Взрывы в метро и у стелы. Мои сомнения(продолжение). 20.04.2015 6


Как я уже писал, некоторые уважаемые авторы( Груздилович, Марцелев), исследовавшие тему взрыва в метро и у стелы  «Минск-город герой»,  отчасти верят в официальную версию властей  И это ещё раз подтверждает теорию о том, что любое утверждение(от правды до туфты и абсолютной лжи), которое многократно озвучено и косвенно, якобы, исследовано и т.п. превращается в некое подобие истины.

Но сегодня не об этом пойдет речь. Повторюсь, по-прежнему  власти не представили  ни одной убедительной прямой улики,  указывающей на то, что Коновалов – исполнитель данных преступлений, а Ковалев – его пособник. За исключением отпечатков пальцев в  невзорвавшейся в 2008г. бомбе у стелы, упакованной в пакет от сока «Садочак». Но и по этой улике остались вопросы. Сегодня речь пойдет о других фактах, требующих безусловного подтверждения или опровержения. Итак, вернёмся к фактам, которые мной не затрагивались в прошлой публикации. Но которые остались до конца невыясненными. Выделю несколько из них и связанных с ними обстоятельствах. Их безусловное установление или опровержение позволит, по крайней мере,  утверждать о степени самостоятельной причастности Коновалова и Ковалева к взрыву в метро 11-го апреля 2011г. Для следствия и суда было бы, по крайней мере, логичным списать на Коновалова и Ковалева и витебские взрывы 2005г.. Но этого в итоге не случилось. Как и не было установлено ряд существенных моментов( например, не установлены лица, у которых бомбисты покупали тротил и др.). Мы, похоже, уже так и не узнаем о тех истинных взрывниках, которые потренировались в Витебске. Итак, перейдем к главным, до конца не исследованным фактам, порождающим сомнения. Факт первый. Эпицентр взрыва.



Без точного установления эпицентра взрыва,  т.е. того объёма пространства  и периметра площади подземного перехода станции метро «Кастрычніцкая” в Минске, где было заложено взрывное устройство, говорить о каком-либо объективном расследовании произошедшего взрыва просто невозможно. Это за гранью логики и здравого смысла.
Между  тем, почти вся доступная на сегодня информация (опубликованные фотографии, свидетельства людей и публикации в интернете до поимки Коновалова-Ковалева) относительно эпицентра взрыва указывают на то,  что взрывное устройство могло находиться в проёме  одной из двух металлических тумб, на которых крепилась деревянная скамейка для сидения в метро. А не в оставленной под сидением  этой скамьи массивной сумке. В которой по официальной версии следствия и находилась самодельная бомба. Сумка, если таковая была, могла также увеличить силу взрыва от основного заряда взрывчатки, который мог быть заложен в проем тумбы скамейки. В любом случае, о детальных исследованиях относительно эпицентра взрыва ничего не известно. Об этом ничего не пишет и журналист О.Груздилович в своей книге. Видео обо всём, что происходило в первые часы после взрыва, в свободном доступе в интернете нет. За исключением сюжетов, связанных с посещением места взрыва самим А.Лукашенко. Но к моменту посещения места взрыва Лукашенко прошло довольно много времени В первые часы после взрыва следствие всё никак «не могло определить эпицентр взрыва», о чем писал, к примеру, сайт «Хартия-97».  Что само по себе удивительно: ведь была воронка в армированном бетоне покрытия пола станции метро «Кастрычніцкая» определенной формы диаметром около 80см.  Оставалось  лишь  произвести рулеткой необходимые замеры расстояния от находившейся рядом почти неповрежденной колонны до выбитой взрывом скамейки и перрона для поездов. И, что обязательно, очертить это место, допустить туда независимых экспертов, в том числе зарубежных, всё зафиксировать.  