Гендиректор «Цептер»: «Живу в Беларуси 25 лет. Даже заработал пенсию около 190 рублей»

Успешный бизнесмен, генеральный директор компании «Цептер» в Беларуси Миомир Биджовски во многом считает себя настоящим белорусом.

Гендиректор «Цептер»: «Живу в Беларуси 25 лет. Даже заработал пенсию около 190 рублей»
 Здесь он прожил больше времени, чем где-либо, и становление новой Беларуси проходило на его глазах.
 Как он видит развитие нашей страны, Миомир рассказал обозревателю «БелГазеты» Юлии Гунашвили.

«Меня поразил минский аэропорт»

– По образованию я журналист. Устроился на работу в банк, где был главным редактором корпоративных газеты и журнала. Потом мне предложили работу, на которую я хотел попасть с первых дней своей учебы в университете, причем не в плане более высокой зарплаты. Мне была интересна научная и дипломатическая деятельность. Так я пришел на государственную службу, сначала в Министерство по науке и культуре Югославии, а затем в МИД.

Много работал за рубежом, в том числе в СССР. Но когда в моей стране началась война и Югославия развалилась, ушел с госслужбы в компанию «Цептер». Какое-то время работал в московском филиале, а затем возглавил представительство компании в Беларуси. Здесь же организовал свой бизнес. И вот уже 25 лет я живу в этой стране, которую во многом считаю родной.

Очень хорошо помню, как впервые приехал в Беларусь. Это был март 1988 года. Тогда мы с послом Югославии прилетели из Москвы с официальным визитом. Первое впечатление было удивительным. Прежде всего меня пора-зил аэропорт Минск-2. Я удивился, что в городе, который тогда не каждый мог найти на карте, да еще в советские времена, он такой большой. Но особенно меня впечатлил визит в Хатынь. Я неплохо знаю историю. Этот мемориал очень хорошо отражает то, через что прошла Беларусь. Ее доброжелательный, миролюбивый народ, который пережил все ужасы войны, как никто понимает весь кошмар, произошедший с Югославией в 1999 году.

«Беларусь во многом ушла вперед»

– На работу в Минск меня перевели в 1995 году. Это был июль, прекрасная погода, которая, может, тогда меня и подкупила. У меня спросили: ну что такое Беларусь, какой Минск? В то время я сказал так: в 21.00 закрываются магазины, в 22.00 отключают светофоры, а в 23.00 – и освещение в городе. В полночь перестает ходить транспорт, в час ночи отключают горячую воду. В 95-м именно так и было.

Теперь, когда я вижу Беларусь сегодняшнюю, часто вспоминаю эти слова. Страна сделала большой рывок, семимильными шагами идет вперед. И это меня здесь держит. Каким образом, какими правдами-неправдами – уже другой вопрос.

Здесь я даже заработал пенсию. Сейчас это около 190 рублей. Много это или мало? Жил бы я на хуторе в деревне, может, было бы достаточно. Если бы занимался охотой, огородом, собирал ягоды и грибы, не пил и не курил... Но в Минске на такие деньги существовать сложно.

Я свидетель тому, как здесь строилась новая страна. Да, много проблем, ошибок. Поэтому про Беларусь я могу говорить столько же хорошего, сколько и плохого. Но очевидно, что все меняется к лучшему. Я считаю несправедливым, как белорусам посредством визового режима ограничивают доступ в Европу. То, что творится на границах, – это варварство. Хотя по сравнению с соседями Беларусь во многом ушла вперед. Ваша страна должна была вступить в Евросоюз намного раньше, чем, к примеру, Латвия, Болгария, Румыния. Почему она не там – это другой аспект. Руководство выбрало иной путь, более характерный для Востока, где необходим какой-то период для решения вопросов.

«Надо иметь желание преодолевать трудности»

– В свое время появилась идея создать бизнес-инкубатор, который бы способствовал развитию совместного белорусско-сербского предпринимательства. Поддержка предпринимательства сегодня очень нужна. На мой взгляд, чтобы добиться успеха в этой стране, необходимо прежде всего верить в то, что делаешь. Необходимо быть готовым к трудностям, иметь волю и желание их преодолевать.

Конечно, для любого бизнеса нужен первоначальный капитал, хотя сегодня можно пробовать и без него. При этом остается много непонятных мне нюансов. Например, мой знакомый решил заняться фермерством. Ему сразу безвозмездно дали 50 га земли, что в моей стране невозможно даже представить. Но только на 50 лет. Мне кажется, неправильно, что в Беларуси нет собственности на землю, это способствовало бы развитию сельского хозяйства.

Отдельно хочу сказать о банковской системе. Я являюсь членом наблюдательного совета «Цептер Банка». К нам на заседание акционеров пришел представитель Нацбанка и сказал открыто: политика государства такова, что 20 банков сегодня не нужно, а достаточно 7-8, но крупных. Кто это придумал? У нас нормальный банк с капиталом в 30 млн евро.

Нормально работаем, соблюдаем все законы, а государство постоянно поднимает планку. Каждый год необходимо делать докапитализацию. Но одно дело, к примеру, «Беларусбанк». Там учредитель – государство, и, если понадобится, оно перечислит туда необходимую сумму. Или «Белгазпромбанк». За ним стоит такой монстр, как российский «Газпром». И директор может в любой момент позвонить Алексею Миллеру и сказать, что не хватает 100 млн для докапитализации. А маленькие банки так не могут.

Но ведь они тоже – составная часть финансовой системы Беларуси. Они не путаются под ногами – каждый занимает свою нишу. К примеру, таких банков восемь, у каждого уставный фонд составляет 30 млн евро. Это же капитал! Зачем же ставить их в такие условия? Вот скажи моему директору, который еле-еле показывает Беларусь на карте, что надо поднять уставный фонд на 50 млн. Он сразу скажет «извините», и банк уйдет с рынка.

«В этом разница между нашими странами»

– Я в большой степени считаю себя белорусом. Живу здесь уже 25 лет. Чувствую себя очень комфортно. Хоть и мало солнца, климат для меня подходящий. Может, это уже возраст, но белградская жара меня утомляет. Тут у меня много друзей, есть любимое дело. Я очень люблю белорусскую природу. Большего наслаждения нет, чем пройти пешком от Вилейки вдоль реки Вилия. Я знаю каждый уголок Беларуси.

Сегодня я, по сути, живу на две страны. На семейном совете мы решили, что жена с детьми останутся в Белграде. Во-первых, сын и дочь там учились, а потом и начали работать. У нас принято, что мама всегда остается с детьми. Я добытчик, а она хранительница семьи. Это здесь часто женщина и добытчик, и мать, и жена.

Я очень часто езжу в Сербию. Моей стране еще очень много предстоит сделать, чтобы ликвидировать последствия 1999 года. Но она поднимается на глазах. Идут инвестиции. Строятся дороги. Правда, объездную дорогу вокруг Белграда возводят уже 25 лет. В этом плане у вас гораздо больше порядка. А в Сербии никогда не можешь быть уверен. Вот в этом разница между нашими странами.

Да и разное видение мира у наших народов. Сербы не очень любят работать, а вот воевать – это да. Они не могут забыть, что сделали с их страной, их до сих пор обуревает ненависть. Конечно, надо помнить. Белорусы ведь тоже не забывают ужасы фашизма. Но ненависти нет. Белорусы – очень добрый, вплоть до наивности, народ.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...




Особое мнение