АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Кто "приобретает" Беларусь. Топ-­10 приватизаторов

На тайной инаугурации Александра Лукашенко, которую он провел в окружении родственников, некоторых старых соратников, силовиков и пропагандистов, присутствовали и два бизнесмена.

Кто "приобретает" Беларусь. Топ-­10 приватизаторов
Если по многим приглашенным остались вопросы, почему именно они попали на это действо, то по Александру Мошенскому и Александру Шакутину их нет. И тот и другой сегодня в лидерах по количеству приватизированных в лукашенковские времена государственных предприятий, пишет belmarket.by

На протяжении всего своего правления Александр Лукашенко как мантру повторял, что не отдаст народную собственность в руки частников, и одной из важнейших своих заслуг, как главы государства, выделял, что не допустил появления олигархов. Мантра, однако, предназначалась для пропагандистских целей, потому что в реальности практически все эти 26 лет процветала раздача государственной собственности узкой группе бизнесменов. Приватизация затронула практически все отрасли, способствуя появлению тех же олигархов, но только с белорусской спецификой — политически лояльных и экономически зависимых от властей придворных предпринимателей.

Газета «Белорусы и рынок» проанализировала, в интересах кого эти 26 лет проводилась приватизация, и составила топ-10 бизнесменов, которые по ее итогам стали обладателями наибольших государственных активов, полученных от властей.

Александр МОШЕНСКИЙ

Что получил: молокопе­рерабатывающие заводы, сельхозпредприятия, магазины,
хладокомплексы, торговые центры.

Александра Мошенского, унаследовавшего от отца компанию-рыботрейдера и строящийся под Брестом рыбоперерабатывающий комплекс, принято считать self-made-предпринимателем. Отчасти это справедливо. Но бесспорно и то, что, во-первых, в числе очень немногих власти открыли ему дорогу на молочный рынок, а во-вторых, через точечную приватизацию помогли масштабировать молочный бизнес до третьего по объемам на всем постсоветском пространстве.

Сегодня Мошенский —
самый успешный доморощенный молочник в республиках бывшего СССР, поскольку по объемам переработки молока его бизнес уступает только транснациональным корпорациям Danone и PepsiCo. В молочную империю Мошенского входят свыше десяти производственных площадок — и все они перешли в руки бизнесмена в результате приватизации.

На строительство бизнеса ему понадобилось более 15 лет.

В 2006 году Александр Мошенский стал владельцем контрольного пакета акций Брестского молочного комбината (сейчас — «Савушкин продукт»), а в 2009-м выкупил на торгах Пинский молочный комбинат с филиалом в Столине. Продемонстрированная политическая лояльность, которая была оценена властями приглашением его в качестве депутата на Всебелорусский съезд в неспокойном 2010 году, должна была стать ступенькой к реализации стратегического плана. В начале 2010-х годов бизнесмен предложил властям проект Объединенной молочной компании. В нее планировалось включить «Савушкин продукт», Березовский сыродельный комбинат, минские гормолзаводы № 1 и № 3, предприятия в Лунинце и Кобрине и создать один из крупнейших молокоперерабатывающих бизнесов не только в Беларуси, но и на территории бывшего СССР.

Однако проект был отверг­нут, и Мошенскому понадобилось еще несколько лет, чтобы доказать, что он именно тот, кому государство может доверить значительную часть своих молочных активов. В 2018 году «Савушкин продукт» получил под контроль «Оршанский горлачик» (с филиалом в Копысе), в 2019-м — Березовский сыродельный комбинат (с цехами в Иваново и Ивацевичах), а в 2020 году — Барановичский молочный комбинат.

Еще в рамках покупки Брестского молочного комбината бизнесмен приобрел сельскохозяйственное предприятие в Малоритском районе («Савушкино») и начал формировать собственную сырьевую зону. В последние несколько лет она значительно разрослась за счет хозяйства березовского комбината («Савушкин-Луч») и трех предприятий в Каменецком районе («Савушкина пуща»). Но для обеспечения сырьем всех перерабатывающих мощностей этой сырьевой зоны недостаточно. Мощности продолжают щедро подпитываться ресурсами с государственных молочнотоварных ферм. И эта возможность считается еще одним важным бонусом государства своему приближенному бизнесмену.

Кроме молочных заводов и ферм, компании Мошенского участвовали в приватизации розничных сетей (пинских «Продуктов» и брестского «Востока»), выкупили несколько торговых центров (Брестский ЦУМ и «Москва» в Бресте), брестскую швейную фабрику «Надзея» (на ее площадях создан лофт) и приобрели у Управления делами президента Беларуси сеть холодильных комплексов.

Александр ШАКУТИН

Что получил: машиностроительные заводы, сельхозпредприятия, дома отдыха.


Более десяти бывших государственных машиностроительных предприятий получил в свою собственность Александр Шакутин за последние двадцать лет — с условием сохранения профиля, персонала и проведения модернизации.

В 2001 году он начал инвестировать в холдинг «Амкодор» и в последующие годы при поддержке властей создал из него одного из крупнейших на постсоветском пространстве производителя дорожно-строительной, коммунальной и прочей специальной техники.

