Интеграционный марафон. Что дальше?

Беларусь и Россия давно уже формально двигаются по пути интеграции. Как это происходит и кому данное сближение нужно?

Данному вопросу посвящена значительная часть ежеквартального доклада о ситуации в белорусской политике руководителя Центра политического образования Андрея Ляховича, пишет thinktanks.by

В июне 2002 года Путин заявил, что наиболее понятным России вариантом интеграции с Беларусью является вхождение Беларуси в состав России на правах субъекта Российской федерации. Когда Лукашенко ответил отказом, со стороны России поступили предложения сделать шаги по пути, как говорили в Москве, настоящей интеграции.

История предложений

Кремль предложил Лукашенко подписать Конституционный акт союзного государства, который предусматривал создание наднациональных структур с преобладанием представителей России, их решения были бы обязательны для обоих сторон.

Также российская сторона предложила объединить денежные системы: российский рубль стал бы денежной единицей в Беларуси.

Эти инициативы России обсуждались в 2002-2003 годах. Во всех случаях Лукашенко говорил, что инициативы России – замечательные. Но предлагал свои варианты «настоящей интеграции», которые были совершенно неприемлемы для Москвы. В Конституционном акте предложил закрепить обязательства России поставлять Беларуси газ и нефть по внутренним российским ценам. Россия должна была ликвидировать все барьеры для белорусского экспорта.

Не менее удивительным для России было предложение Лукашенко по объединению денежных систем. Белорусский национальный банк получил бы, как российский Центральный банк, право печатать российские рубли.

В январе 2004 года произошел первый энергетический конфликт в отношениях Беларуси и России. Российский концерн «Газпром» прекратил поставки газа в Беларусь. Условием возобновления поставок газа была продажа белорусского газотранспортного предприятия «Белтрансгаз».

Лукашенко заявил, что прекращение поставок газа – это «акт государственного терроризма». В Кремле впервые узнали, на что готов пойти Лукашенко, чтобы сохранить власть, не быть зависимой от российского руководства и легко сменяемой по его воле фигурой.

Беларусь стала использовать газ, предназначавшийся для западных покупателей: Польши, Германии… Лукашенко заявил о возможном повышении тарифов на транзит российских грузов через территорию Беларуси. Беларусь осложнила сообщение России с ее калининградским анклавом.

Беларусь прекратила сотрудничество с Россией в сфере противовоздушной обороны: российские военные перестали «видеть», что происходит в воздушном пространстве на запад от центрального региона России. Белорусские официальные лица заявляли, что с территории Беларуси могут быть выведены российские военные объекты. И заявляли, что Беларусь не рассматривает вопрос о выходе из важных для России межгосударственных организаций (ОДКБ, Таможенный Союз, СНГ). Пока не рассматривает.

Диалог о Конституционном акте и объединении денежных систем был закончен в 2004 году. С тех пор в отношениях с Россией происходили энергетические конфликты, «молочные», «мясные» войны. Российская сторона выступала с предложением покупки российскими компаниями белорусских предприятий. В 2013-2015 годах Россия предлагала разместить на территории Беларуси базу своих военно-воздушных сил.

«Белтрансгаз» так и остался единственным крупным белорусским прелприятием, которое было продано российской компании. После ввода в строй первой нитки «Nord Stream» у Лукашенко не было других вариантов: труба без газа ничего не стоила.

Произошло падение цен на нефть на мировом рынке, западные санкции повлекли значительное сокращение ВВП России. Значительно вырос отток капитала из России. Многократно сократились прямые иностранные инвестиции в экономику России.

Активизация внешней политики (помощь режиму Асада в Сирии, финансовая поддержка сепаратистских движений в Европе), большие инфраструктурные проекты в Крыму, война на Востоке Украины и поддержка ДНР-ЛНР – все это требовало новых расходов Кремля.

Россия взяла курс на сокращение нефтегазовых дотаций режиму Лукашенко. Реализация программы импортозамещения в России повлекла возникновение новых ограничений для белорусского экспорта, прежде всего, продовольствия, в Россию.

В то же время Лукашенко все чаще заявлял, что Беларусь – единственный союзник России. Выражал уверенность, что Украина и Грузия вступят в НАТО. Требовал равных с Россией цен на нефть и газ для белорусского союзника и снятия барьеров для белорусского экспорта. По его словам, создание равных условий для субъектов хозяйствования – это и есть реальная, настоящая интеграция в рамках союза с Россией.

