Виктор Бабарико: Ностальгия по СССР - это тупиковый путь

Глава Белгазпромбанка вспоминает свое советское детство и объясняет, почему он никогда не хотел, чтобы так жили его дети.

Виктор Бабарико: Ностальгия по СССР - это тупиковый путь
Мороженое за 28 копеек в любом магазине, «бесплатные» квартиры, которые якобы выдавали миллионам советских граждан, самая читающая страна — сколько мифов об СССР можно встретить в соцсетях на страничках молодых людей, которые о жизни в «совке» знают разве что по фильмам и рассказам бабушек-дедушек или по детским воспоминаниям родителей.

В интервью «Салідарнасці» Виктор Бабарико рассказывает, каким на самом деле было детство советского ребенка из Заводского района Минска.

— Я очень люблю свое детство и ничего не хочу в нем менять. Хотя и жалею о многом, что хотел бы, но не мог сделать в детстве. В ленинскую библиотеку я попал только в 19 лет. Я завидовал людям, которых встретил в университете, с их багажом знаний и прочитанной литературы. 

Они прочли ее, потому что  жили в другой среде в центре города. Или нашли эти книги в читальных залах. Не в читальном зале шарикоподшипникового завода или МАЗа, а в «Ленинке».  Мне хотелось, чтобы эти знания я получил раньше, а не после 18-19 лет.

Детство у меня было замечательное, несмотря на разные ограничения. Но я никогда не хотел, чтобы так жили мои дети.

Я не хочу, чтобы мои дети в качестве игрушек делали самопал.

Я не хочу, чтобы они стреляли из рогатки.

Не хочу, чтобы они бросали карбид в бутылку. Я видел оторванные пальцы, детей, которые лишались глаз...

И я не хочу, чтобы они бегали домой в 19.10, потому что по телевизору показывают один художественный фильм, и вариантов нет. А в 21.30 тебя родители отправляют спать...

Наверное, был здоровский вкус мороженого... Можно вспоминать, как мы жили во дворе и играли в футбол... Но я не хочу, чтобы они пробовали сигарету в пять лет, вино — в 12. Это у меня было, и кто мне рассказывает, что в СССР этого не было... Я не знаю того Советского Союза, по которому можно было бы ностальгировать.

У меня иногда спрашивают: «Почему ты летаешь бизнес-классом?». Я не знаю, какие деньги готов заплатить, просто чтобы не стоять в очереди...

Не хочу, чтобы я сам или мои дети в восемь часов вечера встали в очередь, чтобы в шесть утра в универмаге «Беларусь» получить финские сапоги.

Я не хочу тридцать лет работать и стоять на очереди, чтобы получить квартиру. И другого варианта у тебя нет. Я хочу иметь возможность заработать на квартиру за год.

Молодежь сегодня вообще не хочет на квартиру зарабатывать. Они мобильны. Они хотят зарабатывать на то, чтобы ее арендовать. И это замечательно и правильно, на мой взгляд.

Я искренне не понимаю, о чем ностальгировать. Да, наверное, если ты был сыном профессора, жил в пятикомнатной квартире, пользовался распределителем...

В Советском Союзе я знал, как сделать так, чтобы у тебя была квартира не к 60 годам, а к 40. Комсомол, партия, профсоюз. Я хотел свой сценарий написать, а мне говорили: «Извини, брат, что значит — свой сценарий?».

Если ты хочешь квартиру, приходишь в институт. Три года младший научный сотрудник, потом научный сотрудник, потом старший. В лучшем случае через 10 лет машина, через 15-20  лет — квартира. Какие варианты еще были?

Мне этот сценарий не нравился, а другого в жизни в Советском Союзе не было. Если кто-то жил по-другому — покажите. Для меня это до сих пор загадка.

По идее я должен был быть самым выигрышным ребенком в советское время. Родители — пролетарии. Ради чего пролетарское государство строилось-то, собственно? (Смеется). Для детей пролетариев!

Помню, как офигел, когда прочитал роман Эдуарда Лимонова «Это я — Эдичка». Человек показал правду жизни заводского района в СССР. Оказывается, еще кто-то жил так же, как и я. Бывает же такое!


...Я могу гордиться своими навыками выживаемости, приобретенными в детстве. Но представить, чтобы у моих детей или внуков основная задача была выживать — уж извините.

Часть жизни мы с женой и детьми прожили в Заводском районе. Когда я узнал, что моих детей тоже краем зацепила улица, я очень расстроился. Говорю, я же все сделал, чтобы вы этого не узнали. Дети мудро мне ответили: «Мы тебе не показывали, что видели».

Ностальгия — это взгляд в прошлое. Прошлое нужно не забывать, но его нельзя возрождать. Не может быть целью возврат в прошлое. Это тупиковый путь.

Поделиться