Первым Шакутин приватизировал Минский экспериментальный завод им. Н. Гастелло в 2007 году. В начале 2010-х под контроль бизнесмена перешли кластер машиностроительных заводов в Дзержинске и Фаниполе («Агромаш», Дзержинский опытный механический и Дзержинский мотороремонтный заводы), логойский «Эпос», Кохановский экскаваторный завод, кобринский «Гидромаш» и гомельский «Гидропривод». По указу президента бизнесмену также досталась одна из гордостей бывшего союзного радиопрома — Минский приборостроительный завод, известный также как завод «Белвар».

Параллельно Александр Шакутин стал собственником и оздоровительной инфраструктуры некоторых приватизированных предприятий. Это побудило его пойти в непрофильный бизнес — объединить дома отдыха в Минском и Мядельском районах в оздоровительный холдинг.

Кроме того, Александр Шакутин сделал попытку инвестировать в сельское хозяйство. С середины 2000-х годов ему принадлежало сельскохозяйственное предприятие в Шкловском районе («Амкодор-Шклов»). В 2010-е он присоединил к нему еще несколько хозяйств и создал холдинг «Купаловское». Правда, холдинг просуществовал недолго — Шакутин отказался от этих активов, и они были возвращены государству.

Евгений БАСКИН

Что получил: мясоперерабатывающие и комбикормовые заводы, сельхозпредприятия, магазины.

Государственные бройлерные фабрики стали основой производственной базы крупнейшего в стране и одного из самых мощных на постсоветском пространстве холдингов по выращиванию бройлеров и производству мяса птицы. Его создал Евгений Баскин.

В 2002 году тогда еще мало кому известный могилевский бизнесмен взял в аренду Могилевскую бройлерную птицефабрику и через четыре года приватизировал ее.

В 2012—2013 годах он же приобрел контрольный пакет крупнейшей государственной Смолевичской бройлерной птицефабрики и создал на ее базе компанию «Смолевичи Бройлер». Тогда же Евгений Баскин стал собственником закрепленных за птицефабрикой мясо- и молокоперерабатывающих заводов и сельхозугодий. На их базе были созданы отдельные компании («Юнимит» и «Смолевичи Молоко»), а в районе построена современная молочная ферма «Смолевичи Дэйриз». В 2017 году список приватизированных активов в птицеводстве пополнил Слуцкий племптицезавод.

Для создания кормовой базы бизнесмен приватизировал Заднепровский экспериментальный завод по производству спецкомбикормов и регенирированного молока и получил
в собственность Краснознаменский комбикормовый завод. Для развития собственных каналов сбыта он выкупил могилевскую торговую сеть «Заднепровье» и инвестировал в полученную при сделке со смолевичской фабрикой сеть «Братья Грилль».

Алексей ОЛЕКСИН

Что получил: мясоперерабатывающий завод, сельскохозяйственное предприятие, табачные киоски.

В особых коммуникациях с властями, выстраиваемых Алексеем Олексиным, ключевое значение отводится концептуальным направлениям монетизации — нефти, логистике, таможенным услугам. Однако бизнесмен оставил заметный след и в приватизации госсобственности.

Во-первых, именно к нему в результате раздела активов с бывшим партнером Юрием Чижом отошел бывший Молодечненский мясокомбинат (сейчас — «Велес-Мит»), приватизированный в 2008 году.

Во-вторых, в середине
2010-х годов Алексей Олексин выкупил у государства сельхозпредприятие «Городилово»,
чтобы создать на его базе сырь­евую базу для своего мясоперерабатывающего комплекса. Эта сделка почти на 23 млн долларов до сих пор остается одной из крупнейших в белорусском агропроме.

Наконец, в-третьих, в 2018 году, предваряя выход на розничный табачный рынок с «Табакерками», бизнесмен добился передачи в аренду своей компании «Энерго-Оил» сети табачных киосков «Табак», которую ранее эксплуатировала Гродненская табачная фабрика «Неман».

Валентин и Дмитрий БАЙКО

Что получили: чулочно-­носочная фабрика, сельскохозяйственные предприятия.

В начале 2010–х годов братья
Байко начали скупку акций одного из своих конкурентов на белорусском рынке чулочно-носочных изделий — Брестского чулочного комбината. В 2014 году примерно за 6 млн долларов они приобрели госпакет старейшего производителя этой продукции и обеспечили контроль над 70 % внутреннего рынка в этом сегменте.

В середине 2010-х у гродненских бизнесменов возник новый интерес — к молокопереработке. Став совладельцами Туровского молочного комбината, они озаботились формированием сырьевой зоны и за три года создали крупнейшую сельско­хозяйственную компанию страны «Молочная правда». Земельный банк входящих в ее состав хозяйств в Гомельской, Минской и Витебской областях превышает 100 тыс. гектаров. Правда, нужно заметить: из девяти сельхозпредприятий только два принадлежат «Молочной правде», а остальные переданы ей в управление.

Николай ВОРОБЕЙ

Что получил: битумный завод, завод белково-витаминных концентратов.

