АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Санкции Репрессии Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

До каких пор? 28.05.2016 1

Администрация 183–й столичной школы продолжает преследовать и издеваться над малолетним Марком – учеником начальных классов. Цель запугать ребенка и его родителей, посмевших критиковать неправомерные школьные порядки в этом учебном заведении.

Мальчонку неоднократно "судила" комиссия по делам несовершеннолетних (КДН). Инспекция по делам несовершеннолетних (ИДН) поставила Марка на учет как злостного хулиганствующего элемента. Муж педагога СШ №183 отрабатывал на ребенке боксерские приемы…

Родители атаки отбивают. Постановление КДН о наложении на Марка взыскания отменено. Отменено оправдание Партизанским РУВД хулигана Конюха, злостно избившего Марка на улице.

Суд противоправные действие в отношении малолетки отменяет, но школьное руководство все никак не может остановиться: распаляется все больше и больше.

24 мая с.г. школьника вновь избили. На этот раз применили новую тактику. Задействовали мадам Куракову -- маму одноклассницы.

Ранее данная гражданка уже угрожала Марку. Школьная администрация, видимо, обжегшись на действиях мужа учительницы Конюх, применила новую тактику.

Мама явно подучила свою дочь Ксюшу. Та вызвала в класс своего младшего брата Богдана и при всем классе стала науськивать на избиение Марка. Тот подскочил, ударил в живот рукой, обозвал дураком и, схватив за шею, стал душить. Марк еле оторвал его руки. Тогда Богдан ударил Марка кулаком в глаз.

Заведомая провокация! Похоже, школьная администрация рассчитывала, что Марк не сдержится и хорошенько врежет в ответ. Надо отдать должное: Марк на провокацию не поддался – молча отходил. Причем на принятие решения у него было пару секунд (понять, что это провокация и поступить правильно).

Молодец! Ведь если бы Марк ответил на удар, то на него повесили бы всех собак: хулиганские действия в школе, нанесение телесных повреждений первокласснику… Заставить пару одноклассников заявить инспектору-недоучке ИДН Партизанского РУВД Любецкому на допросе, что инициатор драки Марк – сложности для администрации школы не представляет.

То -- любимая тактика этого младшего лейтенанта, третирующего детей и родителей при оформлении дел).

А так синяк под глазом у Марка. Родители вызвали представителя РУВД. Прибыл старший лейтенант Козлов.

Данный сотрудник милиции старался быть объективным. Правда, детей опрашивать не стал, мол, это можно делать лишь в присутствии социального педагога. С детьми беседовала завуч. Все подтвердили полную невиновность Марка. Как и то, что вдохновителем хулиганских действий Богдана была их одноклассница Ксюша.

Интересно, а КДН привлечет мадам Куракову к ответственности за упущение в воспитании детей? Хотя, на мой взгляд, действия мамы явно подпадают под ч.2 статьи 172 УК (вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления). До семи лет лишения свободы! А если принять во внимание, что семейство Кураковых является группой с распределением ролей, то это уже ч.3 со сроком до восьми лет.

Хотелось бы знать: инспектор Любецкий отпрысков Кураковой поставит на учет в ИДН?

Опросить детей сотрудник РУВД Козлов не мог по причине неадекватного поведения социального педагога. Тот вел себя грубо. В своем кабинете дважды послал маму Марка на хер, заявил, что она охренела (имеется аудиозапись).

Причина неадекватности: алкоголь, наркотические средства, психологическая неуравновешенность, или еще что-либо -- неизвестно. Старший лейтенант Козлов, которому такое поведение представителя школьной администрации тоже было непонятно, вызвал сотрудника милиции и отправил сего педагога на освидетельствование.

Не лучше вела себя и директриса Ануфрикова. На просьбу офицера милиции Козлова привести в кабинет Марка – притащила школьника за руку. Почти волоком.

Гражданская компания "Наш Дом" ждет реакцию на чрезвычайное происшествие в школе №183 государственных структур: КДН, ИДН, РУВД, отдела образования.

Беспредел Центрального РУВД белорусской столицы 10.05.2016 11


Судебный процесс над Вячеславом Сивчиком в очередной раз продемонстрировал антинародную сущность правящего режима. Суд Центрального района Минска судил его одновременно аж по трем статьям Административного кодекса:

--17.1 (мелкое хулиганство),

--23.4 (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий),

--23.34 часть 3 (Нарушение порядка организации, проведения массового мероприятия, пикетирования).

Осудили по двум -- на сумму 60 базовых величин (12 100 000 руб.).

Видимо прикинув, что получилось многовато (3-4 месячных зарплат рабочего люда), рассмотрение неповиновения должностному лицу отложили на следующий раз.

