И без приватизации рабочие оказались «на улице»: повод для гордости оказался ошибкой?

Одним из главных достижений нынешних белорусских властей долгое время считалось сохранение наследия советской промышленности и тот факт, что занятых в ней работников «не выбрасывали на улицу». Но с годами этот предмет гордости перестал быть очевидным.

И без приватизации рабочие оказались «на улице»: повод для гордости оказался ошибкой?
В 2018 году Александр Лукашенко несколько раз обращал внимание правительства на состояние советского промышленного наследия, и при этом высказывался весьма противоречиво, пишет "Солидарность".

В августе при назначении нового премьер-министра Сергея Румаса глава государства подчеркнул свои заслуги перед народом: «Никто не против приватизации. Было четко мною определено. По каждому предприятию, малому или большому, по трудовым коллективам – там люди живут и работают – мы должны определяться, прежде чем продавать акции этого предприятия… Выкинут ли они половину на улицу людей, как некоторые приходят ко мне инвесторы и говорят, что такая численность не нужна: «Мы этих увольняем, оставляем от крупной компании кукиш, как в народе говорят». Такая приватизация в Беларуси не пройдет, такая приватизация нам не нужна».

Но в ноябре Лукашенко признал серьезные проблемы на предприятиях, которые не были приватизированы: «По всей видимости, правительство пытается плавно обойти и проблему неэффективных предприятий, которую министры, да и губернаторы, привыкли закрывать бюджетными деньгами».


Чтобы разобраться, какие из этих слов соответствуют действительности, «Салідарнасць» обратила внимание на несколько госпредприятий из разных регионов, о которых в 2018 году по тем или иным поводам говорили в обществе. Власти отказались от их приватизации, но спасло ли это местных жителей от «выбрасывания на улицу»?

«Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение»: из 11 тысяч работников осталось 2 тысячи

Фото sb.by

В канун нового 2017 года Александр Лукашенко подписал указ № 465, которым предоставил БПХО (теперь известного под брендом «Блакіт») ряд льгот: освободил от уплаты процентов по бюджетным долгам, предоставил отсрочку по выплатам долгов за электрическую и тепловую энергию и др.

Сделано это было из-за убыточности крупнейшего производителя текстиля в стране, который давно продолжает существовать только за счет государственной поддержки.

В советские времена БПХО считалось гигантом промышленности. Как рассказал «Салідарнасці» Алексей Белый, работавший на предприятии в 1977-1996 годах на разных должностях (от мастера до главреда газеты «Текстильщик»), в тот период численность работников БПХО составляла около 11 тысяч человек.

После получения независимости Александр Лукашенко посетил предприятие четыре раза (в 1994, 1998, 2001 и 2015 годах), обещая БПХО былую славу. За это время количество работающих здесь сократилось до чуть более двух тысяч человек – то есть в пять раз.

– З ранейшай інфраструктуры па сутнасці нічога не засталося. Нешта распрадалі, нешта аддалі ў арэнду. Ад былога баваўнянага камбіната, можна сказаць, засталася адна назва, – сказал Алексей Белый.

«Стеклозавод «Неман»: из 5 тысяч работников осталось полторы тысячи

2005 год. Фото пресс-службы главы государства

В 2018 году случился всплеск громких дел в отношении коррупционеров. По обвинению в получении взятки задержали в том числе директора стеклозавода «Неман». Какая же там сложилась ситуация?

В 2005 году Александр Лукашенко при посещении Березовки заявил: «Сейчас главное спасти завод, спасти коллектив». Стеклозаводу предоставили льготы, субсидии, кредиты на модернизацию.

В этом году журнал Комитета госконтроля сообщил: проведенная в 2006-2015 годах масштабная модернизация стеклозавода «Неман» себя не оправдала. Предприятие, использовав серьезные инвестиции, не только не смогло заработать необходимые финансовые ресурсы для стабильной работы, но и продолжает наращивать долги. А часть закупленного оборудования простаивает.

К моменту распада СССР на «Немане» трудилось около 5 тысяч человек – почти все жители Березовки трудоспособного возраста. В 2005-м, к моменту визита главы государства, оставалось около 4 тысяч. Теперь, как сообщили «Салідарнасці» работники предприятия, на стеклозаводе занято 1 500 человек.