И только после этого продолжать следственные действия. Но дело в том, что дыра диаметром около 80 см в армированном железобетонном покрытии, образовавшаяся после взрыва в метро, почти совпадала с очертаниями металлической тумбы. А вмятина от ударной волны и сквозные  бесформенные пробоины в поврежденном  вагоне метрополитена указывали на то, что их источником могли быть скорее всего металлические осколки тумбы от скамейки. Нет на доступных снимках поврежденного вагона никаких пробоин от металлических шариков, гаек и проч., о которых нам  столько твердили. Версию о том, что кто-то мог  заблаговременно пронести в метро взрывчатку с управляемым механизмом и заложить её в проём металлической тумбы-держателя скамьи для сидения, почему-то не исследовали. А зарубежные  независимые эксперты к месту взрыва не допускались. Чтобы развеять сомнения на сей счет – необходимо было представить  суду и обществу видео, фото и исследования(замеры расстояний),  убедительно доказывающее, что эпицентр взрыва – площадь под скамейкой или возле неё, а не проём металлической тумбы, крепивший сиденье скамьи. По характеру повреждений вагона, а также по размеру и форме воронки в армированном железобетонном полу легко было установить эпицентр взрыва -- место закладки взрывчатки. То, что все факты относительно установления  реального эпицентра взрыва до сих пор остаются тайной – свидетельство того, что версия о закладке взрывчатки Коноваловым в сумке под скамейкой может быть весьма сомнительной. Итак, повторюсь, по горячим следам  следователи всё никак не могли определить эпицентр взрыва: под скамейкой или возле скамейки. Хотя отверстие в полу после взрыва соответствовало размерам тумбы, а главное – её форме. Вторую тумбу( ту, что была пустой, без взрывчатки и которая должна была остаться целой), убрали вместе с массивными дубовыми накладками скамейки ещё до прихода Лукашенко на место взрыва. Но рядом оставались лежать целые тела жертв. Получается, что тела выдержали взрыв, а армированный железобетон – нет. Объяснение этому – на поверхности. При взрыве, по заключению экспертов, энергия в основном ушла в потолок и в пол. Т.е. взрывчатка могла находиться внутри  одной из  двух металлических тумб – держателей  скамейки. На  известных снимках также видно, что рядом стоящая колонна практически не пострадала – по сравнению с дырой в железобетонном полу. Всё это, ещё раз повторюсь, указывает на то, что эпицентр взрыва мог находиться в  одном из проёмов   металлических тумб, на которых ранее крепились все скамейки для сидений в минском метро. Все скамейки на всех станциях метро, как известно, были после взрыва заменены вместе с металлическими  тумбодержателями, на которых они ранее крепились, на топчанную конструкцию. В ущерб комфорту пассажиров: теперь ни  сумку под скамейку не поставишь, ни ногу не согнешь для удобства под скамейку. Даже если инвалид.  Зато стало  безопасней ездить… Факт второй. Отсутствие следов на  всем теле и одежде Коновалова Как умудрялся «бомбист» Коновалов работать в кустарных условиях небольшого подвала над изготовлением взрывных устройств, не имеющих, по словам представителей власти,  «аналогов в мире» и не оставить на себе и одежде никаких следов? В это трудно поверить. Впрочем, один из «независимых» журналистов Сацук высказал предположение, что он мог сходить в баню и сменить всю одежду так, что никаких следов химических веществ не останется. Но если это так – то это легко установить: и саму баню, и время её посещения, и место выброшенной одежды, и… Впрочем, нет смысла продолжать. Даже студенту-первокурснику  юрфака  изначально твердят, что преступлений без следов не бывает. Тем более таких,  длящихся во времени. Так что факты и улики нужно было обществу предъявлять. И их предъявили. Но что предъявили? И как? Остановимся чуть подробнее на главных  представленных следствием “уликах”. 1)  Видеозапись камер наблюдения в метро. По ней даже предположить невозможно, что человек с сумкой – это Коновалов. И тем более утверждать, что в сумке было взрывное устройство. В общем, видеозапись ничего не проясняет – лишь напускает тумана и будоражит общественное мнение: дескать, кого-то словили. Кстати, ранее материалы расследования  никогда не вбрасывались в общество по ходу самого следствия. Да ещё по таким сверхважным преступлениям. Держались тайны следствия. А тут что-то в лесу сдохло? И обществу решили предъявить этот  “туман с комментариями” и очерченными компьютерным способом кружочками.  