Процедура отложения рассмотрения дела называется возвратить протокол на доработку.

Белорусские сотрудники милиции общественной безопасности (подразделение РУВД, которых во времена самодержавия именовали жандармами) настолько тупые, что даже на сотый (если не больше) раз не в состоянии заполнить банальный протокол на готовом бланке.

Не удивительно -- умных представителей сильного пола в милиции не держат. В отношении женщин из милиции общественной безопасности сказать не могу – не пересекался.

В чем суть "противоправных" действий Вячеслава Вадимовича?

По показаниям на процессе сотрудников Центрального РУВД они, по распоряжению начальства, ночью нарезали круги вокруг дома Сивчика, находящегося на Круглой площади (пл.Победы). По сути, сидели в засаде, заведомо зная, что политика дома нет.

Увидев подходящего к подъезду Вячеслава, подлетели к нему и потребовали паспорт.

На этом правомерность деяний "жандармов" заканчиваются. Далее – беспредел.

Изучив паспорт, убедившись, что это именно тот Сивчик, которого, зная в лицо, поджидали (проживает в данном подъезде), потребовали проехать в РУВД для установления личности и проверки не находится ли политик в розыске.

Милицейская отмазка (неубедительный предлог)! Потому как идентификация личности, места проживания, а тем более, пребывания в бегах делается по телефону. Эти данные находятся в компьютере и свободно доступны для силовых структур. Для этого оплата служебных телефонных разговоров производится не из собственного кармана сотрудников, а за счет рабочих и крестьян (из бюджета).

Но милицейских офицеров держали ночью в засаде именно для задержания и этапирования в РУВД.

Белорусская действительность такова, что схваченных неугодных правящему режиму граждан в лучшем случае вывезут на другой конец города или в лес и там бросят (испытал на себе). В худшем -- убьют. Как, к примеру, Гончара, Захаренко…

Сивчик эти паскудные (пакостные) деяния силовых структур прочувствовал на собственной шкуре. И потому следовать среди ночи под конвоем непонятно куда отказался. Реальность могла быть жизнеопасной.

Поскольку законных оснований вести задержанного политика в "жандармерию" не было, силовики применили классическую милицейскую статью 17.1 КоАП. Заявили, что все равно доставят в РУВД. Мол, Сивчик пьяный, выражался матерными словами, оскорбительно приставал к гражданам, нарушал общественный порядок, деятельность организаций, спокойствие граждан, проявлял неуважение к обществу...

В три часа ночи, находясь у подъезда собственного дома, не уважал общество, приставал к гражданам, нарушал их спокойствие, мешал работать организациям!!!

В это время ни одного гражданина в обозримом пространстве не просматривалось, ближайшие магазины и Дом РСДРП по ночам не работают.

Идиотизм (бессмыслица)! Похоже, что в милицейских головах только одна извилина и та от фуражки (армейская поговорка).

О степени опьянения Сивчика (и, вообще, было ли оное) судить не могу – своими глазами не видел. Милицейским врачам не верю. Сам Вячеслав утверждает, что был трезвый.

Но не это главное

.

Принципиален иной момент. Из подъезда вышла супруга политика и попыталась увести мужа в квартиру. Казалось бы, вопрос закрыт: Сивчик не ругался матом, не горланил песни, не бил стекла и, вообще, не делал ничего противоправного. Что мешало отдать его в руки жены?

Но приказ был доставить любой ценой. Офицеры стащили с Вячеслава Вадимовича куртку, пиджак, очки, бросили одежду в цементную пыль (в подъезде ремонт).

Примчалась вызванная подмога. Двое сотрудников держали за руки жену Анну, двое других из подъезда волокли задержанного, оставшегося в одной рубашке с галстуком, в машину.

Автор порекомендовал Анне Васильевне обзавестись крестьянскими вилами и хранить в прихожей. Когда "жандармы" в очередной раз будут хватать возле дома мужа выскакивать с этими вилами наперевес.

Трусливые сотрудники-"жандармы" Центрального РУВД разбегутся, и впредь, вместо выполнения противозаконных приказов милицейского руководства, будут думать о сохранении собственной жизни.

Супруга и подъехавшая мать Сивчика, после долгих поисков, очки обнаружили и вместе с брошенной сотрудниками милиции одеждой повезли в РУВД.

В Центральном РУВД беспредельничать продолжали. 0чки арестованному не передали, а в протоколе записали: от подписи отказался. Но документы подписывают после прочтения, а Вячеслав без очков текст не видит.

То, что допросы (опросы) в ночное время запрещены, милиции до фонаря.

