Другим наука: парадоксы дела бизнесмена Александра Муравьева

В суде Ленинского района Минска продолжается разбирательство по делу известного бизнесмена Александра Муравьева, которого обвиняют в совершении налоговых преступлений. А в это время в Экономическом суде столицы рассматриваются дела о банкротствах дочерних предприятий ОАО «Мотовело», которыми Муравьев якобы «фактически руководил».

Другим наука: парадоксы дела бизнесмена Александра Муравьева
Напомним, 30 января 2017 года судом Фрунзенского района Муравьев признан виновным в совершении преступлений по ч.4 ст.209 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере); ч.4 ст.16 к ч.4 ст.210 (организация хищения путем злоупотребления служебными полномочиями); ч.4 ст.16 к ч.2 ст.243 (организация уклонения от уплаты налогов); ч.6 ст.16 к ч.2 ст.243 УК (пособничество в уклонении от уплаты налогов). Окончательно он получил 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима и конфискацией имущества. Под стражей находится с 1 июня 2015 года.

В настоящее время Александр Муравьев обвиняется в совершении преступления по ч.2 ст.243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов в особо крупном размере) .  В деле как посредник фигурирует австрийская компания ATEC Trading, причастная, по версии обвинения, к нанесению ущерба государству на сумму чуть более 351 тыс. руб., которые в казну в виде налогов недоплатили СЗАО «Велосипедная компания МВЗ», ЗАО «МВЗ Техно», СЗАО «Мотоциклетная компания Минск-Мото» и ЗАО «Мотовело Интер». Период инкриминируемого преступления -- 2013-2015 годы. Ущерб полностью возмещен самими предприятиями еще в 2016 году.

Муравьев признан следствием «фактическим руководителем» австрийской и четырех белорусских компаний, директора которых названы в обвинении «номинальными руководителями». Этот момент ключевой в уголовном деле. И самый парадоксальный. Ибо если Муравьев был «фактическим руководителем», то абсолютно непонятно, почему его своевременно не ознакомили с актами проверки ДФР КГК, на основании которых была выявлена якобы налоговая недоимка с последующим возбуждением уголовного дела? С этими актами Муравьева ознакомили лишь летом 2017 года в ходе следствия, когда истекли все сроки обжалования документов.


Следующий момент – судьба СЗАО «Велосипедная компания МВЗ», ЗАО «МВЗ Техно», СЗАО «Мотоциклетная компания Минск-Мото» и ЗАО «Мотовело Интер». Она легко отслеживается на сайте Единого государственного реестра сведений о банкротстве .

3 мая Экономический суд Минска начал производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ЗАО «Мотовело Интер», которое занималось производством и реализацией мото- и велотехники.

К месту заметить, в суде Ленинского района по делу Муравьева в качестве свидетеля была допрошена бывшая директор этой компании Ирина Фокина. По ее словам, на предприятии работало около 200 сотрудников, лее сотни контрагентов, а активы по балансу 2014-2015 годов составляли порядка 25 млн. долл. Естественно, после ареста Муравьева и других топ-менеджеров, все рухнуло. Некогда успешное предприятие в настоящее время в долгах как в шелках. Сумма требований кредиторов по денежным обязательствам составляет свыше 16 млн. руб., а собственные активы на 1 мая 2018 года всего – 6 млн. 700 тыс. руб. 

С заявлением на признание банкротом в суд обратилось само ЗАО. Его поддержал и представитель акционера -- ОАО «Мотовело», которое суд 20 апреля признал банкротом и открыл ликвидационное производство. (Чем не парадокс: банкрот банкротит банкрота. Процедура должна быть завершена до 20 декабря 2018 года).  Примечательно, что с имуществом «Мотовело Интер» ранее была проведена хитрая комбинация. Его по договору купли-продажи приобрело ООО «Мотовелозавод», возглавляемое бывшим мэром Минска Николаем Ладутько. По словам бывшего директора «Мотовело Интер» Фокиной, деньги от продажи не поступили. Красиво отжали?

