"Декрет позволяет придумывать новые законные бизнес-модели заработка"

Несколько недель прошло с момента подписания декрета N8 «О развитии цифровой экономики», а белорусские айтишники по-прежнему гадают о том, в каких условиях им придется работать с конца марта.

"Декрет позволяет придумывать новые законные бизнес-модели заработка"
Причина в том, что декрет при всей своей либеральности лишь задал определенные рамки для IT-бизнеса. Теперь же за 3 месяца Совмин должен привести всю нормативно-правовую базу в соответствие с условиями декрета. Каким окажется итог, никто не знает, от чего IT-рынок пребывает в нервном ожидании. 

По просьбе «БелГазеты» новые реалии на белорусском IT-рынке прокомментировал руководитель мобильной студии Ceofarming и создатель ряда стартапов Сергей ЛАВРИНЕНКО (на фото).

- Что поменяет новый декрет в сравнении с прежним положением о Парке высоких технологий (ПВТ)?

- Создание ПВТ в 2005г. стало эпохальным событием для нашей IT-индустрии. Важно понимать, каким было лицо отрасли тогда - тон всецело задавали аутсорсеры, или бизнес по заказной разработке. Их бизнес-модель проста, как две копейки, - покупаем здесь программистов по $20 в час, продаем за границу за $30 (цифры условны, затраты на офис опущены). 

Несмотря на кажущуюся простоту, сам бизнес чрезвычайно непростой, технологически трудный (достаточно посмотреть уровень заказчиков), нервный, конкурентный и не очень маржинальный: программистов не хватает и поэтому их зарплаты растут, в мировой конкуренции снизу по цене щемят индусы, поэтому надо совершенствовать корпоративное управление, качество, инвестировать в обучение, продажи и т.п.

Для такого бизнеса критически важной остается стоимость труда, и государство подарило бизнесу снижение издержек, дав льготу по ФСЗН. Очень легко переходящий на серые и теневые модели IT-бизнес государству в целом поверил и пошел вступать в ПВТ. Налоговый режим Парка был весьма комфортен и неизменен - там можно было тихо, спокойно и предсказуемо делать бизнес. И никто громко не поднимал вопросов об оптимизации законодательства - от добра добра не ищут. Каждый решал проблемы структурирования новых бизнес-моделей сам.

- Но что-то было не так…

- В режиме классического ПВТ образца 2005г. иметь в нем одно белорусское юрлицо и вести бизнес только через него можно было только в рамках заказной модели. На деле практически все аутсорсеры (не говоря уже о поголовно всех продуктовиках) имели головные офисы за рубежом.

Если для первых необходимость иметь зарубежные штаб-квартиры диктовалась в основном юридическими и имиджевыми вопросами (предпринимателю из США спокойнее заключать договор с компанией из США, чем из неизвестной Беларуси), то для вторых была масса нюансов, связанных с особенностями внешнеэкономической деятельности.

Приведу пример: у белорусского разработчика есть приложение в AppStore, которое продается за $1. Сам магазин забирает себе 30% - с одной продажи разработчику остается 70 центов. Но чтобы эта продажа состоялась, приложение нужно рекламировать. 

Сотрудничество с рекламодателем в таком случае идет по модели «плата за установку». Чтобы было выгодно покупать рекламу, нужно находить такие источники установок, где цена будет меньше 70 центов. 

Например, разработчик нашел рекламную сеть, которая готова давать установки по 65 центов. Прибыль выходит в 5 центов с продажи, покупается 100 млн. установок, доход получается в районе $5 млн. Или не получается?

По белорусскому законодательству, если вы покупаете услугу у нерезидента РБ, то вы должны заплатить НДС. В приведенном примере зазор между ценой продажи и покупки рекламы весьма узок, но на практике может быть и еще уже. Хотя на больших объемах такая модель бизнеса гораздо рентабельнее, чем аутсорсинговая.

Из этого следует, что классическая аутсорс-компания получает условных $10 прибыли на человека ($30 продажа минус $20 зарплата), здесь же команда из 10 человек может за счет зазора в несколько центов зарабатывать миллионы долларов своими силами.

Но требование платить НДС за нерезидента убивает весь экономический смысл такой деятельности (не говоря уже об отсутствии всякого логического смысла взимания налога в таком случае). 