* * *

Какие подонки (люди, вызывающие отвращение и презрение) служат в Центральном РУВД автор испытал на себе. Кто давал команду доставить любой ценой -- не знаю, но районные "жандармы" ворвались среди ночи в мою квартиру, вытащили из супружеской постели и поволокли на допрос. На милицейском арго называется ночной опрос.

Одежда при общении с женой наедине не регламентируется, поэтому был по форме ноль. Так голым и потащили. Бросили в лужу (шел дождь) позади машины, чтобы открыть дверь УАЗика. Затолкав в собачий отсек, отвезли в Центральный РУВД. Там швырнули на бетонный пол посреди фойе. Человек десять (если не более) сотрудников обоих полов в милицейской форме окружили и по очереди начали бить ботинками по пяткам.

Намного больнее, чем просто удары по ногам! После такой пытки целый год хромал. Да и теперь временами возникает боль то в одной, то в другой ноге.

Приволокли на ночной допрос за участие прошедшим днем в мирной политической акции (стекла не бил, машины не переворачивал, к насильственному свержению конституционного строя не призывал, за форменную одежду не хватал, матерных слов не произносил…).

Разговаривать ночью с "жандармами" категорически отказался, и они вынуждены были под утро отвести обратно, взяв подписку, что появлюсь в дневное время самолично. Что и сделал.


Кто объяснит, кому надо было тащить на допрос ночью, да еще при этом подвергать пыткам?.


В государственный орган следует приходить со своим стулом 10.04.2016 1

Комиссия по делам несовершеннолетних (КДН) Партизанского РУВД столицы не прекращает преследование четвероклассника 183 школы Марка Кравец и его мамы.

Причина гонения для нынешнего нашего государства универсальна. Не вписывается эта семья в белорусский порядок: безмолвное повиновение власть имущим. И даже отмена судом юридически неграмотного наказания, вынесенного на предыдущем заседании КДН в январе 2016 года, чиновничий пыл не умерило.

Процесс, длящийся уже четыре месяца, явно превысил все допустимые сроки. И на очередном (апрельском) заседании КДН попыталось дело закрыть. Сторонам было предложено заключить мировое соглашение.

Стороны -- это малолетки Андрей Конюх (сын учительницы) и Марк Кравец.

Причем выяснить мнение самих ребятишек даже не пытались. Предложили Конюх-маме, но та категорически отказалась. Жаждет "крови" мамы Марка, не испугавшейся педагогических нападок на своего ребенка.

Предложение КДН о мировом соглашении юридически правомерно. Дело, действительно, можно прекратить.

Меры приняты. Андрея Конюха родители перевели в другую школу, а его мама (преподаватель физкультуры) уже не является учительницей Марка.

Доказательств же грубого словесного обращения Марка к Андрею (аудио-видео записей, показаний свидетелей, независимых от директора школы Ануфриевой), нет.

Да и быть не может! Ирина Кравец предоставила подтверждение мобильного оператора, что на момент, якобы, оскорбления, была на мобильной связи с сыном.

Получается, Марк разговаривал по телефону с мамой и одновременно поносил бранными словами одноклассника. Как можно поверить в такой абсурд?

Похоже, для сотрудников Партизанского РУВД это не абсурд. Младший лейтенант Любецкий (крупный "специалист" в правовых вопросах) в виновности Марка уверен. Мне кажется, что данный милицейский офицер "докажет" все, что угодно.

Наверно именно поэтому КДН пригласила Любецкого на заседание в качестве… свидетеля.

Свидетеля чего? Ведь на время инкриминируемого Марку конфликта данного сотрудника милиции в здании школы не было.

Комиссия отложила рассмотрение вопроса, до установления точного времени (по-секундно) рассматриваемого обвинения. Ежу понятно кому поручат. Все тому же юридическому "грамотею" Любецкому.

Непонятно чем члены КДН думают. Столь длительные (многомесячные) судебные тяжбы и для взрослых психологически нелегки. Что уж тогда говорить о последствиях для психики малолеток.

Конюх-мама изучающая, полагаю, психологию, это поняла и объявила, что опасается за здоровье сына, а потому приводить на заседания КДН своего ребенка впредь не будет.

Реакцию комиссии на данное заявление педагога не слышал.

* * *

Зато видел реакцию этой комиссии на замечание о хамском отношении к гражданам в районной администрации.

Молодой женщине, пришедшей на открытое заседание комиссии, пришлось стоять: стульев в помещении недоставало. Никто из КДНовских заседателей даже не трепыхнулся (хотя не видеть данного обстоятельства не могли). Пришлось мне выйти в коридор и принести даме стул.

На замечание чиновникам об аморальности подобного их поведения прозвучал гневный ответ: мог бы уступить свое место!

