АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

«Обиженный должник» Белгазпромбанка, показанный по БТ, проиграл ему во всех инстанциях — вплоть до Верховного суда

Телеканал «Беларусь 1» в воскресной программе «Главный эфир» показал расследование о «рейдерстве» Белгазпромбанка. Но в нем — лишь мнение одной стороны, обиженных бизнесменов, у которых банк якобы отжал бизнес.


Интересно, что все действия совершались не просто волевым решением менеджеров банка: на протяжении последних 3 лет банк в ходе непрерывных судебных разбирательств неоднократно доказывал законность совершенных им сделок и в экономическом суде Гомельской области, и в экономическом суде Минска, и в Верховном суде (постановление есть в распоряжении редакции).

Показанные в телесюжете должники банка — это «пул» самых давних и проблемных недобросовестных заемщиков, у каждого из которых был свой мотив оклеветать банк и его менеджмент, обвинив его в «рейдерстве», — рассказал TUT.BY источник в Белгазпромбанке.

К примеру, история одного из фигурантов сюжета Виталия Панова из Гомеля. По словам авторов сюжета, его «пустили по миру».

— Банк разувал на глазах, забрал у меня магазины, забрал цех. Мало того, не реализовав этот объект, он начал судиться за жилье, а у меня трое детей. Банкир этот, скажу так, идет по трупам, — рассказывает Панов в телесюжете.

История со строительством в Гомеле торгового центра известная, и в банке, и в судах ее видели иначе.

— Панов взъелся на банк, когда в ходе мониторинга были выявлены нарушения в ходе капитального строительства, заключавшиеся в неправильном привлечении средств дольщика — компании "ПАНИ", которого Панов фактически «кинул», не сообщив ему при подписании договора о том, что недостроенный торговый центр «Максима» в Гомеле находится в залоге у банка (об истории Николая Батана, создателя инвестиционно-строительной компании «ПАНИ», который потерял в результате сотрудничества с Пановым несколько миллионов долларов, подробно писал Onliner.by) .

Еще один бизнесмен, Станислав Михайлов, жалуется на «отжатое банком кафе «Зубренок». Это также часть истории с активами Панова, который перед банкротством выделил из своих активов новое юридическое лицо, наделив его имуществом в виде кафе «Зубренок» по улице Советской в Гомеле, и потом продал долю в этом юридическом лице. В банке считают, это было сделано, чтобы прикрыть фактическую продажу здания.

— Панов, видимо, надеялся, что реорганизация (выделение) из его компании «Гурман Плюс» другого юрлица — ООО «Вартекс Плюс» (которому было передано кафе) — это не та сделка, которую можно оспорить как нарушающую интересы кредиторов. Судом же реорганизацию признали недействительной и вернули кафе в конкурсную массу. Михайлову бы к Панову претензии предъявлять — тот продал ему долю в очень рискованном п банкротном активе, — пояснил собеседник, знакомый с ходом судебных разборок.

Впечатляюще выглядят и штрафные санкции в отношении Виталия Панова. Речь идет о пене в 6,7 млн долларов, превышающей сумму долга более чем в 2 раза. Источник в банке пояснил, что она была рассчитана, но не была начислена и просужена, так как в соответствии со статьей 6 Закона о банкротстве долг по пене не учитывался при соотнесении актива «Гурмана» и его долгов.

— Другими словами, банкротство было неминуемо и без всякой пени вообще. Ведь чего стоят требования других 188 кредиторов с общим размером более 12,7 млн белорусских рублей. Пени же были на протяжении всего времени «за скобками» и использовались только на стадии банкротства для роста доли в голосах на собрании кредиторов. Управляющий это требование признал и включил в реестр, а суд в соответствии с предоставленными ему полномочиями уменьшил пеню в два раза.

А вот озвученную в сюжете информацию об обращении взыскания на жилой дом Панова — многодетного отца источник в банке называет фейком.

— У Панова достаточно коммерческой недвижимости, которая и является в первую очередь обеспечением для банка. При этом в отношении Панова как физического лица возбуждены исполнительные производства в пользу других взыскателей, которые могут претендовать на этот дом. Причем у него их два: один из них он пытался подарить родственнику в 2016 году, чтобы не отдавать по долгам, но суд признал эту сделку мнимой в 2018-м, — пояснил собеседник.



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...