АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Когда берут за мягкое Часть 2 14.02.2013 129

Как и обещал вчера – выкладываю вторую часть инструкции на тему «Как себя вести, когда берут за мягкое» Первой частью можно «насладиться» здесь: http://www.belaruspartizan.org/blogs/vinogradov/15398/. Итак, продолжим!





Вот тебе дали «эн» суток, и вот ты под конвоем уезжаешь из суда. Скорее всего, сначала ты поедешь обратно в РУВД, там составят нужные бумаги и тебя повезут в ИВС (Изолятор Временного Содержания).



Раньше возили в ЦИП (Центр Изоляции Правонарушителей), дык вот кто знает, тот знает: ИВС это практически «Okrestina Plaza Five Stars», по сравнению с ЦИПом. Евростандарт, горячая вода и все дела.





Но что-то я отвлёкся. Итак, составили бумаги и везут в ИВС. Страшно? А зря. Скорее всего, всё самое противное и ответственное уже позади.





Приехали, и начинается «приёмка»: обыскивают, выдают бельё, немного туалетной бумаги и «ириски» (я специально не буду писать, что это такое, так как тебя, Анонимус, это серьёзно позабавит, если это будет сюрприз). Потом вас опрашивает фельдшер, потом расписываетесь за кучу вещей, еда, одна из которых.





Тут нужно сказать отдельно: лично я там ни разу не ел, но видно невооружённым глазом, что за 6 лет моих наблюдений, пайка явно эволюционировала – котлета пахнет котлетой (да-да… это важное замечание, потому что раньше котлета пахла чем-то другим), хлеб больше не сырой внутри и не сгоревший снаружи, а если в рассольник добавить сметаны, то будет супец, как дома. В общем, отказываться от пищи, или нет – личное дело каждого. Поскольку я там ни разу не ел, то и начинать мне не хочется. Если ты выбираешь путь голодовщика, то искренне советую почитать что-нибудь на тему, как правильно голодать и, главное, как правильно выходить из голодовки. Лично я 15 суток без еды переношу без проблем.





ОБЯЗАТЕЛЬНО ознакомься с Правилами Внутреннего Распорядка (ПВР). Ты будешь за них расписываться во время «приёмки». Не бойся спросить у любого сотрудника ИВС, где они висят. Поверь, они в курсе, кто ты и за что приехал, и если ты не выдрючивался, как свинья на верёвке, то относиться к тебе будут нормально (господин Есьмантович там уже не работает, вроде как, поэтому… хм… Как бы это так написать, чтобы не попадало под статью «оскорбление сотрудника милиции»… Короче, остались цивилизованные люди с достаточным умственным развитием).



Помни: знание ПВР может значительно упростить тебе жизнь. Хотя может и вообще никогда не пригодиться, но поверь – лучше знать, чем не знать.





И вот тебя привели в камеру. Поздоровайся. Хочешь за руку, хочешь – нет. В тюрьмах посерьёзней за руку сразу здороваться не принято, а в ИВС – всё равно. Спроси, где есть свободное место, – там и располагайся.





Справка:

Поскольку ты, Анонимус, скорее всего, не отбывал наказание в МЛС (иначе нахрена ты это читаешь?), то и содержать тебя обязаны с теми, кто тоже ни разу не был в колонии. Хотя это скорее минус, чем плюс. Лично мне проще, когда никому ничего не надо объяснять.





В камере, скорее всего, уже сидят:

– «мелкий хищник» (человек, попавшийся в магазине за мелкое хищение);

– представитель подмагазинной интеллигенции;

– работяга, неудачно праздновавший что-либо;

– человек неопределённого рода занятий (это может быть кто угодно: от бомжа до с иголочки одетого нашего соотечественника, который недавно вернулся на родину из испанского пятизвёздочно курорта);

– невезучий (обычно в камере есть один такой, которому просто не повезло).





Помните: в камере все равны. Профессор, доктор наук, сварщик, бомж, наркоман, политический, хулиган, «районный авторитет» или кто угодно ещё. Не нужно относиться к сокамерникам типа «Фи-и-и… Бидло!» (как минимум –сразу). Есть, конечно, джентельмены, которых приходиться обучать меткости в туалете и проводить лекции на тему «Личная гигиена, или что я тебе сделаю, если ты сейчас же не постираешь носки», но в основном все ведут себя пристойно.





