Эксперты: Зачем нам кредит МВФ, если родное население так серьезно обеспечивает валютой?

Реально ли увеличить золотовалютные резервы до 10 млрд долларов? Председатель правления Национального банка Павел Каллаур, уверен, что реально. Причем увеличить не за счет новых заимствований, а «на здоровой основе».


«Для увеличения резервов мы должны иметь устойчивый рост экспорта на чистой основе», — заявил Павел Каллаур в кулуарах международного форума «БанкИТ-2017», и его охотно процитировали информагентства.

Сбудутся ли надежды Нацбанка и что для этого надо?

Злотников: Черт с ним, что будет завтра, лишь бы сегодня вывернуться — такая политика пошла

Экономист Леонид Злотников уверен, что нарастить ЗВР за счет роста экспорта не получится. Даже если этот рост действительно случится.

— Например, в первом полугодии этого года БелАЗ нарастил экспорт в полтора раза. Но прибыли он дал очень мало, всего 1%. Даже если экспорт кто-то где-то и нарастит, так он за этот экспорт должен будет рассчитаться. Отложить, снять с кого-то деньги и положить в Нацбанк из этой выручки очень трудно, — поясняет экономист. — У нас очень низкая эффективность экспорта.

Экономист также сдержано оценивает нынешний рост резервов, напоминая, что Беларуси еще необходимо рассчитаться по кредитам.

— Нарастили за первое полугодие ЗВР, но ведь надо и долги отдавать, — отмечает Леонид Злотников. — Опять же необходимо платить за нерентабельные предприятия, которым банки давали кредиты под государственные гарантии, чтобы как-то их поддержать. А предприятия типа «Гомсельмаша» или Минского тракторного завода вернуть эти деньги не могут, за них все равно государство будет возвращать. Есть и чисто государственные долги. Их правительство брало — тоже возвращать надо. Очень трудно с деньгами.

Эксперт также напоминает, что в первом полугодии на рынке еврооблигаций было заимствовано 1 млрд 400 млн. долларов.

— Это, конечно, Нацбанк планировал пустить на ЗВР, а ведь в январе надо выплатить 800 млн долларов за кредит, который тоже заняли на рынке еврооблигаций 7 лет тому назад, — отмечает Леонид Злотников. — Сейчас вот взяли два куска займа под облигации правительства на рынке евробондов, но через 7 лет их тоже придется отдавать. Мы попали в такую петлю, что постоянно приходится занимать, чтобы отдавать то, что ранее заняли. Уже черт с ним, что будет завтра, лишь бы сегодня вывернуться — такая политика пошла.

Экономист не верит, что Нацбанк сможет в ближайшей перспективе пополнить до 10 млрд долларов резервы, которые на сегодняшний день составляют 7,27 млрд.

— Не такой это простой вопрос накопить при низкоэффективной экономике дополнительные 3-4 млрд долларов. Учитывая нынешнюю ситуацию в ближайшие несколько лет этого сделать не получится — таков прогноз экономиста

Муха: Приток валюты — это поступления от трудовых мигрантов

А вот финансовый аналитик Александр Муха уверен, что планы Нацбанка вполне осуществимы.

— Думаю, в ближайшие три года можно нарастить ЗВР до 10 млрд, — отмечает эксперт. — Уменьшились предстоящие платежи в ближайший год, ограничивается внешний долг резидентов Беларуси, включая государство, Национальный банк, правительство, коммерческие банки, предприятия. Конечно, 10 млрд – это было бы здорово и прекрасно. Но эту планку не нужно воспринимать как абсолют. Не исключено, что нам с точки зрения трехмесячного импорта товаров и услуг, может, нужно и меньше.

В любом случае проблема хронической недостаточности ЗВР, с которой сталкивалась Беларусь в последние годы, уменьшается.

— Еще несколько лет я бы даже не подумал, что у нас может быть такая хорошая ситуация в динамике ЗВР. Я даже не исключаю, что нам со временем придется определять и верхнюю планку роста, потому что перенакопление — это тоже проблема, — поясняет Александр Муха.

Помимо кредитов и средств от размещения еврооблигаций, существенную поддержку золотовалютным резервам страны оказали сами белорусы. Глава Нацбанка признал, что в этом году резервы удалось пополнить на 1,2 млрд долларов в основном за счет чистой продажи иностранной валюты населением.

