АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Как министр экономики "выход из рецессии" не заметил

В середине апреля глава белорусского правительства Андрей Кобяков заявил о том, что наша страна начинает выходить из рецессии. А буквально за две недели до этого министр экономики Беларуси говорил прямо противоположное.

Как министр экономики "выход из рецессии" не заметил

"Мы прогнозировали, что по итогам квартала ВВП составит 99,6% (сократится в январе-марте на 0,4% по сравнению с январем-мартом 2016 года). Но есть внешние и внутренние факторы. Скорее всего, будет на 0,2-0,3% меньше прогноза", - заявил министр экономики Беларуси Владимир Зиновский журналистам 3 апреля текущего года. То есть уже после завершения квартала. Однако, вскоре после этого заявления Белстат опубликовал предварительные данные статистики, согласно которым в 1-м квартале ВВП Беларуси не только не упал, но и вырос на 0,3%. Чем не преминул воспользоваться премьер-министр Андрей Кобяков, заявив что экономический кризис закончился и наша страна начинает выходить из рецессии.

Так как же министр экономики умудрился не заметить экономический рост и прозевать выход из рецессии?! Ведь он – именно тот человек, который точно знает (ну по крайней мере должен знать), как в экономике у нас действительно обстоят дела. Почему же он прогнозировал падение ВВП даже ниже плана, а оказался рост?! Ответ на этот вопрос можно найти на сайте Белстата. На днях он опубликовал подробные данные за 1-й квартал и выглядят они, надо сказать, не особо оптимистично.

Немного выросла производительность труда (на 0,7%), замедлился рост цен (1,5% вместо запланированных 4,8%). Но при этом продолжают расти складские запасы и просроченная задолженность предприятий. Доля убыточных предприятий немного снизилась, но все равно остается критически большой - около четверти от общего их количества.

Единственная статья, по которой произошел действительно значительный рост – это внешняя торговля. По большой части она и обеспечила рост ВВП в 1-м квартале. Именно это рост и не заметил министр Зиновский.  А произошло это потому  что, как свидетельствует индекс средних цен и физического объема экспорта и импорта товарами, этот рост произошел только в денежном выражении. В натуральном же выражении он наоборот сократился.

"В январе-феврале 2017 г. внешнеторговый оборот товаров Республики Беларусь составил 8 260,5 млн. долларов США, в том числе экспорт – 3 780,9 млн. долларов, импорт – 4 479,6 млн. долларов. К уровню января-февраля 2016 г. из расчета в текущих ценах оборот внешней торговли товарами составил 122,3%, экспорт – 119,9%, импорт – 124,4%", - сообщает Белстат.

При этом, "по итогам января-февраля 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года экспорт товаров в натуральном выражении сократился на 1,4%, импорт увеличился на 5,5% при росте средних цен экспорта на 21,6%, импорта – на 17,9%".

Другими словами мы продали меньше товаров, чем годом ранее, но по более высокой цене.  

При этом, основной прирост экспорта дали калийные удобрения и сырая нефть.  То есть наши товары стали дороже не от того, что они стали лучше, а от того что так сложилась мировая конъюнктура на рынке нефти и удобрений.  В случае же дальнейшего падения цен на нефть, что, по мнению большинства экономистов, в среднесрочной перспективе неизбежно, будет падать и белорусский экспорт.

Что еще хуже - не происходит никакой диверсификации экспорта, о которой так много говорят белорусские власти. Наоборот, если в первом квартале прошлого года на Российскую Федерацию приходилось  49,6% белорусского экспорта, то в нынешнем году доля товаров продаваемых в Россию составила 52,3%. То есть, мы не только не снижаем, но даже увеличиваем зависимость от одного рынка. Причем далеко не самого перспективного, мягко говоря, в свете экономических санкций и падения цен на нефть.

Важно также отметить, что рост экспорта в Россию произошел вместе с ростом внешней дебиторской задолженности, что очень тревожный факт, так как с большой вероятностью можно считать, что он произошел только на бумаге.  Реальных же денег белорусские поставщики могут так и не дождаться. Так, по словам генерального прокурора Беларуси Александра Конюка, каждая третья (!) такая сделка с российскими структурами обречена на провал, потому что заключается с мошенническими фирмами.

Таким образом, рост ВВП был вызван кратковременным , конъюнктурным ростом цен на некоторые белорусские товары и, судя по всему, некоторым  вливанием в промышленность бюджетных денежных средств. В действительности же экспорт в натуральном выражении продолжает снижаться и становится все более подверженным различным рискам. Поэтому пессимистичные прогнозы главы Минэкономики, сделанные в начале апреля, гораздо ближе к реальности, чем оптимизм Кобякова.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...