Директор "Чистого берега": Наши сантехники зарабатывают больше айтишников

Совладелец и директор компании «Чистый берег» Виктор Подгайский активно инвестировал в белорусские IT-проекты, выступал в качестве бизнес-ангела для стартапов. И теперь, в числе первых, выходит на закрытое ICO.

Директор "Чистого берега": Наши сантехники зарабатывают больше айтишников
Myfin.by пообщался с Виктором, чтобы узнать, чем белорусское ICO оказалось лучше, как взращивается новый рынок и где сегодня белорусы могут заработать айтишную зарплату.

Как вырасти на нерастущем рынке

– В марте 2018 я вышел из всех IT-проектов и вернулся обратно в офлайновый бизнес. Осталась одна айтишная команда, занимающаяся игровыми проектами, но там моя доля минимальна. Проблема была в том, что сегодня строительный рынок не растет, а компании расти жизненно необходимо. В такой ситуации собственнник справится с задачей лучше, чем наемные менеджеры.

Чтобы получить дополнительный рост, мы решили адаптировать к белорусским условиям бизнес-модель финской компании Оннинен, сосредоточив усилия на увеличении доли оптовой торговли за счет улучшения логистического сервиса и параллельно удовлетворения спроса на инженерные системы со стороны рынка частного домостроения. Это небольшие монтажные бригады и сантехники, которые делают ремонты в коттеджах, проводят тепловые сети и прочее.

В этом году мы уже открыли 6 новых магазинов. В следующем году планируем 12. Охватим все областные города и города стотысячники. На открытие каждого магазина уходит от $150 до 200 тысяч. Плюс еще $200 тысяч уходит на заполнение его товарами. Пока компания инвестирует собственные средства.

Сейчас сантехники зарабатывают больше айтишников

– Наша цель, применительно к рынку частного домостроения, – изменить отношение к профессии сантехника. Сегодня это приятный молодой человек возраста 30-30+, в чистой опрятной одежде со всем необходимым инструментом. Практически у каждого есть свой инстаграм-аккаунт и iPad, где можно посмотреть и рассчитать проект или образцы оборудования. В год они зарабатывают от 50 до 100 тысяч рублей. А у самых лучших уже лист ожидания на полгода вперед. 

Интересно, что большая часть объектов – это не квартиры, а частное домостроение, которое особенно сильно последние годы растет в регионах. 


Идем на ICO не просто из любопытства

– Скажу честно, мы очень любим инновации, что заметно по нашему ассортименту, и пробовать что-то новое. Если такая возможность появляется – обязательно ее используем. Сначала мы финансировали проекты традиционными кредитными инструментами белорусских банков. Потом решили сотрудничать с ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития). Затем мы обратили внимание на рынок корпоративных облигаций и тоже решили использовать его возможности. 

Номинальная ставка была примерно такая же, как по кредиту ЕБРР. Но эффективная ставка оказалась в пользу облигаций. Когда ты кредитуешься за счет крупного финансового института, любые серьезные шаги по расширению бизнеса тебе нужно согласовывать с ним. И это достаточно сильно бюрократическая процедура. 

Корпоративные облигации подарили нам финансовую свободу. Первый выпуск на $2 млн продался всего за месяц.

При этом осталось очень много знакомых, которые спрашивали, почему их не предупредили и когда уже будет второй выпуск. Тогда мы и подумали, раз нам доверяют, зачем идти в банк? Сделали второй выпуск на $3,2 млн и продали его еще быстрее – за 10 дней. 

Теперь точно знаем: когда понадобится профинансировать следующий этап расширения сети магазинов, мы сделаем новый выпуск облигаций. 

И в этот момент к нам приезжают представители БелВЭБа и рассказывают про свою площадку Finstore. В процессе беседы я понимаю, что белорусское ICO – это тот новый и интересный инструмент, который мы точно захотим попробовать. 

Название одинаковое, суть – разная

– В отличие от открытого ICO, которое проходит на глобальных рынках, белорусское ICO закрытого типа ближе всего по функциональности к облигациям. Если сказать проще, токен – это новый вид долгового обязательства, только электронный. Мы выпускаем на $5 млн токены, продаем всем желающим, выплачиваем в оговоренные сроки фиксированные 6% дохода, а затем выкупаем токены обратно. По сути получается оборот долговой бумаги в цифровом виде. 

Вспомните, когда-то для оплаты услуг ЖКХ нужно было идти в банк или на почту, стоять в длинной очереди с квитанцией. Сейчас это все делается за пару кликов в смартфоне во время просмотра сериала. 

