В чем бизнес и налоговики не сходятся по "опасной" статье налогового кодекса

Новые правила борьбы с налоговыми нарушениями пока не слишком понятны ни бизнесу, ни контролерам.

В чем бизнес и налоговики не сходятся по "опасной" статье налогового кодекса
О том, как сделать эти правила эффективным, а не репрессивным инструментом, поговорили участники круглого стола, организованного Республиканским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) и Белорусским обществом профессиональных бухгалтеров. Office Life выбрал самые важные моменты, которые обсуждали власть и бизнес.

По словам председателя Республиканского союза промышленников и предпринимателей Александра Швеца, п. 4 ст. 33 появился в Налоговом кодексе без обсуждения с деловым сообществом, и теперь бизнес волнует, как эти нормы будут применяться на практике. Прошло 5 месяцев, высказано множество мнений, принят указ № 151, свою позицию высказал Верховный суд, но ясности нет.

«Госорганы сами только пытаются разобраться с применением норм. МНС, КГК, суды стараются выработать общую позицию и ориентиры. Законодатели не стремились создать новые подходы и определить новые составы правонарушений», — заверяет заместитель министра по налогам и сборам Элла Селицкая.

Пока более или менее ясно, что произойдет в случае выявления искажения сведений об объектах налогообложения. Это считалось нарушением всегда, и сразу следовало наказание. Теперь же, если недостоверная информация выявлена в ходе камерального контроля, плательщику дается возможность самостоятельно устранить правонарушение.

Впрочем, один новый подход в п. 4 ст. 33 НК есть и весьма важный. Теперь налоги могут доначислить, даже если операции реально совершались, все документы имеются, формально действия плательщика были законными, но их основной целью было занижение налогов. Таким образом, многие привычные схемы налоговой оптимизации с 1 января становятся опасными.

Переместился в Налоговый кодекс и еще один из элементов указа № 488 — проверка реальности совершения хозяйственных операций. Но поскольку «лжепредпринимательский» реестр упразднен, оценивать надежность своих контрагентов предприятиям будет еще сложнее. В планах МНС — создание единого реестра, содержащего максимум информации о субъектах хозяйствования, но появится такой ресурс нескоро.

Предполагается, что после отмены указа № 488 угроза признания первичных учетных документов не имеющими юридической силы станет меньше. Однако у бизнеса свое мнение на сей счет. Представители ОО «Белорусское общество профессиональных бухгалтеров», главные бухгалтеры ОАО «Лидское пиво» и ОАО «Гродненский мясокомбинат» уверены, что гипертрофированная роль «первички» в нашей стране только мешает работе предприятий, не способствует ни повышению достоверности деловой информации, ни пресечению правонарушений. Зато требования к накладным и иным первичным документам загружают бухгалтеров лишней работой и позволяют наказывать бизнес за формальные проступки.


Негативная практика прошлых лет не должна повториться, уверяют чиновники. Но они не готовы сформулировать рекомендации о том, как и в каких случаях будут применяться новые нормы. Предлагается «идти от практики». Бизнесу такой подход кажется не слишком удачным. Заключать договоры и работать надо постоянно. Но как это делать, не зная, как оценят контролеры и суды те или иные сделки? Никому не хочется стать примером судебной практики. К тому же, несмотря на все просьбы бизнеса, власти почему-то категорически отказываются публиковать все материалы решений судов. Так что учиться на чужих ошибках тоже не удается. Налоговики опасаются, что искусственно сочиненные рекомендации не совпадут с практикой доказывания нарушений. По мнению Селицкой, в каждом конкретном случае исходя из принципа добросовестности плательщика корректировка налогов возможна тогда, когда собраны доказательства.

Сейчас МНС обещает очень осторожно подходить к использованию норм п. 4 ст. 33 НК. Все случаи их применения должны согласовываться с министерством. С начала года в МНС было рассмотрено 13 таких материалов. Из них 5 согласованы, столько же отклонены и 3 отправлены на доработку. При этом предотвращен необоснованный возврат более 1 млн рублей из бюджета — удалось доказать, что единственной целью операции был необоснованный возврат НДС.

Ограниченное использование нормы под контролем центрального аппарата дает плательщикам время адаптировать свои бизнес-процессы к новшествам. Их суть весьма проста, считает начальник управления МНС Андрей Сидорчук: не надо искажать сведения в налоговом учете и отчетности, делать целью неуплату налогов, а все операции должны быть реальными. Представитель МНС предупредил, что нереальность иных схем очевидна, какими бы документами они ни оформлялись. Если штатный бухгалтер вдруг стал индивидуальным предпринимателем и за ту же работу, которую выполнял ранее, получает в десятки раз больше, никто не поверит, что при подмене трудовых отношений гражданско-правовыми есть иная цель, кроме ухода от налогов.

В свою очередь, Швец поинтересовался, где грань между разумной целесообразностью и уходом от налогов? Пока власти ограничиваются обещаниями ее найти.

Поделиться