Нацбанк сломался: Для инфляции и девальвации почва подготовлена

Последние годы мы традиционно хвалили Нацбанк за профессионализм и настойчивость в проведении денежно-кредитной политики. Было за что. Снижение инфляции, ликвидация гигантского разрыва по депозитным ставкам, снижение стоимости кредита, либерализация валютного рынка, снижение объема ресурсов по льготному кредитованию государственных фаворитов - все это справедливо можно поставить в заслугу председателя правления Нацбанка Павла Каллаура и его команды.

К сожалению, 2017г. закончился неприятным сюрпризом именно со стороны Нацбанка. Его действия кардинально разошлись с декларируемыми целями и с тем, что делал орган монетарного регулирования последние 2 года. Даже свой целевой параметр - рост широкой денежной массы - Нацбанк не сумел выполнить, допустив рост МЗ в 2017г. на 17,4%.

ГУЛЯЙ, РВАНИНА!

Когда объем наличных денег в обращении за год увеличивается более чем на 31%, активная рублевая денежная масса прирастает более чем на 37%, рублевая денежная масса - более чем на 30%, а широкая денежная масса - на 17,4% (после весьма умеренного роста в 2016г. на 3,8%), то в условиях низких темпов экономического роста, стагнации производительности труда, конкурентного давления внешних рынков, низкой платежной дисциплины и высокого долгового обременения это прямое приглашение инфляции и девальвации рубля.

Расчет на бурный рост экспорта и валютной выручки в 2018г. едва ли оправдается. Чрезмерно благоприятная ценовая ситуация 2017г. едва ли повторится. Валютного дождя дешевых кредитов или прямых иностранных инвестиций тоже ждать неоткуда. Значительно больший объем денежных G-фантиков (BYN-рублей) можно было бы связать включением в коммерческий оборот земли и активов предприятий (через продажу акций на фондовом рынке), но таких планов, как можно судить по документам и планам правительства, у властей нет.


Теоретически Нацбанк может попытаться смягчить инфляционный удар путем сокращения денег в обращении в I квартале т.г., но с таким подходом едва ли согласятся товарищи из Совмина и отраслевых министерств. Ужесточение монетарной политики резко ухудшило бы состояние проблемных предприятий. Они ведь в 2017г. никуда не делись. Перекладывание долгов и токсичных активов из одной госструктуры в другую макроэкономического здоровья экономике не добавили. Этим власти и «красные» директора занимались два года, но, в конечном итоге, все равно пришли к президенту с протянутой рукой: «Дайте денег!». Тот пожурил, покричал - и приказал дать. Так что монетарная политика декабря 2017г. едва ли стала результатом мозгового штурма руководителей Нацбанка.

ДЕКАБРЬСКИЙ СЛОМ

Справка. Денежно-кредитная политика заметно смягчилась. Объем наличных денег в обращении (М0) вырос на 5,8%, в период январь-ноябрь - на 23,9%. Показатель М1 в декабре прирос на 17,1%, а за январь-ноябрь - на 17,1%. Получается, что за последний месяц года прирост в процентах оказался такой же, как за предыдущие 11 месяцев. Рублевая денежная масса (М2) в декабре выросла на 11,4%, за январь-ноябрь - на 16,9%. Наконец, широкая денежная масса (М3) в декабре 2017г. увеличилась на 4,1%, а в январе-ноябре - на 12,8%. Денежная база за декабрь взметнулась на 11,8%, а за январь-ноябрь - на 40,1%, в значительной степени (рост в 2,2 раза) за счет увеличения обязательных резервов.

Такие параметры денежной массы не позволяют считать монетарную политику Нацбанка ответственной, взвешенной и антиинфляционной в среднесрочной перспективе. Снижение инфляции в 2017г. обусловлено ужесточением монетарной политики в 2015г. - первой половине 2017г. Потом все опять вернулось на порочные круги своя. Конечно, это не тот размах, что был в начале 2010-х гг., но все равно несовместимо с доведением инфляции до 2% годовых и ставок по кредитам до 4-6% в рублях. Если рост цен замерять корректно, то в I квартале 2018г. Беларусь может выполнить годовую норму инфляции (6%). Опросы показывают наличие высоких инфляционных ожиданий. Население и бизнес чувствуют подвох как в официальном показателе инфляции, так и в состоянии здоровья финансовых и нефинансовых организаций. Административный контроль над ценами, наказание за необоснованность их повышения, регулирование издержек и рентабельности - все это, в конечном итоге, ведет к росту скрытого инфляционного налога. Это любимый способ безответственного правительства переложить часть своих обязательств на плечи пользователей BYN-рублей.

Декрет N7 обещал мораторий на рост налоговой нагрузки. Только об инфляционном налоге там не было сказано ни слова. Денежная политика декабря 2017г. ставит большие вопросы перед Нацбанком. Страна подошла к очередному перекрестку в макроэкономической политике. Она возле него уже неоднократно была, обжигалась и опять возвращалась. К сожалению, прочно усвоить урок у белорусских властей не получается.

Либо Александр Лукашенко позволит Павлу Каллауру и его команде проводить по-настоящему антиинфляционную, инвестиционную политику, либо он в очередной раз даст волю «крэпким» хозяйственникам и «красным» директорам. Если президент станет на их сторону, то при стагнации экспорта и снижении цен на нефть к концу 2018г. рубль уверенно преодолеет отметку $1/BYN3, а инфляция опять будет двузначной. При этом воздух неизменно будет наполнен требованиями жэстачайшэ наказывать нарушителей ценовой дисциплины.


08:33 22/01/2018






‡агрузка...



ссылки по теме
Романчук: Такая позиция РФ по нефти и газу – это хлесткая пощечина Лукашенко
Нацбанк: экономические настроения в Беларуси снижаются второй месяц подряд
Романчук раскритиковал торговую сеть «Радзивилловский» – поводом стала редиска