— Масштабная чистая продажа населением валюты — это феномен последних трех лет, начиная с 2015 года. И у Нацбанка никогда действительно не было таких комфортных условий, как сейчас, — уверен Александр Муха. — Зачем нам кредит МВФ, если родное население так серьезно обеспечивает?

Природу этого масштабного предложения со стороны населения эксперт видит отнюдь не в накоплениях, которые люди понесли сдавать в связи с ухудшившимся экономическим положением.

— Раньше я считал, что это накопленное под матрасом. Но не могли столько матрасные накопления обеспечить. Если посчитать последние три года, я не удивлюсь, что суммарно по трем годам получится больше 6 млрд долларов. То есть с того времени, как началось «раскулачивание» населения, накопления должны были бы уже подходить к концу, — поясняет Александр Муха. — Я думаю, что природа такого масштабного чистого предложения со стороны населения – это поступления от трудовых мигрантов. Это признает и глава Нацбанка. Вот такой вот неожиданно приятный сюрприз.

По мнению эксперта, приток будет сохраняться и на протяжении следующих нескольких лет. Если, конечно, не произойдет каких-то серьезных потрясений. В том числе в российской экономике.

— Опять же надо понимать, что нам стало легче жить, потому что лучше себя стала чувствовать российская экономика. Мы видим, что ее восстановление идет нам на благо. Экспорт товаров в Россию увеличился, плюс экспорт рабочей силы, которая дает нам эти поступления, — подчеркивает эксперт.

В любом случае рост ЗВР отвечает интересам всех участников национальной экономики.

— Высокий уровень резервов удовлетворял бы международные рейтинговые агентства, кредиторов и позволял бы стране заимствовать средства на внешних рынках на более выгодных и комфортных условиях, — поясняет Александр Муха.

Иосуб: В экономике с серьезными структурными проблемами мгновенных прорывов быть не может

Увеличить резервы еще на 3 миллиарда долларов, это маловероятно, считает старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

— Если поставить цель увеличить ЗВР на такую сумму без соответствующего увеличения долга, то такие шансы в ближайшее время вообще близки к нулю, — подчеркивает эксперт. — Чтобы увеличить резервы таким образом, экономика должна сделать существенный рывок, должен быть обеспечен приток иностранных инвестиций в страну, должна существенно вырасти валютная выручка и возрасти экспортные пошлины. Но пока оснований для резкого рывка в этом направлении не видно.

В этом году Беларусь усиленно набирала кредиты для обеспечения выплат в следующем году. Эксперт не исключает, что когда за счет набранных денег будут возвращаться кредиты, мы увидим снижение ЗВР.

Сколько ЗВР нужно Беларуси, чтобы была обеспечена экономическая безопасность?

— Для экономики, которая устойчиво генерирует экспортную выручку, у которой устойчивое положительное сальдо платежного баланса, большой необходимости в ЗВР нет. Разве что они как подушка безопасности для разных форс-мажоров, — говорит Вадим Иосуб. — В ситуации же, когда валюты в стране не хватает, наличие таких резервов очень важно. Малейший перебой с поступлением валюты, ухудшение конъюнктуры на основные экспортируемые товары —нефтепродукты и калийные удобрения – и тут же возникнут проблемы с обслуживанием внешнего долга.

На прорыв в экономике, по мнению финансового аналитика, рассчитывать не приходится.

— В экономике с серьезными структурными проблемами мгновенных прорывов быть не может, — отмечает эксперт. — Конечно, можно надеяться, что мы найдем огромное месторождение нефти, газа и золота, но без таких фантастических сценариев резкого прорыва быть не может. Можно качественно улучшить показатели, потратив несколько лет на структурные реформы. Но с учетом того, что большого желания проводить эти реформы со стороны беларуского руководства не видно, тут не на что рассчитывать не то что в ближайшей перспективе, а даже в среднесрочной до тех пор, пока необходимость этих реформ не будет осознана.


10:51 19/10/2017






‡агрузка...



ссылки по теме
В сентябре золотовалютные резервы Беларуси усохли на $320 млн
Дрогнули. В Беларуси идет огромный откат по золотовалютным резервам
В марте золотовалютные резервы Беларуси снизились почти на 100 миллионов долларов