Здесь происходит абсолютно то же самое. Через личный кабинет пользователь может покупать или продавать токены 24/7 в любое время в любых условиях. Это не сложнее банковского приложения в телефоне. 

Гарантии как в облигациях

– Гарантии по токенам аналогичны гарантиям на рынке облигаций. ПВТ (Парк высоких технологий) выступает регулятором, следит за финансовой отчетностью юрлиц, выпустивших токены и в случае каких-либо проблем по оплатам проводит с должником все необходимые процедуры, вплоть до суда и банкротства недобросовестной компании. 

Обратите внимание, что на валютных банковских вкладах сегодня особо не заработаешь. Там ставки около 2%. Облигации уже интереснее в этом плане, но требуют определенных процедур. С закрытым ICO ситуацию упростили максимально. Все что нужно – банковская карта или счет и желание приобщиться к новым технологиям. 

Что касается безопасности инвестиций, то нужно смотреть историю компании, в которую инвестируешь, как долго она на рынке, сколько кризисов пережила, какая сумма чистых активов и сможет ли она покрыть все свои обязательства. “Чистый берег” в этом плане прозрачен. Наша отчетность открыта еще с момента первого выпуска облигаций. Смотрите цифры, проверяйте, оценивайте. 


Закрытое ICO как своя песочница

– Сейчас мы конечно обгоняем время. Многих еще не отпустило от падения биткоина и других криптовалют. У открытого ICO теперь появились свои системные риски. Но особенность нашего закрытого ICO в том, что оно никак не связано с колебаниями курсов криптовалют.

Я сам в свое время работал с биткоином для расчетов с подрядчиками по открытому ICO с проектом RELAKES. Тогда мы успели выйти из криптовалюты в плюс. В то время на открытое ICO выходило много компаний на чистых идеях и для меня было очевидно, что это рулетка: с вероятностью 99% эти идеи не сработают, и 1% на то, что компания выстрелит.

Как мы помним, для большинства инвесторов все закончилось довольно печально: кроме потерь на курсах криптовалют, они потеряли и вложенное в эти компании.
Поэтому главный плюс закрытого ICO в Беларуси – дальше нашей «песочницы» токены не выходят. По правилам, инвестировать в них могут пока только резиденты Беларуси. Хотя, ожидаю, что в ближайшее время допустят резидентов РФ и скорее всего кого-то еще.

Такого кризиса как в 2011 уже не будет

– Так как было в 2009, 2011 и 2014 уже не будет. Сейчас экономику никто не разгоняет как перед прошлыми кризисами. Если ее попытаются поднакачать в следующем году, то это сразу станет очевидным и будет понятно, какую инфляционную и девальвационную угрозу мы получим после выборов. 

Но уже второй год страна играет по-другому. Нацбанк очень жестко все контролирует. Если кто-то говорит о 2,2 руб за доллар на конец следующего года, то ничего страшного здесь не вижу. Мы для себя планировали курс на этот год на уровне 2,10-2,20. Причем 2,10 был оптимистичным сценарием. В итоге вышли на 2,05. 

На 2020 год у нас традиционно заложено три сценария: базовый, оптимистичный и пессимистичный. Если появится инфляционное давление в следующем году, просто перейдем к худшему сценарию и отработаем по нему. 

Белорусский бизнес готов ко всему

– Белорусский бизнес за эти годы пережил столько, что готов к любым изменениям и черным лебедям: большим, маленьким, любым. Мы четко понимаем, что за кризисное  время научились главному: что бы не случилось, это новая возможность. Ведь в нашем сегменте рынка придворных компаний нет, мы в одной лодке.

Когда становится плохо в экономике, то сразу всем. И нет смысла бороться с погодой, нужно просто бежать быстрее, чем другие. 

Тот же 2011 год оказался для нас одним из лучших, так как мы нашли гениальный на тот момент метод расчета с зарубежными поставщиками. Биржа тогда стояла и купить валюту было невозможно. 

Мы знали ряд белорусских IT-компании, которые зарабатывали валюту, но им нужно было ее продать, чтобы платить зарплату, аренду и проводить другие ежемесячные расходы. Они платили напрямую нашим поставщикам по договорам перевода долга. И тогда мы ненадолго стали единственными, к кому регулярно приходил товар на полки. У конкурентов было пусто. 


Вот такой кризис и такие возможности.

Поделиться




Загрузка...
Загрузка...