Один из самых успешных нефтетрейдеров независимой Беларуси участвовал в распродаже двух знаковых промышленных предприятий.

В 2012 году его компания «Интерсервис» приобрела за 4,5 млн долларов один из крупнейших заводов по производству дорожного битума «Вёска-Эмульбит». Вложив деньги в модернизацию предприятия, Николай Воробей превратил его в источник ресурса для поставок на украинский и другие рынки.

Со вторым своим приобретением бизнесмен до конца не определился. В том же 2012 году им стал бывший Новополоцкий завод белково-витаминных концентратов. Первоначально Воробей и его партнеры хотели построить на базе предприятия третий в стране нефтеперерабатывающий завод (Новополоцкий НПЗ), затем планировали перепрофилировать его под выпуск комплектации для машиностроительной отрасли. В 2020 году было принято решение приспособить мощности Новополоцкого НПЗ под нефтехимию — на предприятии собираются очищать ацетонитрил.

Николай МАРТЫНОВ

Что получил: обувная и меховая фабрики, пивоваренный завод.

Влиятельный витебский бизнесмен Николай Мартынов стал одним из главных бенефициаров «приватизации по-белорусски» в легкой промышленности.

В 1991 году политолог по образованию, некоторое время поработавший на советско-германском совместном предприятии «Белвест», создал свой обувной бизнес — компанию «Марко». Мартынову сопутствовала удача, и «Марко» стала одним из крупнейших игроков на обувном рынке Беларуси и соседних стран. В 2008 году власти одобрили покупку частной компанией одной из двух государственных обувных фабрик Витебска — знаменитого «Красного Октября». Николай Мартынов взял дополнительные обязательства по модернизации предприятия и увеличению
объемов производства.

Такие же условия были поставлены перед бизнесменом при приватизации Витебского мехового комбината в 2013 году. В пользу бизнесмена в середине 2000-х годов был также отчужден Витебский пивоваренный завод, на базе которого появилось частное предприятие «Двинский бровар».

Янина ДЕМЬЯНЕЦ и ее семья

Что получила: мебельные фабрики.

Бизнес ее семьи не относится к придворному. Тем не менее участие в приватизации помогло мебельщикам из Барановичей сформировать производственную базу под экспансию своего бизнеса как внутри страны, так и на внешних рынках. «Мебельная фабрика «Лагуна», которой владеет семья Демьянец, стала самым мощным производителем мебели на белорусском рынке.

В 2011 году на трех аукционах, которые проводил Государственный комитет по имуществу, барановичские мебельщики приобрели контрольные пакеты сразу трех государственных мебельных фабрик — Слуцкой мебельной фабрики, «Жлобинмебели» и Коссовского мебельного производственного объединения.

Василий ВАРФОЛОМЕЕВ

Что получил: инжиниринговую компанию, швейную фабрику.

Один из старейших нефтетрейдеров страны и совладелец сети супермаркетов «Гиппо» Василий Варфоломеев участвовал в приватизации предприятий в нескольких отраслях. Правда, успех  сопутствовал ему не во всех проектах.

В конце 2000-х одна из структур бизнесмена, «Белвиллесден», приобрела у государства активы компании «Белхимэнерго», специализацией которой является оказание ремонтных и электромонтажных услуг в нефтехимической отрасли. «Белхимэнерго» и сейчас входит в концерн «Белнефтехим» и имеет производственные базы в Минске и Новополоцке.

Следующей была неудачная попытка Василия Варфоломеева инвестировать в судоремонтно-­судостроительную отрасль. В 2009 году указом Александра Лукашенко еще  одной компании бизнесмена, «Белтопэнерго», были проданы заводы в Гомеле и Речице. Предполагалось, что инвестор модернизирует их, реанимирует отрасль и создаст дополнительный источник поступления валюты в страну. Однако этого  не случилось, и очень скоро заводы были возвращены в собственность государства.

Неудача с приватизацией судостроительных активов не помешала Василию Варфоломееву через пять лет стать совладельцем госактива в швейной отрасли. В 2014 году он вместе с партнером приобрел круп­нейшего в стране производителя мужских сорочек — дзер­жинскую швейную фабрику «Элиз».

Рейман ВЕНИАМИНОВ

Что получил: магазины.

Приватизация магазинов стартовала еще до Лукашенко, и торговля стала, пожалуй, единственной отраслью, где переход активов в руки эффективного частника был доведен почти до логического конца.

В той или иной степени в приватизации магазинов участвовали все национальные ретейлеры. На их фоне выделяется витебская компания «Веста», созданная из одноименного государственного торга.


Бессменный директор крупнейшей витебской торговой сети «Веста» Рейман Вениаминов (он возглавляет ее с 1986 года) приватизировал этот бизнес, сохранил под своим контролем и продолжает масштабировать на национальном уровне.

В 2015 году в состав бизнеса вошла новолукомльская сеть «Универсалторг», а в 2017-м в управление «Весты» был передан новополоцкий государственный ретейлер «Базис-Новополоцк». Кроме того, «Веста» имеет торговые точки в Гродно, Гомеле и Светлогорске.

  

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...