Ну, вот ты уже застелил свою постель (а тебе для этого даже выдали бельё) и разложил свои другие пожитки, если они есть. Скорее всего, ты сейчас думаешь что то типа: «%:?;№ жеж ты врот… Как же так… «ЭН» суток в этом говне… Как это выдержать?.. Вот боженька киданул испытание на мою голову… У меня же кошка должна рожать… Корова не доена… Что соседи скажут?.. Как же там моя(мой) любимая(любимый)?.. Мама будет переживать…»





Ты знаешь, так-то оно может и так, но всё-таки это неправильный поток мыслей. Вот как думаю я: «Фуууу… Ну, вот теперь можно расслабиться. «ЭН» суток ты можешь сколько хочешь спать (а сплю я там почему-то лучше, чем дома, например). Никакого алкоголя. Наконец-то будет время прочесть «ту самую» книгу. Ни работы, ни назойливых родственников и знакомых. Никакого тебе Лукашенко. Лечебное голодание-похудание-чистка организма. Есть время просто спокойно походить и подумать. Лепота!» В общем, искренне советую начинать париться проблемами на воле через 5 минут после того, как ты там оказался.





Но поскольку до выхода на волю тебе ещё далеко, давай-ка я ознакомлю тебя с примерным распорядком дня:

6.00 – 7.00 – По очереди каждой камере выдаётся инвентарь для уборки, состоящий из погнутого ведра, худого веника, вонючей тряпки и сломанного совка. Убирать в камере – дело полезное. Чистота в камере – залог хорошего самочувствия и мироощущения. ОБЯЗАТЕЛЬНО мойте унитаз и вокруг него, потому как унитаз – главный источник вонизма (иногда, правда, это сокамерники, но это редкий и отдельный случай). Поскольку ты ни разу не сидел, то можешь думать, что после мытья туалета к тебе станут как-то по-другому относиться (читай: «петух»). Ответственно заявляю, что в ЛЮБОЙ тюрьме с камерной системой нет ничего «стрёмного» в том, чтобы помыть туалет. На зоне – там да, там порядки поинтересней, а в ИВС – нет.



8.00 – Проверка. По камерам ходит дежурный офицер и проверяет… Не знаю точно, что он там проверяет. Зато знаю, что это наиболее подходящее время для вопросовпожеланийпредложений. Вам что-то не ясно или вам чего-то не хватает? Перед вами именно тот человек, который, по идее, должен решить вашу проблему. И если проблема не надумана – велика вероятность, что он действительно её решит (например: холодно в камере, или сломался кран).



9.00 – 10.00 – Завтрак. Каша, чай, хлеб.



10.00 – 13.00 – Обход врача. Вообще, если ты заболел, то особенно на лекарства рассчитывать не стоит. Если ты пораскинешь мозгами, то сам поймёшь, что если в городских поликлиниках в Минске (!) может не быть бинтов, то ИВСовский фельдшер на лекарства уж точно не богат. Хотя, бывает, везёт, и нужные таблетки всё-таки есть в наличии. Там же расписываешься за еду на следующий день.



15.00 (или типа того) – Обед. Суп, каша (редко – пюре), котлета и хлеб.



19.00 (или типа того) – Ужин. Два бутерброда и йогурт. Шучу. Каша, чай и хлеб, есессно.



22.00 – Отбой. Не знаю как для кого, но для меня «отбой» – штука довольно условная. Ведь там можно спать, когда хочешь и сколько хочешь, и часто бывает так, что ночь – это как раз то время, когда можно спокойно поразмышлять или почитать в полной тишине.



Раз в день тебя обязаны на час вывести на прогулку. Если нет желания или адски холодно – можно отказаться.





Чем заняться в камере? Лично у меня есть 4 любимых занятия – читать, вести беседы, ходить взад-вперёд, размышляя о чём-либо, и, есессно, спать. Ещё можно: играть в шахматы-шашки-нарды-мандавошку (набор шашки-шахматы должен быть в каждой камере по ПВР, остальное – сделают сокамерники из хлеба), гадать сканворды, убирать камеру, лепить из хлеба, «заниматься спортом» (места, конечно, мало, но если ты захочешь поотжиматься и покачать пресс – ничто не сможет тебя остановить).