Да, мог. Только молодая женщина, по возрасту мне внучка, такое предложение не приняла бы. В отличие от членов комиссии так дурно не воспитана. А вот мораль членов комиссии за пределами общечеловеческих понятий.

Представляете картину: Седой гражданин на восьмом десятке лет стоит, а чиновники-сопляки (по возрасту мне дети и внуки) с ухмылкой на это взирают, развалившись на стульях.

Прав был Грибоедов, увековечивший устами Чацкого: А судьи кто?

Идиотизм (слабоумие) районных чиновников 03.04.2016 3

Власти Московского района столицы продолжают гнобить (изводить) педагога-воспитателя Наталью Янушкевич. В апреле 2015 года разогнали Дом семейного типа (ДСТ), который она возглавляла пять лет.

Наталья Юрьевна -- педагог-дефектолог. Прошла стажировку в Англии и США. С 16-лет работала с детьми. В своем ДСТ воспитывала несовершеннолетних с особенностями развития, для которых в Беларуси лишь один путь: Дом инвалидов, где они обречены на полуовощное прозябание.

В цивилизованных странах таких детей усыновляют. Для нашего "социального" государства то -- неполноценные индивидуумы. Чиновники Московской районной администрации с идиотским упрямством не дают Профессионалу Янушкевич заботиться, лечить, воспитывать детей-страдальцев.

Причина для нынешней Беларуси общеизвестна: человека, посмевшего возразить власть имущим (а, тем более, еще потребовать), лишают работы. Механизм отработан до бюрократического совершенства: незаключение (без объяснения причин) контракта после окончания "узаконенного" кратковременного срока.

Бессрочные контракты ушли в небытие вместе с СССР.

* * *

Рассказывает Наталья Юрьевна.

В марте 2016 года была встреча моих нынешних и бывших детей (как это дико звучит!). Ко мне на каникулы приезжал бывший воспитанник Дима, который с инвалидностью, с ДЦП. Он очень хотел увидеться со своей сестрой, содержащейся сейчас в заменившей меня семье.

Так как дети продолжают общаться между собой в соц.сетях, он рискнул попросить об этом через ребят их новых родителей.

И вдруг его и мою дочь Лилю та новая семья пригласила в гости, чему мы удивились: просил то он только разрешения на встречу с сестрой.

Дети поехали, захватили с собой шоколадки с надеждой, что теперь им не придется скрывать свои отношения от новых опекунов.

Но не тут-то было. В дом их грубо не пустил новый отец. Разрешили вместе погулять только двоим старшим мальчикам Андрею и Тимофею, а девочек и младшего брата заперли в комнате. Те смотрели в окно и махали моим, пока новые приемные "родители" от окна не отогнали.

Плевать, что Дима-инвалид, который ходит с трудом, проделал немалый путь для встречи с сестрой в первую очередь. Его прогнали ходить по улице с мальчишками, которым как бы, между прочим, дали задание передать моей семье определенную информацию.

А именно:

о том, что Моего Гошу (для ныне трехлетнего Егора Дулуба Наталья Юрьевна была опекуном-В.Щ.) уже усыновили и "увезли очень далеко, что бы тетя Наташа не могла его забрать",

о том, что детям слишком хорошо живется с новыми родителями и поэтому их совсем не волнует ни прошлое, ни будущее, в том числе и профессиональное образование (Тимофей в этом году, а Андрей в следующем заканчивают базовую школу), а их здоровье (оба инвалиды, но не получают в настоящее время рекомендованного лечения, так как "это тетя Наташа все им придумала").

Но главное Андрею было донести, что зря я беспокоюсь, что сейчас дети стали хуже себя вести, обзавелись вредными привычками и поставлены на учет в милиции.

Он признался, что и раньше покуривал, еще при мне, однако делал это настолько тайно, что даже и я не видела. И знакомые ни разу не сообщали мне об этом. Лишь однажды Андрей признался сам, что попробовал курить, это вызвало у него кашель. И он спрашивал мое мнение, мы тогда и побеседовали - зачем ему это нужно?

А сейчас за 2-х часовую прогулку 16-летний мальчишка хвастая, показал около 10 мест "боевой славы", где он пил, курил разные вещества либо дрался с кем-то. Успел "стрясти" у прохожих и выкурить четыре сигареты. Не стесняясь девочки, выражался нецензурно.

И по секрету сказал, что их папа раньше тоже был грешником, пил, даже в тюрьме посидел "по-глупости", а потом покаялся и стал резко праведником.

Подобную информацию я уже слышала от общих знакомых, но никогда не вникаю в сплетни глубоко).

Андрей считает, что он тоже может пока покуролесить, а потом просто покаяться - и Бог ему все простит оптом. Но на прощание мальчики все-же спросили, как там я себя чувствую. И продолжаю ли я быть злой: заставлять учиться, мыться, убирать за собой?