13 декабря 2018 г. премьер-министр России Д.Медведев заявил, что Россия готова к углублению интеграции с Беларусью, в том числе к объединению денежных систем, созданию единой таможни. Вице-премьер России Д.Козак заявил, что без этих шагов по углублению интеграции Россия не будет обсуждать вопрос компенсации потерь Беларуси от налогового маневра.

14 декабря 2018 г. Лукашенко заявил, что Беларусь никогда не войдет в состав России. «Если нас хотят поделить на области и впихнуть в Россию - этого не будет никогда». «Под предлогом глубокой интеграции Москва хочет инкорпорировать Беларусь в состав России. Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России».


Комментируя заявления Медведева о едином эмиссионном центре, общей таможне, Лукашенко заявил, что Россия вновь предлагает «создавать союз с крыши, а не фундамента». Таким фундаментом является, по его мнению, создание равных условий для субъектов хозяйствования, т.е. поставки газа и нефти по внутренним российским ценам и отсутствие барьеров для белорусского экспорта в Россию.

По инициативе российской стороны Беларусь и Россия ведут переговоры об углублении интеграции. Из заявлений официальных представителей Беларуси (Лукашенко, премьер-министра С.Румаса) следует, что белорусская сторона делает России неприемлемые предложения по углублению интеграции, которые сводятся к увеличению нефтегазовых дотаций со стороны России без каких-либо уступок со стороны Беларуси.

Путин и Лукашенко заявили, что все спорные вопросы будут решены до 8 декабря 2019 г., к 20-летию союзного договора будет подготовлена программа действий по интеграции.

Из заявлений Лукашенко в первой половине сентября следует, что в ходе переговоров проявились все большие расхождения позиций сторон. Российская сторона предлагает Лукашенко согласиться с тем, что газовая дотация достаточна для поддержки союзника.5 Российское руководство намерено продолжать курс на  сокращение нефтяных дотаций, до их почти обнуления к 2025 году.

11 апреля 2019 года Лукашенко угрожал прекратить транзит российской нефти через территорию Беларуси, в случае, если Россия не компенсирует потери Беларуси от налогового маневра.

6 сентября Лукашенко повторил свою угрозу: «Я сказал (президенту России), если вы нас будете наклонять и подвели к рыночной цене на нефть, пошлину заменили налоговым маневром, мы возьмем с рынка и другую нефть. Но только нужно ли это России, чтобы на их рынок пришло 20-25 миллионов тонн чужой нефти – американской, Саудовской Аравии, еще чей-то… Азербайджанская нефть – через Украину у нас на Мозырь отработан этот маршрут.  


Мы прорабатываем северный маршрут. Я прямо сказал российским властям. И через Польшу, через Прибалтику. Наработки есть. Но, если мы начнем поставлять нефть через Польшу, то мы заберем две нитки нефтепровода «Дружба», по которым на экспорт идет российская нефть. Это нужно россиянам? Нет! Тогда давайте договариваться. Вот мои требования».

По всей видимости, выдвигая в декабре 2018 года предложения по углублению интеграции, в Москве не рассчитывали на согласие Лукашенко. Хотели, чтобы Лукашенко просил меньше.

Чемодан без ручки

Союзное государство стало для России «чемоданом без ручки». Нести его стало тяжело и неудобно. Но отказаться от него Путин не готов. Он заявил, что распад Советского Союза – самая большая геополитическая катастрофа XX века. Отказаться от союзного государства значило бы, что Россия отказывается от традиционной роли собирателя земель, роли империи. Пока российская политическая элита и значительная часть российского общества так видят Россию и ее предназначение.

Наиболее вероятно, что переговоры с Россией об углублении интеграции закончатся безрезультатно. Россия не откажется от налогового маневра. Белорусская сторона будет требовать повышения тарифа на транзит российской нефти.


Главный инженер предприятия «Гомельтранснефть Дружба» А.Вериго заявил: «Нам известны технические возможности и «экономика» перенаправления (Россией) поставок нефти в морские порты. Анализ показывает, что маршрут по территории Беларуси остается наиболее экономически привлекательным, в том числе с учетом предложенного нами обоснованного повышения тарифов на 23%».


Поделиться




Загрузка...