2) Подвал-лаборатория Коновалова. В ней, якобы, были изготовлены не имеющие аналогов в мире  взрывные устройства. Побывавший там журналист Олег Груздилович допускает вероятность того, что такое возможно. Я – нет. Коновалов мог что-то там химичить, паять и т.д. Как это делают, кстати, многие подростки, радиолюбители( о себе я писал), химики  и прочие. Но чтобы сварганить такого рода опаснейшую взрывчатку? – Это, полагаю, невозможно. Да и предъявленное обществу видео с содержимым этого подвала-лаборатории напоминает постановочный характер. Например, зачем Коновалову  было туда тащить несколько огнетушителей? Он что, Плюшкин? Ведь взорвись что-либо – он и одним не успеет воспользоваться. Коновалов там, вероятнее всего, химичил,  мастерил  взрывпакеты и т.п., но сделать такого рода бомбы – это вряд ли… Не буду, впрочем, гадать и  отвлекаться на другие “странности” уникального подвала-лаборатории слесаря  Коновалова, представленной на обозрение обществу. 3)   Биоматериалы(отпечатки пальцев) Коновалова на невзорвавшемся(2008г.) у стеллы взрывном устройстве, упакованном в пакет от сока “Садочак”.  Согласен с Сергеем Марцелевым: не в стиле  “конторы”  заниматься  такого рода фальсификациями. О возможных фальсификациях со стороны МВД, которое также активно искало бомбистов – промолчу. Потому как не знаю. И не вполне доверяю. Поэтому ещё чуть подробнее о сомнениях. На бомбе 2008г. помимо отпечатков Коновалова были и другие отпечатки, в том числе и людей со спецслужб. Личности которых не устанавливались судом. И, насколько известно, не допрашивались и т.д. То есть,  это целиком укладывается в версию кураторства над Коноваловым. Сам Коновалов мог помогать куратору( или кому-то ещё) на заключительном этапе транспортировки бомб (в виде пакетов от сока “Садочак”) к месту предполагаемого взрыва. Ведь стрёмно и страшно самому куратору нести бомбу в пакете от сока в людное место, где много милиции и могут “прошманать”. Куда безопасней поручить это сделать другому.  Например, Коновалову  или кому-то ещё. И вознаградить за риск. Этим можно объяснить появление среди других отпечатков на бомбе от “Садочка” также отпечатков  пальцев Коновалова. Если они действительно были изначально – в чем по-прежнему нет полной уверенности. При этом кураторы могли использовать взятого на крючок лоха-химика Коновалова, вслепую. Т.е. не посвящая его в суть своих зловещих планов.. Почему одна из 2-х бомб  2008г. не взорвалась? Случайно ли это? Вопросы риторические. Одна из версий: кураторы, зная увлечение Коновалова химией и пиротехникой, использовали его за деньги или другие посулы в своих целях..  И поручили ему занести к стеле обе бомбы: неисправную  пакет-бомбу  “ Садочак вместе с исправной бомбой, которая и рванула. Поскольку в результате следствия и почти поголовной дактелоскопии Коновалова вовремя не вычислили( по причине “разгильдяйства” витебской милиции) -- организаторы спланировали следующий грандиозный взрыв. Который и произошел в метро, повергнув общество в шок и психологический ступор, а мир – от растущего осуждения режима в Беларуси к состраданию в отношении её граждан. Журналисту Олегу  Груздиловичу бдительные витебские  “менты” шептали о наказании “разгильдяев”. По их словам, понес незначительное наказание и участковый инспектор, курировавший дом Коновалова.  