Любопытно, что в 2002 году здесь был подготовлен проект о создании совместного предприятия с немецкой компанией. Однако в правительстве идею не поддержали.

«Техника связи»: из 9 тысяч работников осталось 600


О бывшем градообразующем предприятии Барани страна вспомнила при резонансном визите главы государства в Оршанский район в августе. Об увиденном в многоэтажном здании «Технике связи» Лукашенко рассказал так: «Когда пошли не по маршруту, женщина, руководитель завода, провела в некоторые кабинеты технологических этажей, где люди работают, жуть просто. Дохлые крысы, мыши, презервативы и прочая наркота».

Во времена Советского Союза завод «Красный Октябрь» был секретным. На предприятии работало 9 тысяч местных жителей. Теперь на переименованном предприятии осталось всего 600 человек.

Вероятно, по этой причине чиновники пытались убедить главу государства, что от пустующих зданий нужно избавляться – содержать их бессмысленно. Но руководителю завода и главе Госвоенпрома это стоило увольнений.

Подобную историю пережили и другие предприятия Оршанского района. К примеру, на заводе «Легмаш» когда-то работало до 8 тысяч человек, а теперь осталось менее 500.

Экономисты: неэффективные госпредприятия ждет тихая смерть

Глава государства не хочет видеть инвесторов, готовых «выкинуть на улицу половину людей», но за время его правления от былой славы многих госпредприятий почти ничего не осталось. А их существование стало формальностью в виде нагрузки на бюджет – порой для того, чтобы работали оставшиеся несколько сотен работников, тратятся десятки миллионов долларов.


Экономист Лев Марголин считает, что обвинение Лукашенко в сторону правительства, что то пытается плавно обойти проблему неэффективных госпредприятий, не стоит воспринимать буквально.

– Вообще-то правительство только и делает, что предлагает свои варианты. Во время первого этапа должны быть разделены функции собственника и управления (государство может оставаться собственником, но управлять должны другие) – тогда что-то еще может получиться. Второй этап: приватизация, – объяснил «Салідарнасці» Лев Марголин. – Но позиция Лукашенко такова: вы предлагаете неподходящие варианты, думайте еще. Вину за свое бездействие он перекладывает на других. Не понимает, что за предприятие, за которое, по его мнению, сегодня предлагают не очень большие деньги, завтра могут вообще ничего не дать.

В 1990-е и 2000-е было популярно мнение, что отказом от приватизации власти уберегли от разорения государственные предприятия и успешно выполнили социальную миссию в виде поддержания занятости. Но экономист Ярослав Романчук уверен, что это было теоритической и практическо ошибкой.

– Государство присутствует в порядка 4 тысячах предприятий и треть из них в убытках и работает только за счет бюджетных вливаний. Это не социальная поддержка нуждающихся, а иждивенческая политика по отношению к бюджету и налогоплательщикам, – сказал «Салідарнасці» Ярослав Романчук.

Он также отметил, что за период независимости огромный госсектор не давал развиваться малому и среднему бизнесу. И привел в пример бурный рост Парка высоких технологий, приносящий с недавних пор миллиард долларов выручки, – он стал возможен потому, что государство не присутствовало в ИТ-секторе.

– Лукашенко всегда опасался, что переданные в частные руки госпредприятия утратят социальную функцию. Но по факту это происходит и без приватизации. Рабочие места значительно сокращаются даже на МАЗе и МТЗ, которые постоянно находятся под пристальным вниманием властей, а в регионах ситуация еще хуже. Людей сокращают, из-за низких зарплат они уходят на новые предприятия, уезжают на заработки в Россию и другие страны, их записывают в «тунеядцы». Поэтому могу согласиться с предсказаниями, что неэффективные госпредприятия ждет тихая и постепенная смерть, – отметил Лев Марголин.

 

12:48 30/12/2018
Поделиться







ссылки по теме
Чистый убыток «Белорусского цементного завода» вырос в 2,2 раза
Сколько белорусов готова принять на работу Польша?
Курам на смех: официальный уровень безработицы - 0,3%