Мои дети утвердительно ответили.

Дима поправил: - потому что ее волнует наше благополучие. И добавил: она добрая.

Называется, встретились. Дима так и не пообщался с сестрой!

Кстати, уже не единственный родитель-воспитатель детского дома семейного типа в стране имеет в анамнезе судимость. Об одном таком, оказавшемся в итоге педофилом, сообщала Надежда Дударенко из Светлогорска, у которой за это осенью 2015 года отобрали усыновленных мальчиков.

Надо остановить эту "шайку" (чиновников -- ВЩ), топчущую семьи.

Судя по всему, законы в администрации района не читают, а если читают, то не выполняют. Для кого изложено требование, что опекун ребенка по просьбе родственников организует их общение с подопечным?

Диму даже близко не подпустили к сестре.

Детьми в администрации Московского района Минска занимаются варвары (невежественные, грубые, жестокие люди).

Кара неизбежна! 29.03.2016 1

Второй год (с февраля 2015 года) белорусское государство восьмилетнюю Катю, как убийцу-рецидивиста, содержит под стражей. Правда, без колючей проволоки. И в приюте, и в приемных семьях девочка лишена свободы: не может погулять на улице с друзьями, с подругами, с дворовой ребятней. В приемных семьях ребенок не может пригласить друзей, знакомых чтобы пообщаться с ними.

У девчушки отобрали любящую маму, которую за любовь к дочери (тоже как злостную преступницу) государственные опричники (именующие себя милиционерами) содержат за колючей проволокой с автоматами наизготовку, снаряженными боевыми патронами.

Слез у Кати уже нет. За год выплакала. Ненависти в силу малолетнего возраста еще не научилась. Но дело наживное. Если государство не вернет Катюше маму, то через несколько лет ненависть к власть имущим пробудится:

к начальнице молодечненского отдела образования Драпезе, оргнизовавшей отправление Катиной мамы в психушку;

к районному судье Гороновичу, который вынес решение отобрать у Кати маму. Именно драпежная (хищная) Драпеза (возомнившая себя вершителем судеб белорусских детей) подавала в суд заявление об отобрании родной матери у малолетней девочки;

к судье Кохановской, назначившей без оснований, явно у угоду всемогущей в районе Драпезе, принудительное психиатрическое лечение Катиной мамы;

к начальнику отдела милиции Молодечно, подчиненные которого (с его попустительства) избивали и издевались над мамой (за намерение написать на них жалобу в прокуратуру). Именно сотрудники РОВД схватили Катю и водворили под замок;

к должностным лицам молодечненского райисполкома, приложивших свою грязную лапу к отобранию у Кати любящей и нежной мамы;

к начальнику районного психоневрологического диспансера Божко, состряпавшего бумагу о принудительном водворении Катиной мамы в психушку.

Второклассница Катя из-за самодурства Драпезы сменила уже четыре школы (и это за полтора года обучения в начальных классах!). На хорошие знания, при времени обучения в школах по два месяца, рассчитывать явно не приходится.

Судя по всему, начальница районного образования вознамерилась наделить Катю не только статусом ребенка, оставшегося без попечения родителей, но и статусом неполноценной школьницы, не способной обучаться в обычном учебном заведении и загнать девочку в школу для умственно отсталых детей.

Любящая мать, безусловно, не будет отправлять свою кровинушку на тропу войны. Но проявление ненависти непредсказуемо. Сейчас малолетняя девочка, находясь в заточении, боится даже возразить. Но как отреагирует Катя, когда подрастет и осознает какие нравственные истязания чинили ей и маме белорусские чиновники, известно только Господу Богу.

Не исключено, что эти лица будут судорожно искать пятый угол.

Сейчас драпежница Драпеза при живой, полной сил и энергии матери, водворяет Катю в очередную приемную семью. Гробит здоровье девчушки: больница скоро станет для Кати родным домом.

У мамы девчушка столько не болела. Не открою Америку если скажу, что все болезни от нервов. А тут такое нервное потрясение…

У сильного всегда бессильный виноват 25.03.2016 1


Из басни Крылова

Отношения с соседями бывают разными. Большинство, как правило, пытаются жить по принципу Кота Леопольда – дружно. К сожалению, в числе соседей, бывает, попадаются мышата. И белые, и серые, которые ведут себя как в известной детской сказке.

Такие "мышата" появились по соседству с участком 406 Романа Сакача. "Хвостатые" приобрели дом в микрорайоне "Поместье" г.Солигорска (ул.Центральная, участок 407).