Судебное разбирательство по делу о банкротстве ЗАО «Мотовело Интер» назначено на 22 августа.

У КГК руки длинные!

СЗАО «Велосипедная компания МВЗ» и «Мотоциклетная компания Минск-Мото» также находятся в очереди на ликвидацию. Единственной действующей, из четырех упоминаемых в новом деле Муравьева,  считается ЗАО «МВЗ Техно». Эта компания занималась производством сельхозтехники и была довольно успешной. В частности, в первом суде Муравьев сообщил, что если до 2007 года на «Мотовело» объем производства на одного работающего в год составлял примерно 8 тыс. долл. выпущенной продукции, то на «МВЗ Техно» этот показатель достигал 180 тыс. долл. В компании было свыше 100 работников.

Сегодня это предприятие по факту банкрот, остается лишь все документально оформить. Допрошенный в суде Ленинского района и.о. директора «МВЗ Техно» Игнатий Курлович сообщил, что ранее предприятия выпускало более 10 видов  различной сельхозтехники, вся она продавалась. ЗАО он возглавил в апреле 2016 года по предложению гендиректора [Ладутько], чтобы «рассчитать работников». Производства как такового больше нет. По его словам, кроме него из персонала в штате числятся его помощник и кладовщик. При этом на складе хранится много недоделанной продукции – для окончательной сборки нет импортных комплектующих. Именно Курлович подписал акт ДФР КГК о выявленных нарушениях. На вопрос Александр Муравьева, почему он его не обжаловал, мужчина ответил: «Это же государственная структура, а кто с государством спорит!». 


В данном случае, Курлович типичный «номинальный руководитель», который ни за что не отвечает, а просто безмолвно подписывает бумажки, выполняя указания своего «фактического руководителя». Но оба они как бы вне закона. Роль же Муравьева в этом деле выглядит более чем странно. Если он «фактический руководитель» СЗАО «Велосипедная компания МВЗ», ЗАО «МВЗ Техно», СЗАО «Мотоциклетная компания Минск-Мото» и ЗАО «Мотовело Интер», то почему банкротства этих компаний проходят без его участия? Не говоря уже о том, что акты проверок ДФР КГК подписывали вообще какие-то левые люди, названные следствием «номинальными». 

В этой истории белорусские правоохранители и суды прыгнули выше головы. Налоговые требования к четырем белорусским предприятиям были выставлены на основании актов проверки ДФР КГК по сделкам с ATEC Trading.  На основании указа президента N488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» (о борьбе с лжепредпринимательскими структурами) все сделки были признаны фиктивными. При этом белорусские компании не находились в списке лжепредпринимательских структур. Получается, что КГК таковой признал австрийскую компанию ATEC Trading! Что очевидно, ибо в противном случае не было смысла ссылаться на 448-й указ и заводить уголовное дело. Но тогда закономерен вопрос: с каких это пор юрисдикция белорусских госструктур распространяется на территорию другого государства? 

И еще один парадокс. Не имея никаких документальных доказательств, следствие обвинило Муравьева в том, что именно он в 2008 году «зарегистрировал на территории Австрийской Республики компанию ATEC Trading». В тексте есть любопытная приписка -- «при неустановленных обстоятельствах». 

Проще говоря, дело Александра Муравьева высосано из пальца, а на него самого навешали собак, к которым он никакого отношения не имел. Все обвинение держится на показаниях нескольких свидетелей, которые считали Муравьева «самым главным», но сами были далеки от управленческих функций. Аналогичным образом «добывались» доказательства вины Муравьева и в первом деле.

Очевидно, что ввязавшись с белорусским режимом в инвестиционную игру, бизнесмен явно переоценил собственные силы и недооценил возможности и коварство «партнера», который по ходу игры меняет правила и не заморачивается законностью действий. Игра может продолжаться до бесконечности, что сегодня демонстрирует власть в истории с Муравьевым. Единственный вывод, который сегодня напрашивается и несет в себе некую полезную нагрузку, был сделан давно известным классиком: «Его пример другим наука».


17:00 09/05/2018






‡агрузка...