Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Александра Турчина прозвучало чуть ли не сенсационно.

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси
Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает отчаянно торговаться за более дешевую нефть и газ.

«В центр экономической политики мы ставили вопросы борьбы за дешевые нефть и газ. Это было естественно. А сейчас мы видим, что не только для развития, но и для выживания экономики эти вопросы перестают быть критичными. Развитие технологий медленно, но неуклонно уводит роль углеводородов с первого плана на второй. Процесс этот далек от завершения, но в его исходе не приходится сомневаться», — заявил Турчин на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября.

Как было сказано, инновационная экономика и общество знаний последовательно удешевляют все виды производства, выводя на первый план интеллектуальный продукт.

В этой связи Турчин обратил внимание на такой факт. Оказывается, небольшим ростом ВВП в 2019 году Беларусь обязана Парку высоких технологий. «Государственная политика может подстроиться под нужды прогресса или игнорировать его. 

В первом случае прогресс страны ускорится, во втором он пойдет мимо государства, оставив его на обочине. Скорейший приход к пониманию этого – сам главный вызов, стоящий перед нами. Когда наша политика укладывается в тренды прогресса – Беларусь имеет успех, мы это видим на примере ПВТ – небольшим ростом ВВП мы обязаны прежде всего ПВТ», — отметил он.

«Мое личное мнение таково: следующая пятилетка должна стать по названию и по духу цифровой. Это предполагает осознание того, что цифровые технологии существенно меняют производство, логистику и в целом экономическую модель», — добавил Турчин.


Однако пока не ПВТ, а преимущественно импорт более дешевых энергоносителей и благоприятная ценовая конъюнктура на основных экспортных рынках обеспечивают благосостояние национальной экономики.

Нефтяные шоки для бюджета-2019

Еще недавно — в 2017-2018 годах — правительству Беларуси удавалось за счет увеличения нефтяных доходов исполнить бюджет с достаточно большим профицитом — 3% ВВП в 2017 году и 4% ВВП — в 2018 году. 

Нефтяные доходы росли в том числе благодаря экспорту нефтепродуктов и механизму перетаможки 6 млн. тонн российской нефти. (Напомним, сейчас Беларусь импортирует 18 млн. тонн нефти, а еще 6 млн тонн в страну не поступает, но при этом белорусский бюджет получает таможенную пошлину от этого объема сырья).

Отметим, что ВВП Беларуси в 2018 году сложился на уроне 59,7 млрд. долларов. При эт Беларусь экспортировала 11,9 млн. тонн нефтепродуктов на 6,5 млрд. долларов. Параметры бюджета рассчитывались из консервативного сценария и при среднегодовой цене нефти 43 доллара за баррель 

Благодаря конъюнктуре (цена нефти Urals в 2018 году выросла в 2018 году на 32% в сравнении с предыдущим годом до 70 долларов за баррель) доля нефтяных доходов бюджета в совокупных доходах госбюджета увеличилась с 8% в 2017 году до 10,1% в 2018 году.

Белорусский бюджет-2019 сформирован исходя из цены нефти 60 долларов за баррель, которая, как ранее заявляли белорусские чиновники, является вполне комфортной для Беларуси с точки зрения источников формирования доходной части бюджета даже в условиях реализации налогового маневра в РФ. 

Однако по итогам текущего года цена нефти вряд ли существенно изменится в сравнении с прогнозной (средняя цена на нефть марки Urals в январе-августе 2019 года снизилась на 7,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 64,54 долларов за баррель), поэтому ценовая конъюнктура бюджету в 2019 году не поможет.

Как результат, согласно официальному прогнозу, ВВП Беларуси в этом году должен увеличиться на 4%, однако этот показатель вряд ли удастся выполнить. За 9 месяцев ВВП в стране увеличился на 1%, при этом в августе-сентябре наблюдался рост на грани рецессии. 

Одна из причин — падение экспорта. Сказался в первую очередь эффект налогового маневра в нефтяной отрасли вкупе с эффектом «грязной» российской нефти на фоне ухудшения ценовой конъюнктуры на экспортных рынках.

Из-за «грязной» нефти и российского налогового маневра Беларусь недополучила по экспорту по итогам 9 месяцев около 1,5 млрд. долларов. И лишь половину потерянных средств удалось компенсировать за счет других источников.

В 2019 году перетаможка нефти для Беларуси сохраняется, но сумма поступлений будет меньше из-за налогового маневра. Кроме того, теперь Беларусь несет дополнительные потери из-за введения РФ с 1 ноября 2018 года квот на поставки нефтепродуктов в Беларусь (как заявлено, во избежание их реэкспорта). 

Белорусская сторона прогнозировала, что из-за секвестра поставок российских нефтепродуктов в 2019 году страна может потерять в объеме экспорта около 1,5 млн. тонн нефтепродуктов по сравнению с 2018 годом.