Сюда же прибавим другие веселые особенности ведения ВЭД - обязательные договоры с синей печатью (интересно, сколько синих печатей есть в Apple или Google?), особенности исчисления налогов на поступления из-за рубежа, необходимость иметь бумажку на русском на каждое движение денег 
и т.п.

В сфере, где доход формируют миллионы микроплатежей, работать по такому законодательству было невозможно физически. Выходом был так называемый «аутсорсинг на себя» - создание головного юрлица за рубежом для всех внешних операций, а белорусская пэвэтэшная «дочка» работала на это юрлицо как аутсорсер, только для единственного клиента. 

Стоит ли говорить, что такая схема была не то чтобы совсем «белой», учитывая, что де-факто владельцами всех компаний были одни и те же люди. Но IT-предпринимателей не трогали, а они были и рады.


- Пока в руководство ПВТ не пришла новая команда и с комсомольским задором не начала работу по приведению законодательства к оптимальному…

- Да, декрет убрал всю головную боль для резидентов ПВТ и более того - заложил возможность в рамках Парка придумывать новые законные бизнес-модели. Теперь можно покупать и продавать рекламу без уплаты налогов, отменено обязательное требование синей печати, разрешено использовать договоры на английском языке. 

Более того - будучи резидентом ПВТ, можно легально создавать юрлица за рубежом. Это прекрасный для резидентов пункт, учитывая, что офисы «там» все равно многим нужны - хотя бы потому, что в Беларуси пока объективно не самая понятная в мире юрисдикция.

Новые возможности по использованию инструментов понятного инвесторам английского права вкупе с низким уровнем налогообложения - вот наиболее вероятный рецепт успеха и привлечения денег в страну, абстрагируясь от объективно насколько перспективной, настолько непонятной и рисковой криптоэкономики. 

Логика простая - налоги платить все равно где-то нужно, любой предприниматель в результате сделки хочет иметь чемодан с легальными деньгами.

Если вы сделали стартап и хотите продать его Google - в принципе, вы можете оформить его интеллектуальную собственность на юрлицо, зарегистрированную в любой точке земного шара. Но Google не просто нужен ваш код - ему нужна ваша команда. 

Поэтому в случае таких непростых сделок юристы-международники делают сложный баланс структурирования активов с учетом правовых и налоговых факторов разных юрисдикций. И после принятия декрета котировки Беларуси как ключевого звена в этом балансе резко пошли вверх. А это значит, что больше денег из «большого мира» останется в нашей стране в виде налогов.

И не только за счет белорусских мозгов. Говорят, в нашей восточной соседке, связываться с которой для многих «акул» мирового бизнеса в последнее время считается рискованно неприличным, уже фрахтуют чуть ли не чартеры для завоза технологических предпринимателей на экскурсию в ПВТ.

- А насколько «криптовалютная» составляющая декрета облегчит жизнь IT-бизнесу?

- Не могу сказать, что белорусский IT-бизнес особо занимался криптовалютными операциями, да и вообще сильно интересовался технологией блокчейн. Частным образом - да, тут много заинтересованных. 

Но точно могу сказать, что уже сейчас многие резиденты ПВТ готовятся диверсифицировать свою деятельность, чтобы уже в апреле выйти на белорусский рынок со своими криптобиржами, услугами по проведению ICO, обменниками криптовалют и прочими элементами блокчейн-инфраструктуры. Криптобиржи так точно с десяток команд сейчас разрабатывает…

Причина в том, что Беларусь после подписания декрета N8 действительно в одночасье оказалась единственной в мире страной, в которой введены (или пока еще только вводятся) в законодательное русло вообще все элементы блокчейн-инфраструктуры - от криптовалют до «умных» контрактов. 

Другой вопрос - как чиновники это реализуют в нормативно-правовой базе. Ведь они сами зачастую не понимают, о каких сущностях идет речь. Впрочем, эти сущности вообще мало кто понимает и в Беларуси, и во всем мире.

17:59 22/01/2018






‡агрузка...



ссылки по теме
Композиция "Despacito" получила семь титулов в "Книге рекордов Гиннесса"
Вице-президент Fасебоок предрек закат эры часов и смартфонов
Беларуска попала в список Forbes «Топ-50 женщин в IT»