АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Дело "Белгазпромбанка": телевизионные инквизиторы

Каких-либо серьезных доказательств вины большой группы людей, несколько недель находящихся в тюремных камерах, пока предоставлено не было. Так за что же они там сидят?!

Дело "Белгазпромбанка": телевизионные инквизиторы
С первого дня задержания топ-менеджеров банка публику убеждают в даче признательных показаний самими обвиняемыми. В доказательство этим фактам КГК снабдил гостелеканалы оперативными съемками допросов. Что нам вещают СТВ и ОНТ?


Уголовная лексика: преступные схемы, криминальная прачечная, отмыты сотни миллионов долларов, финансовая афера и т.д, — говорят о том, что задержанных уже нарекли преступниками. 

По факту еще нет не только решения суда, но и неизвестно даже, кому из фигурантов какие из статей уголовного кодекса инкриминируются. В интернете можно найти три статьи для Бабарико и то неофициально.

На подготовительном этапе расследования государственные каналы в лучших традициях средневековой инквизиции свои приговоры уже вынесли.  

Но если убрать навязчивые комментарии «инквизиторов» из сюжетов, то в голом остатке получим реально продемонстрированные «признательные показания» (из сюжетов двух телеканалов).

Оперативный сотрудник: 

— От кого вы слышали, что доли перераспределились и там основной стал Бабарико в этих вопросах? Или вам кто-то проговорился, или сами додумались?

Алексей Задойко, бывший первый заместитель председателя правления Белгазпромбанка:

— Зная жадность Бабарико и тем более, когда было пятьдесят на двоих, остальным – по 10%, два человека сразу выделились в этой группе людей.

– Все основные, тут Бабарико, 25, по-моему, тут 25. Могу ошибиться в пятерке. Все остальные члены правления по 10. Вот. Но, еще раз говорю, это вот так вот было. Деньги сначала никому не перечислялись, ничего.

– По десять за какой период?

– Это по году считалось. Десять процентов от участия, от полученной прибыли.

Кадры допроса другого заместителя Бабарико – Александра Ильясюка:

– Это примерно 2007-2008 год при Селявко Валерии Владимировиче. Вообще идея его была изначально. Ну, давно… Там тогда поделили группе товарищей, там какие-то небольшие доли от бизнеса отдали стороннего. Ну, компании, которая контролировала бизнес. Ну, она же не белорусская была там.

– А какая?

– Я думаю, что в Латвии.

– Название не помните?

– Нет. Может, одна из тех, которые уже существовали на тот момент. Вполне возможно. Ну, какая-то там… балтийские вот эти, да? Ну, суть же не в этом, суть… А потом, со временем, Селявко ушел из жизни, там что-то поменялось… Ну, и мне довели, что у меня там процента 3, наверное, осталось и все.

– Кто довел?

– Да. Ну, естественно, со стороны Бабарико.

— Роль и место Бабарико в этой ситуации?

— Ну, я считаю, что один из главных акционеров. 

— То есть сам?

— Ну, Бабарико там, семья… Я бы шире брал. Возможно, еще кто-то есть, потому что вы же представляете, что компания может контролироваться не одним человеком.


Странно, конечно, что не самые низко оплачиваемые менеджеры банка ведут милые беседы с кем-то без присутствия адвокатов. Но о чем они говорят? О долях акционеров, о перераспределении долей (кому больше, а кому меньше), об иностранных компаниях. Это что криминал? Это что, доказательства?

Для самого громкого дела в новейшей истории Беларуси как-то жидковато.

Можно было бы выдать что-нибудь посущественнее. Например: «Получил дивидендов на $1 млн от английской компании, налог не уплатил, готов нести ответственность согласно законодательству Соединенного Королевства».  

Или: «Приобрел долю в латвийской компании, разрешение Нацбанка на валютные операции, связанные с движением капитала, не получал. Готов уплатить штраф в соответствии с административным кодексом Республики Беларусь».

Опять приходится заниматься фантазиям и домыслами. Потому что «фактура», озвученная КГК и официальными государственными телеканалами НИ О ЧЕМ.

Реальные факты появляются о разграблении самого банка и его клиентов, о правовом беспределе при задержании обвиняемых и последующих процессуальных действиях.  

Каких-либо значимых доказательств вины большой группы людей, несколько недель находящихся в тюремных камерах, пока предоставлено не было.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...