своим помощников в Гродно, коснулся ситуации на "Гродно Азот".

"Это что такое – призывают остановить "Гродно Азот" или устроить забастовку. А если взрыв… Не дай Бог что случится – Гродно рядом, накроет полностью. А роза ветров западная. Там крутит этот ветер, над Гродно разнесет облако, погибнут тысячи и тысячи людей", – цитировал Лукашенко "Пул первого".

Однако теперь понятно, что если взрыв и случится, то это будет всецело на совести власти, а не тех, кто отказывается работать под милицейскими дубинками и требует восстановления законности в стране - ухода Лукашенко, прекращения насилия, освобождения всех политзаключенных и новых честных выборов.

Спрвка. Протесты на «Гродно Азоте» начались с утра 26 октября. Они стали ответом на призыв Светланы Тихановской присоединиться к народной забастовке и требовать отставки Александра Лукашенко.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...