Также в 2019 году Беларусь несет дополнительные потери из-за налогового маневра в нефтяной отрасли РФ. Министр финансов Беларуси Максим Ермолович оценил такие издержки для белорусской экономики в 400 млн. долларов (при среднегодовой цене нефти в 70 долларов за баррель).

Напомним, параметры налогового маневра, реализуемого России в 2019 –2024 годах, предусматривают ежегодное снижение ставки вывозной таможенной пошлины на нефть (на 5 процентных пунктов в год) с доведением ее до нуля к 2024 году и повышение ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), в результате чего цена российской нефти для Беларуси приблизится к мировой.

Учитывая, что ставки вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты привязаны к ставке экспортной пошлины на нефть, это ведет к снижению поступлений доходов бюджета от экспорта нефтепродуктов.


Бюджет-2020: впервые за 7 лет — дефицитный

В 2020 году налоговый маневр в нефтяной отрасли РФ усугубит проблемы для белорусской экономики.

Отметим, что ранее министерство финансов Беларуси из-за снижения доходов бюджета в связи с налоговым маневром подготовило проект республиканского бюджета на 2020 год с дефицитом 1,4% ВВП (1,4 млрд. долларов в эквиваленте).

Однако в сентябре президент Александр Лукашенко потребовал от правительства доработать документ, назвав целевые показатели «недостаточно напряженными». Вслед за этим в правительство сообщило, что доработало проект прогноза на 2020 год. 

Теперь ВВП в 2020 году должен вырасти на 2,8%. Эту цифру Лукашенко утвердил в качестве основного параметра прогноза социально-экономического развития на 2020 год.

Отметим, что на следующий год Минфин Беларуси впервые с 2013 года подготовил проект дефицитного бюджета.

Проект госбюджета Беларуси на 2020 год предусматривает дефицит в размере 995 млн. рублей (484,44 млн. долларов в эквиваленте). В проект бюджета закладывается ставка рефинансирования в 9,5%, инфляция — в 5%, цена нефти в 60 долларов за баррель.

В материалах к проекту бюджтеа-2020 поясняется, что по сравнению с 2019 годом потери доходной части бюджета составят 1,88 млрд. рублей. Это связано с сокращением субсидий белорусской экономики со стороны РФ. 

В частности, бюджет недосчитается почти 1,6 млрд. рублей, в том числе в связи со снижением поступления экспортных пошлин на нефтепродукты (по расчетам Минфина, в 2020 году средневзвешенная ставка пошлины на нефтепродукты уменьшится с 64,8 долларов за тонну до 43,2 долларов) — 537,2 млн. рублей. 

А также из-за реализации в РФ налогового маневра и «прекращением действия срока действия договоренностей с Российской Федерацией в нефтегазовой сфере» (выпадение доходов от перетаможки нефти) — 950,9 млн. рублей.

Министр финансов Беларуси Максим Ермолович на конференции « KEF–2019» 1 ноября отметил, что нефтяные доходы были недолговым источником погашения обязательств по внешнему долгу. 

В 2020 году Минфин не снимает с себя задачи по рефинансированию 75% госдолга за счет долговых источников. «Еще 25% будут недолговые, но не связанные с доходами от экспорта нефтепродуктов», — отметил  Ермолович.

По его словам, в связи с проведением налогового маневра в более сложной ситуации окажутся белорусские НПЗ, «так как реализация налогового маневра влияет на внешнюю конкурентоспособность и на внутренние цены на нефтепродукты».

«Поэтому нерешение вопроса по компенсации налогового маневра приводит к росту внутренних цен и сокращению маржинальности экспорта нефтепродуктов. Это, наверное, самое большое негативное последствие, связанное с реализацией налогового маневра. Бюджет от этого будет страдать», — заявил М. Ермолович.

Заместитель председателя госконцерна «Белнефтехим» Светлана Гурина оценивает потери белорусской нефтеперерабатывающей отрасли в 2020 года от налогового маневра в 300 млн. долларов. 

По оценкам «Белнефтехима», из-за налогового маневра цена на нефть для Беларуси повысится на 17,7 долларов за тонну (при среднегодовой цене нефти в 60 долларов за баррель).


Шансы договориться еще есть?

Белорусские власти заинтересованы продлить механизм перетаможки российской нефти на 2020 год, поскольку в следующем году белорусские НПЗ не успеют запустить модернизированные мощности и не смогут эффективно переработать 24 млн. тонн нефти. Но пока этот вопрос не удается решить.

Беларусь предоставила России предложения по балансам поставок нефтепродуктов на 2020 год, В следующем году Минск рассчитывает охранить импорт беспошлинной нефти на уровне 24 млн. тонн. При этом рассчитывает на перетаможкеу 6 млн. тонн нефти из этого объема. Однако пока белорусским чиновникам не удалось договориться по этому вопросу с РФ.

Еще один нерешенный вопрос в нефтяной сфере с РФ — компенсация за налоговый маневр. «Для нас важно решение тех вопросов, которые остались нерешенными (после парафирования программы интеграции — прим ред.). — налоговый маневр и его последствия. Мы очень на это рассчитываем, но в своих планах исходим из того, что компенсации за налоговый маневр не будет», — отметил министр финансов Беларуси Максим Ермолович в сентябре 2019 года.

