АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Что со Светлогорском? Вопросы и ответы о первом в Беларуси производстве целлюлозы

В конце марта завод белёной целлюлозы в Светлогорске принял пресс-тур «Беллесбумпрома» с участием государственных медиа. Они оптимистичны: пишут об увеличении загрузки завода и не упоминают о контексте – многолетнем скандале и выбросах, воняющих гнилью.

Что со Светлогорском? Вопросы и ответы о первом в Беларуси производстве целлюлозы

Что там за скандал в Светлогорске?

Жители города и близкой к нему деревни Якимова Слобода протестуют против Завода белёной целлюлозы Целлюлозно-бумажного комбината. Комбинат построен в 60-х, завод решили создать примерно в 2010 году.

Он уже построен (хотя открытие не раз откладывали), на полную мощность не работает – идут пуско-наладочные работы. После каждой приостановки завода по деревне и иногда городу плывёт неприятный запах метилмеркаптана. Этот газ воняет гнилой капустой и вреден для человека.

Иногда жители деревни жалуются на сильный шум и гул от завода, фиксируют явления, которые оценивают как нелегальные сбросы загрязняющих веществ в реку через ливневую канализацию.

Конфликт состоит в том, что жители настаивают на наличии проблем, а руководство завода не соглашается, отрицает сбросы в ливнёвку, проблемы с запахами и звуками. Понимания нет давно.

И какое дело всем до этого… Солигорска? Ах да, Светлогорска, всё время путаю

Дело есть далеко не всем. Только тем, кого волнует выполнение экологического законодательства, свобода собраний и собственно качество новых промышленных предприятий.

А названия городов действительно похожи. Но они даже не соседи: Светлогорск на 180 километров восточнее Солигорска и выглядит совсем иначе. Солигорск – один из самых компактных городов Беларуси и построен в 60-х годах с нуля прямо рядом с месторождениями калийной соли.

Светлогорск тоже сильно вырос в 60-е годы – население увеличилось аж в четыре раза. Но люди там жили со Средневековья, и до 1961 года он был городским посёлком Шатилки.

Город интересен тем, что часть застройки середины ХХ века создана с попыткой вписать её в существующую природную среду. Во дворах можно встретить целые заросли сосен, но знают Светлогорск скорее по другим вещам – он имеет репутацию места, где много наркоманов и ВИЧ-инфицированных людей.


А что насчёт экологического законодательства?

Если вкратце – с его соблюдением есть проблемы. Из недавнего – у активистов пока не вышло получить доступ к материалам повторной экоэкспертизы предприятия, как пишет сайт правозащитного центра «Вясна».

По словам активистки Алены Маслюковой, участники суда в марте сначала отрицали, что это экологическая информация, а потом судья порекомендовала взять результаты у китайской стороны, а не у органа, давшего заключение.

 

С чего активисты взяли, что кто-то им должен дать результаты экспертизы?

Потому что жители Беларуси имеют право получать экологическую информацию и участвовать в принятии экологически важных решений – это предусмотрено Орхусской конвенцией, стороной которой является Беларусь.

У нас часто снисходительно относятся к международным соглашениям, но на самом деле они занимают главную позицию в иерархии нормативно-правовых документов. В отличие от указов или декретов внутри страны.


Зато со свободой собраний в Светлогорске хорошо. Хоть у кого-то?

Да, активисты в Светлогорске на самом деле уже третий месяц выходят на площадь небольшим составом.

Но предыстория такова, что они подали десять заявок на проведение митинга и получили десять отказов за два месяца. Причины, например, в проведении на заявленном месте другого мероприятия (которого на самом деле не было).

История с участием давняя. Ещё в 2012 году было обсуждение отчёта об ОВОС (воздействии на окружающую среду – ред.) будущего производства, и часть жителей просто не пустили в зал. Тех, кто приехал из Якимовой слободы на автобусе; журналистку из Гомеля, которую тягали по асфальту охранники; жителя Светлогорска Сергея Дайнеко, который должен был принести на собрание 11 тысяч подписей против (в Светлогорске около 67 тысяч жителей – ред).

Если с поля воняет навозом, вы тоже пикеты устраиваете?

Есть разница между навозом и запахом гнилой капусты – и не смейтесь. Особенно если воняет не сама капуста, а выбросы производства белёной целлюлозы. Они закономерны при технологии варения белёной целлюлозы с диоксидом хлора, которую используют в Светлогорске.

«Меркаптаны выделяют также российские заводы. Почему их не учли при [государственной] экологической экспертизе [проекта завода]? Потому что тогда по ней было бы отрицательное заключение», – говорит светлогорский активист и бывший работник химической промышленности Анатолий Змитрович.

При этом в Беларуси ещё нет собственной методики измерения метилмеркаптанов в воде и воздухе, её ещё только утверждают. А завод запущен полтора года назад, и это единственное такое предприятие в стране.

Так экологи с активистами против варки целлюлозы?

Часть людей консервативна и всегда против любого завода и строительства. Но активисты в Светлогорске говорят, что они за развитие промышленности при соблюдении законодательства и не в ущерб праву граждан на благоприятную окружающую среду.

Но промышленности не идеальна. Предприятиям часто не хватает денег на экологические и предусмотренные проектом мероприятия, качество ОВОС бывает низким, а отношение к инвесторам – чрезвычайно лояльным.

15:50 05/05/2019
Поделиться