На мой взгляд, в ИВС есть две вещи, которых стоит если не бояться, то опасаться уж точно. Первое – крывавы рэжым: если ты, Анонимус, ценный кадр, то к тебе могут приходить гости в лице доблестных сотрудников спецслужб. Мой тебе совет: не пытайся играть с ними ни в какие игры и не думай, что ты самый умный и сейчас возьмёшь и обдуришь КейДжиБи. Отказ от любого сотрудничества должен быть им понятен сразу и тогда они от тебя быстро отстанут (поверь, у них мало времени, а начальство требует результат, поэтому они не будут тратить много времени на того, кто явно ничего не скажет). Можно прикидываться дурачком и говорить «не знаю, не помню, не видел», а можно прямо говорить, что ты о них думаешь. Тут уж кто на что горазд.





Помни, Целевая Аудитория, их задача – регулярно получать от тебя информацию, твоя задача – сделать так, чтобы ты их больше никогда в жизни не видел.





Ну и второе – неадекватные сокамерники. Здесь проще. Обычно, если такие и есть (а это не сильно часто), то неадекватность у них на фоне белой горячки. Проще говоря, если человек на протяжении нескольких лет пьёт «креплёное и недорогое», а потом его этого удовольствия лишают, то где-то на третий день с его мозгом начинают происходить забавные метаморфозы.





Дык вот, как только ты замечаешь за каким-нибудь своим сокамерником, что тот начинает утверждать, что «Мы все сейчас в Болгарии, и вот-вот батя выйдет из туалета и мы пойдём на тусовку, где будет Тимати (ну, тот который Мистер Блэк Стар)», сразу стучи в дверь и рассказывай дежурному всё дословно: и про Болгарию, и про батю, и про Тимати. Требуй вызвать скорую, потому как такому джентельмену с тобой в камере делать нечего – мало ли.

Ну вот, собственно, и всё, Целевая Аудитория. Я действительно надеюсь, что тебе это никогда не пригодится. Но всё же, если когда-нибудь вдруг… Вспоминай меня и этот текст добрым словом.

Да прибудет с вами ШОС!

«Хто урот?», или Ну МЫ и козлы, скажу я вам!.. 10.10.2012 185

Итак, дамы и господа, прошёл мой последний административный арест, прошли отдых и аклиматизация на воле, было время подумать… Как и обещал, подвожу некоторые итоги (сделать это ни в кого не запустив какашкой будет тяжело, но я должен справиться).
Первое и очень важное:


Шанс использовать «Выборы-2012» для объединения оппозиции бездарно просран всеми, без исключения, субъектами.
На старых воинов демократии я уже и не надеялся. Ставил на новых. Зря. Кампания «ИГНОР-2012», о которой договаривались аж 6 молодёжных структур, оказалась моей несбывшейся мечтой. Ну и ладно. Не хочется ворошить старые кучи, поэтому перейдём к новостям получше.

Второе и очень обнадеживающее:

«Бойкот-101» удался.

У меня есть такие цифры: средняя явка по Минску – 44 процента, явка по 101-му округу – 30-35 процентов. Что? Один округ из 110 – это ничто? Нет, господа и дамы, это не «ничто», а победа. А побед нам как раз и не хватает.

Третье и весьма душескребящее:

Лично мне эта кампания показала «ху из ху», как говорится...

С некоторыми гражданами я ни под каким предлогом не сяду в одном поле (эх, жаль экскрементами решил не кидаться, а то сейчас бы перечислил пофамильно), а некоторые оказались гораздо лучше, чем думалось.

И - самое главное:

Эта кампания мне показала, что президентская гонка началась и расслабляться уже нельзя.

Какие тут могут быть расслабления, когда помимо ментов и ГБ  мне приходится сражаться со своими союзниками. Вы только представьте: в том, что выборы прошли уныло – винят «Говориправду»; в том, что в стране есть политзаключённые – винят «Говориправду»; в «легализации крывавага рэжыма» через выборы – винят когобывыдумали? Правильно! Опять «Говориправду»… Ну мы и козлы, хочу я вам сказать...

А на деле - в том, что выборы прошли уныло, выноваты Мы, да-да!

Вы, кто читает этот текст, и я! Совсем обленились и только создаём видимость работы, либо ничего не делаем совсем. И власть, которая создала нам довольно жесткие условия.