Ничего удивительного! А что им ещё шептать? Ведь за такое “разгильдяйство”, повлекшее особо тяжкие последствия – должен был быть громкий судебный процесс над всеми виновными в такой халатности. И они должны были получить максимальные сроки наказания, так как такая халатность была совершена во время расследования особо тяжкого преступления – взрыва у стелы “Минск –город- герой” на массовом. мероприятии с участием главы государства. Но такого громкого  процесса не было. Был лишь закрытый и странно долгий процесс, закончившийся вынесением довольно мягкого приговора.. А шептания местных витебских “ментов” в данном контексте вполне логичны и объяснимы.. Надо ведь внушить журналисту “Свободы” с помощью таких шептаний версию о полном раскрытии нашумевших громких преступлений, связанных со взрывами у стелы и в метро. Приведенное выше мной допущение, по крайней мере, имеет четкую логическую основу. В отличие от абсурдного мотива Коновалова-Ковалева — “человеконенавистничества с целью дестабилизации обстановки и самореализации себя”, представленного властями. Как известно, наше  общество из психологического ступора до сих пор так и не вышло. Впрочем, есть момент, позволяющий вообще сомневаться в наличии этих самых отпечатков- биоматериалов Коновалова на невзорвавшейся бомбе-2008г. А именно то, что на Коновалова так и не повесили взрывы в Витебске. Хотя это выглядело очень логично. Ведь списать всё на химика-самоучку Коновалова и таким образом, закрыть и эти безнадёжные висяки – это просто блеск в работе правоохранительных и судебных органов. Высший, как говорят, пилотаж! Но даже такой судья, как Федорцов, о личности которого чуть позже – на такое не пошел. А это для меня выглядит очень странным, учитывая личность судьи Федорцова, который готов был пойти на всё. Коновалов косвенно причастен к взрывам  2008 и 2011г. Но его причастность—возможно слепая.. То есть, он мог знать и догадываться, а мог и не знать, для каких целей его используют. По мотивам Коновалова следствие  вообще ничего не установило. И не утруждало себя в этом. А ведь в таком возрасте, как у Коновалова и Ковалева , главное—получить деньги за порученное дело( даже рисковое, не важно какое), поразвлекаться с девушками на них , повеселиться и попить водки. Предъявленный обществу мотив бомбистов – мотив “ненависти к обществу и всем людям“ – не выдерживает критики. Но если принять эту “ненависть” и “дестабилизацию” в качестве мотива – в таком случае бомбиста Коновалова и его сообщника Ковалёва надо было отправлять на лечение в “Новинки”. А не признавать их вменяемыми и поспешно расстреливать. Коновалов в суде уже выглядел невменяемым человеком, т.е. лишенным воли, инстинкта самосохранения  и стремления к жизни. Это было очевидным для всех. Ведь даже закоренелые маньяки-убийцы до последнего цепляются за свою жизнь. Такое  абсолютно безразличное отношение Коновалова к жизни – либо следствие воздействия психотропных веществ и методик для слома психики.человека, либо действительно наступившая психическая болезнь.   И в том, и в другом случае Верховный Суд  в лице председательствующего по делу -- судьи  А.Федорцова обязан был прежде чем решиться на применение крайней меры для обвиняемых – смертной казни, ещё раз обратить внимание на абсолютно неадекватное, не имевшее аналогов в современной судебной практике поведение обвиняемого. И назначить Коновалову повторную комплексную независимую психиатрическую экспертизу. Которую поручить провести минимум двум или более психиатрическим учреждениям Республики Беларусь. А применение смертной казни  при таких обстоятельствах к пытавшемуся защитить свою жизнь и доказать свою невиновность Ковалеву, сохранившему вменяемое состояние и не признавшего свою вину – это персональный выбор   судьи Федорцова, продиктованный его иррациональным страхом. Федорцов  из-за страха перед самим собой и стремлением любой ценой услужить действующей  власти давно лишился, скажем мягко, всяких жизненных принципов. К сожалению, не всё для спасения жизни Коновалову сделал и его адвокат --Дмитрий Лепретер. Он из-за страха, зависимости от властей либо по другим причинам также не потребовал дополнительного независимого психиатрического обследования своего подзащитного непосредственно перед оглашением приговора.  