Пытаясь добиться компенсации, белорусская сторона апеллирует к соглашению по ЕАЭС, при подписании которого стороны урегулировали все спорные вопросы, связанные с будущими ценами на газ и нефть для Беларуси. Но, как заявляют в Минске, «принятые вслед за этим решения РФ по налоговому маневру сводят до нуля все предыдущие договоренности».

Недавно МИД Беларуси предложил включить в повестку очередного заседания Группы высокого уровня Совета министров Союзного государства вопрос о компенсации потерь и совершенствовании ценообразования на поставляемую в Беларусь российскую нефть.

Однако Минфин РФ посчитал нецелесообразным делать это. Более того, российское министерство завило, что претензии Беларуси на компенсацию потерь от налогового маневра ограничивают суверенное право РФ на проведение внутренней политики и не соответствуют принципам договора о ЕАЭС, ибо при его заключении стороны договорились руководствоваться принципом суверенного равенства государств.

Российское министерство предложило белорусам решать этот вопрос в рамках реализации «дорожной карты» по унификации, гармонизации и сближению налогового законодательства двух стран. 

Проектом этого документа предусмотрены мероприятия, итогом которых, по мнению российской стороны, должно стать подписание ряда межправительственных соглашений о применении на территории Беларуси норм Налогового кодекса РФ в отношении всех налогов и сборов, а также налогового администрирования за исключением единичных изъятий, связанных с особенностями белорусской экономики.

Таким образом, при подписании этих соглашений белорусские и российские субъекты предпринимательской деятельности будут находиться в равных налоговых условиях, отмечает Минфин РФ.

По оценкам белоруского правительства, в отсутствие компенсаций от России и при цене нефти 60 долларов за баррель негативное влияние налогового маневра на экономику Беларуси будет эквивалентно 9 млрд долларов (15% ВВП) до конца 2024 года, в том числе доходы бюджета сократятся на 3 млрд долларов, а снижение прибыли НПЗ составит 6 млрд долларов.


Без реформ и энергодотаций белорусская экономика будет дальше падать

В октябре МВФ опубликовало прогноз по ВВП Беларуси. Оценки МВФ основываются на отсутствии структурных реформ в Беларуси и компенсаций со стороны России по налоговому маневру. 

В результате, согласно расчетам фонда, в 2020 года белорусская экономика вырастет лишь на 0,3% вместо 2,2%, которые прогнозировались ранее. В 2021 году рост ВВП снизится до 0,1%, в 2022 году – до 0,06%, в 2023 году – до 0,03%, а в 2024 году будет рецессия – минус 0,4%.

Советник исполнительного директора МВФ Александр Заборовский, отвечая на вопросы журналистов в кулуарах «Кастрычніцкага эканамічнага форума KEF–2019» 31 октября, отметил, что фонд может пересмотреть в лучшую сторону данный прогноз. 

«На сегодняшний день благодаря диалогу белорусских властей и миссии фонда появилось гораздо больше информации для того, чтобы этот прогноз обновить», — сказал А. Заборовский.

Миссия МВФ по оценке экономической ситуации в Беларуси работала с 29 октября по 5 ноября 2019 года. Цель миссии — обсуждение с властями и экспертами экономической ситуации в стране. Ожидается, что в начале 2020 года в Беларусь приедет традиционная ежегодная миссия в рамках ст.4 Устава МВФ.

«В качестве эксперта, а не представителя МВФ, могу сказать: есть ощущение, что по итогам миссии по IV Статье и публикации отчета прогноз будет пересмотрен», — сказал А. Заборовский.

Однако, понятно, что возможный пересмотр прогноза не меняет сущностных проблем белорусской экономики.

Рейтинговое агентство S&P Global Ratings обращает внимание на основные риски для белорусской экономики: колебания цен на нефть и нестабильные отношения с Россией, от которой зависит в том числе эффективность ключевого для Беларуси сектора нефтепереработки.

Помимо прямого финансирования, Россия также косвенно поддерживала Беларусь, поставляя нефть и газ по ценам ниже рыночных, отмечают эксперты агентства. Между тем, будущее этих субсидированных поставок углеводородов остается неопределенным. 

Официально переговоры по соглашениям о нефти и газе могут начаться после того, как рабочие группы двух стран завершат дальнейшие шаги по интеграции в конце текущего года Но остается неясным, будет ли это на самом деле так.


Получается, что реализовать свой потенциал экономического роста Беларусь может при условии полной компенсации последствий налогового маневра и пролонгации механизма перетаможки нефти, либо при проведении структурных реформ. 

Реализация обоих этих условий сейчас выглядит проблематично. Зато очевидно: если официальному Минску удастся выторговать у РФ энергетические бонусы, о структурных реформах в Беларуси можно будет забыть, тем более — о грядущей пятилетке цифровой экономики.


Поделиться




Загрузка...