США и ОПЕК+ делят рынок нефти: как это отразится на курсах валют?

Мировые цены на нефть этим летом и в начале осени периодически идут то на повышение, то на понижение.


10 сентября цена нефти марки Brent впервые с 1 августа поднялась выше $63 за баррель. Подорожала и нефть марки WTI. Как эти игры нефтяных цен влияют на валютные рынки Беларуси и России и на нашу экономику? И что в этой связи может происходить с обменными курсами? 

Об этом в комментарии Myfin.by рассказывает финансовый консультант Михаил Грачев.

– Цены на нефть, особенно нефть марки Brent, на которую ориентируются российские и белорусские бюджеты, безусловно, подвержена изменениям или, выражаясь финансовым языком – волатильности. И эти изменения относятся к сфере внешних рисков – как для российской, так и для белорусской экономики.
 
Дело в том, что достаточно существенную часть своих экспортных поступлений Российская Федерация получает от экспорта энергоносителей –  как в чистом, сыром виде, так и готового продукта. И, кроме этого, к цене нефти марки Brent привязано формирование цены на другие энергоносители, например, на природный газ, который мы также получаем из России.

Подушка безопасности

Безусловно, изменения на мировом рынке цены на нефть напрямую отражаются на состоянии финансовой системы России и по дальше по цепочке –  на белорусской.

Надо отметить, что после резкого падения цены на нефть в 2014 году финансовые системы и России и Беларуси предприняли ряд мер. Напомним, тогда цена марки Brent упала с максимумов примерно в $120 за бочку до $70 и далее, к началу 2016 года, опускалась в пике до $26 за баррель. Тогда регуляторы приложили достаточно много усилий для того, чтобы стабилизировать и уменьшить эту зависимость.

В частности, Нацбанк РБ и Центробанк РФ пошли по пути увеличения золотовалютных резервов. И на сегодняшний день эти резервы достигают достаточно существенных значений.

Например, в Республике Беларусь ЗВР достигли почти $8,9 млрд – это исторический максимум. В Российской Федерации золотовалютные резервы Центробанка составляют примерно $520 млрд в эквиваленте. Это весьма значимые суммы. И эта подушка безопасности позволяет поддерживать национальные финансовые системы в стабильном состоянии.

Обменные курсы

Мы видим, что сейчас колебания обменных курсов как белорусского, так и российского рубля происходят в достаточно узком диапазоне. И предполагать какие-то резкие из нения, наверное, не совсем правильно. Потому что резервы позволяют сглаживать колебания и таким образом поддерживать обменные курсы валют на приемлемом уровне.

Нефтяное противостояние

Кроме того, Российская Федерация в период 2014-2016 годов заключила ряд существенных договоров и вступила в коалицию с нефтяным картелем ОПЕК для того, чтобы контролировать нефтяной рынок и оказывать влияние на формирование цены на нефть.

В 2016 году было подписано первое соглашение, которое действует и поныне, так как регулярно продлевается. И буквально сегодня, 12 сентября, в столице ОАЭ Абу-Даби состоится очередной саммит ОПЕК+, на котором, как ожидается, будет подтверждена приверженность соглашению по сокращению добычи нефти, чтобы не допускать переизбытка предложения на рынке.

Основным, скажем так, антиподом этого договора на сегодняшний день является американская сланцевая нефть. Благодаря ей Соединенные Штаты вышли по добыче нефти в мире на первое место. Но есть одна технологическая особенность. 

Дело в том, что сланцевая нефть по своему химическому составу и физическим свойствам существенно отличается от классической сернистой нефти и не все нефтеперерабатывающие заводы готовы принимать эту нефть и работать с ней.


Кроме этого, есть существенные проблемы при транспортировке этой нефти как по трубопроводам, так и железнодорожным путем. А с 2020 года вступают в силу существенные ограничения по транспортировке сланцевой нефти морским путем – танкерами.

Вот эта проблема не пускает американскую сланцевую нефть на внешние рынки. И американцы вынуждены ее перерабатывать у себя на своих НПЗ, а классическую нефть, которую они добывают, – пытаться предложить внешним рынкам во всем мире.

Таким образом, можно говорить о том, что последние несколько лет идет борьба между картелем ОПЕК+ вместе с присоединившимися странами и США именно по переделу мирового рынка сбыта сырой нефти. Результатом этого мы видим повышенную волатильность стоимости нефти.

Так ли опасны скачки нефтяных цен?

Последние полгода цена на нефть стабильно держится немногим выше $60 за баррель. И буквально 11 сентября мы видели, что она колеблется в пределах $62,90-63,40 за баррель. Накануне, вечером 10 сентября, был локальный максимум $63,60 на закрытии рынков.

И с большой долей вероятности можно говорить о том, что в ближайшее время мировая цена нефти будет находится где-то чуть выше $60. Вряд ли она существенно уйдет выше $65 или до $70. 

Потому что для этого нет предпосылок.
На цену нефти сверху давит сокращение потребления. Не зря во всем мире бьют в колокола по поводу сокращения мировой экономики. Это, собственно, ведет к сокращению потребления и энергоносителей.

Но усилия договора ОПЕК+ не проходят даром и цена остается стабильной.

О рубле и бюджете

А для белорусского и российского рубля, как мы уже ранее говорили, ситуация совершенно не критична. То есть, цена на нефть находится в каких-то запланированных пределах.

По крайней мере, в Российской Федерации и в Беларуси бюджеты на текущий 2019 год сформировались с учетом цены нефть в районе $40 за баррель. И это превышение от $40 до $60 с небольшим, конечно, добавляет нам профицита. 

Поэтому можно говорить о том, что текущие цены на нефть вполне комфортны для наших экономик.


Поделиться