Судя по поведению Коновалова и его последнему слову – это было бы не только оправдано  с юридической точки зрения, но и моральной. У адвоката Д.Лепретера был такой последний шанс – попытаться спасти жизнь потерявшего  вменяемость бомбиста Коновалова. Д. Лепретеру следовало в очень жесткой форме перед оглашением приговора  в связи с  совершенно нехарактерным, необычным и неадекватным поведением своего подзащитного Коновалова предъявить суду соответствующее письменное ходатайство. Он этого не сделал. Что указывает на  абсолютно ничтожную роль адвокатов в беларусских судебных процессах. Ну а то, что  в итоге совершил  судья  А. Федорцов  -- потребует в будущем своей правовой квалификации и юридической оценки.   Факт третий. Почему приговорили к расстрелу Ковалёва – «сообщника», который не взрывал. Это связано с личностью судьи Верховного Суда Александра Федорцова. Такое в практике беларусского правосудия случилось впервые за последние десятилетия. Это решение Верховного Суда противоречило всем  принципам и подходам по отправлению правосудия. И, тем более, вынесения смертных приговоров в отношении соучастника преступления.   Который не только сам, но и через адвоката отрицал свою вину.  И виновность  которого  в инкриминируемых ему деяниях так и не была установлена с помощью прямых улик. Личность судьи Верховного Суда  Александра Федорцова для меня -- отдельная тема. Именно он -- и это уже достояние истории,  вёл судебное разбирательство по взрыву в метро. Все другие судьи, говорят, отказывались под разными предлогами. А именно он, Федорцов, вынес смертный приговор. И не один, а сразу два. У автора этих строк свои счёты с судьёй Федорцовым. Я всячески подавляю в себе ненависть и злость в отношении некоторых людей. Или, точнее,  «человечков». Но не тех «зелёных», что захватывали Крым. А  человеческих существ( иногда в судебных мантиях), облеченных  властью над людьми и их судьбами. Для меня злость и ненависть— это худшие пороки психики, приводящие порой к  бессмысленной и неоправданной мести. Впрочем, о личности судьи А. Федорцова и о некоторых других представителях Фемиды – в следующей раз.

О взрывах, всколыхнувших Беларусь. Мои сомнения 16.04.2015 4

Наступило время изложить теперь, спустя несколько лет с момента тех трагических событий, когда утихли эмоции и притупилась боль -- свою точку зрения. И открыто высказать главные сомнения в доказанности вины расстрелянных «бомбистов» Коновалова и его сообщника Ковалева. Одно из главных  сомнений и связанных с ним  многочисленных противоречий и нестыковок, происходивших во время следствия и  в суде --  одиночное авторство химика-самоучки Коновалова на две бомбы  2008г.(одна из которых взорвалась у стелы «Минск – город-герой, а вторая – нет) и на бомбу 2011г., взорвавшуюся в метро. Из журналистсого расследования Олега Груздиловича Внимательно изучив журналистское расследование на тему  тех взрывов Олега Груздиловича (книга «Хто ўзарваў менскае метро?”) – хочу выразить ему  особую благодарность и не согласиться с некоторыми его выводами. А точнее – допущениями относительно того, что Коновалов мог взорвать метро. Эксперт Степан Климкович первоначально сделал заключение, что авторов- собирателей бомб было как минимкм  два и более. На это указывает буквально всё: разная по степени проффесионализма, аккуратности и т.д. пайка конструкции устройств,   совершенно разные места  крепления батареек  к ним с  помощью скотча, показанные Коноваловым в том числе и на следственном эксперименте и т.д. и т.п . В суде эксперт Климкович под настойчивым давлением прокурора вдруг стал допускать, что бомбы мог собирать и один человек в разное время и в разных условиях.. Из книги О.Груздиловича, прісутствовавшего практически на всех заседаниях суда:.   “Экспэрт Клімковіч ня выключыў, што гэта мог быць і адзін чалавек, які рабіў справу ў розных умовах і ў розны час. Таксама на фактар часуэкспэрт спісаў нішыя разыхлджанні: прыкладам, у рэальнай бомбе паражальныя элементы былі ўкладзены ў выглядзе літары “Г”, а на экспэрыменце Канавалаў ўклаў іх у літару “П”. Паводле  Сьцяпана Клімковіча, Канавалаў проста нешта наблытаў, бо “забыўся”. Тое ж паўтарылася з батарэйкамі. У рэальнай бомбе дзьве батарэйкі былі прыматаныя скотчам  да асноўнай часткі выбуховага прыстасаванньня, а на экспэрымэнце Канавалаў проста ўставіў адну батарэйку ў сярэдзіну бомбы. Розьнілася і папера, зь якой зьбіральнік бомбы рабіў пакунак, які ўклаў у пачак з-пад соку. У бомбе 3 ліпеня для гэтага ўжываўся ватман, у бомбе 4 ліпеня – звычайная пісчая папера”. Итак, мог ли что-то напутать или  “забыть” Коновалов. Ответ однозначный – нет!  Как правило, преступники, которым угрожает смертная казнь и которые идут на сотрудничество со следствием, помнят абсолютно всё с точностью до мельчайших деталей. И указывают даже на те факты и обстоятельства, о которых следствие и не догадывалось. И обычный человек, к примеру электрик, при сборке чего-либо сложного и допущенной при этом ошибки – помнит о ней  в деталях очень долго, практически всю жизнь. Сошлюсь на собственный пример, поскольку моя первая специальнось – электромонтер. Пример из моей жизни В 1983г. в 16-летнем возрасте я увлёкся радиолюбительством. Купил набор–конструктор радиодеталей для сборки радиоприемника  “Юность”. Это: складывающаяся пластмассовая коробка приёмника, провода, платы, диоды, резисторы, транзисторы, катушка для наматывания и сборки маленького трансформатора, ферритовый стержень для сборки антенны и т.д. Т.е. собирать и паять приёмник надо было по приложенной схеме практически с ноля. На сборку и пайку ушло около двух месяцев. Как же я расстроился, когда закончив сборку и включив пересовочный тумблер звука, еле  услышал лишь прерывистый хрип радиоприёника! Пошёл со своей проблемой в лабораторию к  своему  учителю физики Евгению Викторовичу Боровицкому.  Там мы с ним в течение двух часов с помощью тестера проверили буквально всё, все детали,  контакты  и  все узлы пайки на плате. И обнаружили небольшой брак пайки в одной из деталей, припаянных  к  плате. А именно – одна из припаянных трёх ножек транзистора звука немного шаталась и слабо контачила. Прошло более 30 лет,  всю физику и электротехнику я давно забыл. В радиотехнике я давным-давно – полный профан. Но  всю суть той ошибки помню. До деталей в названии того злосчастного радиоэлемента – транзистора звука. Он  был серебристого цвета и представлял собой форму маленькой фетровой шляпы с тремя ножками, размером с пуговицу из-под рубашки. Помню даже наименование каждой из ножек этого транзистора: коллектор, эмиттер и база. Одну из этих ножек транзистора  я тогда плохо припаял к схеме на плате—это и обнаружил тестером мой учитель физики Е.В.Боровицкий при прозвонке  узлов платы. Помню, как учитель физики  Е.В. Боровицкий нажимал тогда пальцем на шляпку того транзистора – включенный пересовочным тумблером  приемник  играл, отпускал палец – слегка хрипел и замолкал. Помню также, что в те годы радиоприемники в народе называли транзисторами. Описанное мной подтвердят любые  порядочные эксперты в области радиоэлектроники. А также мой учитель физики в  бывшем ПТУ-107  г. Минска Евгений Викторович Боровицкий, который, надеюсь, жив и здоров. Да, ведь были такие Учителя с большой буквы! Которые столько своего личного  времени уделяли своим ученикам. В это сейчас трудно поверить. Не могу не вспомнить в этой связи и своего однокурсника по группе № 85  электромонтеров в ПТУ-107 г.Минска  Игоря Кухарского. С его подачи я купил тогда этот набор радиоконструктора “Юность”. Он же, Игорь Кухарский по прозвищу  “Кузьма” посоветовал мне тогда обратиться к Е.