В том, что в стране есть политзэки, виновата опять не ГП (как бы невероятно это ни звучало). Виновата опять власть. Ведь это не Дмитриев, не Некляев и не Федута выносили приговоры, а судьи, которых назначил ТотОКомНельзяГоворить.

И, кстати, МЫ опять виноваты тоже, потому что если бы каждый боролся за политзэков, как за членов своих семей, – их давно бы уже выпустили.
Ну и если ГП так спешит легализовать режим и всенепременно помочь ТомуОКомНельзяГоворить, то почему же Сергей Возняк – единственный член окружной избирательной комиссии в стране, который не признал выборы? Ведь «особое мнение» в итоговый протокол написал только он. Все остальные (даже союзники-демократы) – без проблем штампуют протоколы.

Зачем тогда господин Федута запускает проект «Солдаты Ермошиной», при помощи которого любой человек сможет узнать, «а не преподаёт ли моему ребёнку математику человек, который совершает преступление против всего народа?»

Да! И в конце концов, слышал ли кто-нибудь, как руководитель, или активист говорит: «В Беларуси честные выборы и Лукашенко легитимный президент»?

Дык какая может быть тогда легализация режима?

Ну и напоследок…

Довольно часто я опять начал слышать и читать примерно такую вещь: «ГП – мудаки, предатели и из-за них сидит Дашкевич.  Один Виноградов со «Zменой» д’Артаньян и весь в белом…»

Мне, есессна, это льстит, но дело вот в чём: я почти семь лет занимаюсь чЭсным, трушным и самым настаяшчым гражданским активизмом, я схватил 2 политические уголовные судимости, а административные уже перестал считать...

Так неужели вы думаете, что пройдя через всё это, я не научился определять «хто урот, а хто неурот»? Поверьте, давно варюсь в оппозиционном тусняке-движке и знаю, кто как работает.

Дык вот ГП для меня – это лучший вариант. Они не только не препятствуют нам, но (внимание!) помогают. И это не смотря на то, что я не поддерживаю идею участия в выборах. Да и никакой диктатуры трёхглавого дракона «Некляев-Дмитриев-Федута» в «Говори Правду» нет. Решение об «участии до конца» принималось Советом Кандидатов. На моих глазах фактически. Причем кулуарной подготовки к нему увидеть не пришлось по простой причине – ее не было.

И уж совсем-совсем напоследок:

Ладно, дорогой читатель...  В качестве бонуса для дочитавших сей роман без стихов до конца расскажу про ещё одну маленькую, но зато стопроцентную победу.

Хочется придумать этому всему какое-нибудь красивое название, типа «Борьба за решёткой», но я не буду)). Короче, после неудачной попытки пораздавать гражданам синеокой предвыборного борща «а-ля Ермошина», 3е активистов «Zмены» оказались на Окрестина. Позже подвезли Кременецкого из МФ и нас стало 4ро. Когда ещё везли, подумали: «Чего просто так сидеть? Раз уж время выборов, значит можно замутить бойкот»…
Сами себе поставили следующую задачу: в камере, где будет сидеть каждый из нас, не должно проголосовать ни одного человека! И получилось, у всех 4х!

Это было что-то!!!

Как делали другие, не знаю, но я сначала провёл пару лекций в камере (благо времени – полно, и не слушать меня – невозможно). Помогло. Но существовало одно «но». По имени Толян. Живёт в какой-то деревне в сорока километрах от украинской границы. Нет, не подумайте, идеей бойкота он проникся.... Но давила атмосфера: кругом тюрьма, кругом менты, а тут я, со своим бойкотом. И Толян тииихо так спрашивает: «А менты бить будут?» Понимаю: нужно срочно что-то сделать, иначе посыпется наш бравый полешук. И достаю свой последний козырь – экономические санкции! Так получилось, что у Толяна нет нихрена, а я довольно обеспеченный арестант, поэтому пригрозил прекратить дотации в его организм и ввести эмбарго на поставку табака, в случае, если он проголосует. Тут Анатоль осознал окончательно, что голосовать не будет, так как менты ментами, а курить ему надо в любом случае. И он трясся, бегал глазами «окрест» по Окрестина, нервничал, но - голосовать отказался. Думаю, примерно такая же картина наблюдалась и в других камерах.

Вот так-то, господа и дамы!

Да прибудет с вами ШОС!
Страницы: 1
Читать другие новости