Увы, характер у этих "мышат" стервозный (плохой). Роману Гарриевичу предъявили требование снести хозпостройку, возведенную по согласованию с прежним соседом еще в прошлом десятилетии. Тогдашнее соседское соглашение было утверждено решением Солигорского райисполкома, оформлены необходимые для строительства документы.

Соседи появились из Пинска, где по слухам занимались предпринимательской деятельностью. Судя по всему не бедные, потому как Пинская семейка развернула бурную предпринимательскую деятельность и в Солигорске.

Что ж, коль денег много можно и недвижимость приобретать, где пожелаешь, и бизнесом заниматься.

Понятно, что в бизнесе друзей не бывает. Там, если не "съешь" ты, "проглотят" тебя. Но с соседями желательно не конфликтовать. В принципе, Роман Сакач тоже занимался предпринимательством, но по роду бизнеса соседу конкурентом не являлся.

В связи с чем, полагаю, "стервозность" соседей можно объяснить моральными качествами.

Районный суд, рассмотрев (заочно) иск нового владельца (вернее владелицы) 407-го участка постановил: Признать решение Солигорского райисполкома пятилетней давности о разрешении Роману Сакачу строительства на его участке нежилых построек незаконным и отменить его.

Незаконность заключалась в непринципиальном нарушении очередности утверждения органом власти документов на строительство.

Бюрократическая заковырка: сами-то документы были в полном порядке.

Судья Буравцов посчитал это обстоятельство существенным. Только вот за эти годы владелец 406-го участка, руководствуясь решением райисполкома, постройки возвел. Затратил средства и время.

Каков выход из создавшегося положения?

Судья сказав "А", не сказал "Б". Поскольку в строительстве вины Романа Сакача нет, то, полагаю, пунктом два в решении суда должно быть указание райисполкому постройку за счет органа власти снести, возместив владельцу стоимость расходов на строительство (с учетом инфляции), или же за счет бюджета возвести новую постройку с соблюдением бюрократических канонов и строительных норм.

К сожалению, белорусская Фемида в конфликтах с рядовыми гражданами всегда на стороне богатых и власть имущих. И в данном случае суд оказался на стороне очень даже небедной семейки из Пинска.

С противоположным отношением к народу автор в нашей стране не сталкивался.

Солигорский райисполком возведенную хозпостройку варварски "разбомбил", оставив после налета (именем Республики Беларусь) кучу бывших строительных материалов и погребенном под ними имуществе. Использовать что-либо повторно не представляется возможным, поскольку постройку не разбирали, а дичайшим образом разрезали и разламывали на куски.

Жалобы пострадавшего на неправомерные деяния органа власти и решения суда, демонстративно отвергаются (остаются без удовлетворения). Стоимость уничтоженной недвижимости возложили на Романа Сакача.

Более того, наложили штраф в 700 000 рублей за… "самовольное" строительство!!!

Истязатели ребенка под защитой милиции 22.03.2016 1

Партизанский РУВД, вынужденный заниматься расследованием дикого случая расплавы в Минске"детины" над малолетним ребенком, проявляет героические потуги по выводу из-под судебного следствия мужа учительницы 183 школы Конюх (см. статью"Педагог руководила избиением школьника").

Как и предполагалось родителями мальчика, глава семейства Конюхов, под неопровержимыми фактами, что малолетний Марк вышел на улицу лишь в 15 часов, тут же изменил свои показания. Мол ребенок ломился в дверь его квартиры не утром (как он заявлял родителям школьника), а в 15.30.

Трудно объяснимая разница – как можно на трезвую голову перепутать утро с послеобеденным временем?

Следователь, майор Пяткин, настойчиво убеждает свидетелей и родителей, коль если они не откажутся от своих показаний, то им предстоит длительное хождение по мукам (т.е. по судам) и, вообще, ребятня не могла видеть данное событие, так как двор был загорожен машинами.

В его интерпретации не могла видеть события и мадам Конюх, поскольку тоже находилась за машинами.

Более того, малолетних свидетелей Пяткин не допрашивает, заявив, что следственные действия с мальчишками прерогатива младшего лейтенанта Любецкого (юриста "широкого профиля"). О некомпетентности последнего интернетская общественность ранее информировалась.

Спасая Конюха следователь заявляет, что Марка избили до этого. Кулаки мужа учительницы как бы не причем.

Истязателя--мужа педагогини-- в Партизанском РУВД превращают чуть ли не в ангела-спасителя. По версии майора малолетка пятился задом от "спасителя" Конюха, споткнулся и упал сам.

Общепринятая в Беларуси милицейская тюремная практика: заключенный споткнулся, упал и, вообще, наносил удары сам себе.

Следователь по данному делу всячески чинит препятствия родителям Марка в ознакомлении с материалами расследования.