В. Боровицкому для поиска неисправности в сборке. Игорь Кухарский  был очень добродушным и компанейским человеком, увлекался собаководством. Что позже и послужило для военкомата мотивом отправить его служить в Афганистан. Где он и погиб за два месяца до  дембеля -- осенью 1987-го… Это – ещё одно напоминание всем тем мамашам и папашам,  кто жаждет России и  “русского мира” здесь, в Беларуси.. О сомнениях и допущениях журналиста Олега Груздиловича В своей книге О.Груздилович совершенно справедливо называет  показания в суде эксперта  Степана Климковича  примером сомнительности некоторых экспертиз и показаний беларусских экспертов в суде. В то же время О.Груздилович  чисто по-журналистски, пренебрегая принципами презумпции невиновности и полной доказанности вины обвиняемого допускает,  как он выражается,  “по совокупности косвенных  улик”  то, что метро мог  взорвать  Коновалов. А его приятель Ковалев, который был электриком  и, возможно, умел  профессионально паять  схемы -- мог ему помогать в сборке бомб. Чем на это возразить? И я могу допустить, что Коновалов, Иванов или Петров могли взорвать метро. А может и совместно действовали. Ну нужно доказать их вину . И предъявить суду прямые улики, безусловно эту вину доказывающие Именно по этому пути изначально и шло всё следствие. Но удивительным образом, несмотря на весь имеющийся арсенал следственных приёмов и, мягко скажем, всего остального -- не добились никакого результата, т.е того, что бы могло снять почти все вопросы. А именно: что Коновалов и Ковалев работали над бомбами сообща по крайней мере с 2008г., покупали “на рынке” тротил и т.д. А ещё лучше – с 2005-го, когда прогремели первые взрывы в Витебске. И  это  несмотря на то, что Коновалов был готов дать любые показания. А судя по его абсолютно нетипичному для вменяемого  человека поведению в суде – был готов к любому исходу для своей жизни. Которую он, в отличие от Ковалева,  не защищал. А, стало быть, природный инстинкт самосохранения у него уже отсутствовал. В таком состоянии человек готов утверждать, что ему помогал во всём не только друг или приятель, но и сам  господь Бог. Но мы этого не увидели. Как и не увидели и много чего ещё. Например, видео о якобы, состоявшейся  встрече  Коновалова, держащего в руках массивную сумку,  с его приятелем  Ковалевым на вокзале в Минске  накануне взрыва. 10 апреля 2011г. Это объясняют якобы, техническим сбоем. Что, полагаю – просто чушь. Ведь смогли отмотать и представить  суду  другие видео маршрута Коновалова с Витебска в Минск. Которые ни о чем не говорят и ничего не доказывают. В отличие от Олега Груздиловича, я бы не стал суммировать аргументы и догадки в простую совокупность “ЗА” и  “ПРОТИВ” виновности Коновалова  и  Ковалева.  Поскольку все улики и аргументы  -- косвенные. И свидетельствуют лишь, как говорят священники, “о вольной или невольной причастности Коновалова и, отчасти, Ковалева к совершенным взрывам”. Эта вольная или невольная причастность управлялась и координировалась заказчиками(кураторами),  могла  подкрепляться деньгами и другими материальными выгодами. Говорить о наличии прямой вины Коновалова и Ковалева во взрывах 2008г. и 2011г. нет никаких оснований. А отсутствие всякой ясности относительно взрывов 2005г. в Витебске лишь укрепляет сомнения в том, что расстреляли истинных бомбистов. А не косвенных  вольных-невольных соучастников  чьей-то чудовищной  затеи с  невыясненными мотивами. Р.S. Тема взрывов 2005г., 2008г. и 2011г. – исключительной важности. В ней,  как и в истории с эскадронами смерти и бесследными исчезновений лидеров оппозиции и др. граждан Беларуси в 1999-2000гг., не должно оставаться никаких тайн! Ради нашей безопасности жизни в этой стране.  Мой заключительный комментарий на данную тему с вынесением морального вердикта судье А. Федорцову  будет опубликован в ближайшее время.
Страницы: 1
Читать другие новости

Павел Знавец