Педагог руководила избиением школьника 15.03.2016 3


Дичайший случай имел место на улице Связистов в Минске (Партизанский район).


Воскресным днем (13 марта 2016 года) десятилетний Марк играл во дворе вместе с другими детьми. Внезапно там же появилась семья Конюхов (муж, жена, двое детей-малолеток: мальчик и девочка). Увидев Марка "педагог" 183 школы Конюх прокричала: "Эй ты, иди сюда!"

"Педагог" сей прекрасно знает мальчишку в лицо. А также его имя и фамилию.

Марк -- ученик этой же школы на столь хамское (эй ты) обращение "учительницы" поступил по-мужски: промолчал. Что сказала сия дама от образования супругу ребенок не слышал.

Видимо нечто такое, что ее муж с кулаками набросился на мальчонку.

Под ударами взрослого мужика Марк упал на землю и закричал "спасите!"

Верзила с явно накаченными мышцами продолжал избивать мальчишку на земле, нанося удары по голове. Слава Богу, ребенку удалось уползти от кулачного бития и убежать.

Об этом Марк, с которым я познакомился на заседании районной комиссии по делам несовершеннолетних, позвонил мне. Мы подружились со школьником и общаемся по телефону.

По словам мальчика после столь дикой расправы у него не переставая болит голова.

К слову, члены Партизанской КДН серые и …, как алтайский валенок. Как иначе можно назвать объявление комиссией малолетке взыскания, запрещенного Административным Кодексом.

Примчавшиеся родители избитого позвонили в милицию. Прибыл участковый инспектор капитан Сенютин. Мужик, лупивший мальчишку, заявил, что ребенок утром этого дня ломился в дверь квартиры Конюхов.

Даже если бы такое было на самом деле, взрослый должен был отвести мальца к родителям или, хотя бы проинформировать их. Но такого быть не могло, поскольку Марк вышел на улицу днем, после 15 часов и к дому Конюхов не подходил.

*.*.*

Судя по всему, семейство Конюхов имеет довольно высокопоставленную крышу. Видимо, уверены, что избиение ребенка останется для них безнаказанным.

Крышевание просматривается по действиям должностных лиц.

Сотрудник милиции пытался отправить домой без опроса свидетеля (друга Марка с которым тот гулял во дворе). И лишь после звонка родителей избитого ребенка матери мальчишки-свидетеля та пришла и инспектор вынужден был свидетеля опросить.

Не удивлюсь, если Конюх-папа изменит показания и заявит, что Марк ломился в его двери послеобеденное время.

Запугивая мать Марка Сенютин объявил, что будет встречное заявление и свидетели,который скажут, что Марка не избивали.

Это как? Малолетка Марк напал на Конюха и кулаками лупил по голове верзилу в полтора раза выше ростом?

Убеждение во вседозволенности усматривается и в поведении Конюх-мамы. Даже если она не натравливала мужа на ученика своей школы, а супруг напал на малолетку в силу своей психической неуравновешенности то, все-равно, учительница должна была предпринять действия по прекращению избиения мальчишки. А "педагог" Конюх палец о палец не ударила. Вошедшему в раж мужу даже слова не сказала. Молча стояла и наблюдала. Возможно даже с ухмылкой.


Получается, что данная "педагогиня" избиением руководила?

Какой нравственный урок преподнесла эта семейка своим детям? Не говоря уже о ребятне, наблюдавшей данный "педагогический" процесс?

Произошедшее не случайность, а закономерность. По словам Марка учительница Конюх и в школе применяет антипедагогические приемы.

Увы, школьная директриса Ануфрикова"не видит" этого. Она тоже сторонница силового воспитания или послушно выполняет указания лиц (лица) крышующих Конюхов?

.

Судебный процесс над Ириной Кравец: День третий 01.03.2016

Последний день високосного года ознаменовался принятием судебного решения в отношении Ирины Кравец -- матери ученика 183 школы Минска. Некомпетентность сотрудников Партизанского РУВД такова, что судье ничего не оставалось как отказать в удовлетворении предъявленных обвинений.

Во-первых, по обвинению в клевете на учительницу физкультуры Конюх.

Дело по статье 9.2 КоАП прекращено по недоказанности виновности. И это несмотря на то, что материалы возвращались в РУВД на доработку.

Инспектор ИДН исписал гору протоколов, но так и не смог клевету обосновать. Катя Конюх, якобы клеветническую интернетовскую статью, приписывала Ире Кравец. Но ни она, но ни ее идейный вдохновитель Дима Любецкий не нашли подтверждения авторства Ирины Анатольевны.

По моему разумению этот младший лейтенант явно не соответствует занимаемой правоохранительной должности. Взыскание за провал дела – прерогатива начальства, но стоимость бездарно потраченной казенной бумаги стоило бы взыскать.

* * *

Во-вторых, обвинение Ирины Кравец в неповиновении.

Дело по статье 23.4 КоАП возвращено в РУВД на приведение в "божеский" вид (на доработку, одним словом). Причем третий раз.

Причина -- неграмотность обоснования, вопиющие нарушения процессуального Кодекса и прав человека. Судья, безусловно, сказал более корректно. Правозащитник же зрит в корень.

Любецкий, попирая границы личного пространства, жестко хватал Ирину Анатольевну за руки сзади, выламывая руки разворачивал лицом к своей физиономии, касаясь при этом ее тела. То есть порочил репутацию женщины.

Причем унижал сознательно: демонстративно на глазах у мужа.

Судя по всему, младший лейтенант понятия не имеет о нормах и правилах этикета. Незнаком (или преступно пренебрегает) с процессуальными нормами. В частности с ч.3 статьи 2.4 ПИКоАП, гласящей: "Никто из участвующих в административном процессе физических лиц не должен подвергаться насилию, жесткому или унижающему человеческое достоинство обращению".

В Кодексе написано четко и ясно: Действия и решения, унижающие честь, умаляющие достоинство личности, порочащие репутацию, создающие опасность для жизни и здоровья запрещаются (статья 2.5 ПИКоАП).

Причем Любецкий, как известная унтер-офицеровская вдова, сам себя высек. Представил видеозапись, где заявляет, что Ирина Кравец обязана зайти с ним в школьный кабинет для составления протокола.

Только незнанием процессуальных норм можно это объяснить.

Ирина Анатольевна еще не была административно обвиняемой. Потому как административный процесс начинается лишь с момента составления протокола о правонарушении (статья 9.5 ПИКоАП).


В Кодексе не просматривается обязанность гражданина прибывать для составления протокола. И потому требования статьи 4.1 ПИКоАП об обязанности явки по вызову до составления протокола на маму школьника не распространялось.

Вообще-то Ирина Кравец готова была придти. Но требовала от Любецкого выполнить норму ч.1 статьи 10.9 ПИКоАП о вызове повесткой.

Увы, данный сотрудник и этого не знает. Повестку все-таки оформил, но вместо вручения под расписку бросил оную в почтовый ящик.

Не представил младший лейтенант и доказательств, якобы, неповиновения. И, вообще, не явился в суд в качестве должностного лица, ведущего административный процесс (ч.2 статьи 6.1 ПИКоАП). В зале суда скромненько уселся на скамейке свидетелей.

Посчитал ниже своего милицейского достоинства прибыть на процесс при объявлении Постановления судьи. Каких-либо объяснений неявки не представил, чем, на мой взгляд, продемонстрировал пренебрежение к правосудию.

Что, собственно, не удивительно: то -- "классика жанра" правоохранительных структур.

Судебный процесс над Ириной Кравец: день второй 28.02.2016

Партизанский суд Минска продолжил рассмотрение дела по преследованию матери малолетнего ребенка, неугодной чиновникам Министерства образования.

На предыдущем заседании судья Невмержицкий объединил два обвинения в одно дело: об оскорблении преподавателя физкультуры Конюх и, якобы, неповиновении младшему лейтенанту Партизанского РУВД Любецкому.

Формально в этой части закон не нарушен. Но целесообразность объединения дел лично у меня вызывает сомнение. И не только в этом.

Согласно ч.2 статьи 2.7 ПИКоАП обязанность доказывать виновность лица, в отношении которого ведется административный процесс, возлагается на должностное лицо РУВД).

Данное нормативное предписание конкретизируется в ч.2 статьи 6.1 ПИКоАП, согласно которой обязанность доказывания наличия оснований для административной ответственности, вины лица, в отношении которого ведется процесс, и обстоятельств, имеющих значение для дела, лежит на должностном лице РУВД.

К большому сожалению, нормы статей 2.7 и 6.1 процессуального Кодекса на практике в районных судах не реализуются.

В частности, в данном деле именно милицейский офицер Любецкий обвиняет Ирину Кравец в неповиновении должностному лицу. Однако судья назначил этого сотрудника РУВД… свидетелем.

Но ведь статус свидетеля не дает ему права доказывать наличие состава правонарушения в действиях матери ученика начальной школы.

Это общая практика белорусских судов: несмотря на наличие в ПИКоАП соответствующих норм, в общих судах дела об административных правонарушениях рассматриваются при отсутствии в процессе должностного лица РУВД, обязанного доказывать вину лиц в совершении правонарушений.

Юридически неверно. Смысл законодательства как раз в обратном.

В случае отказа должностного лица РУВД от участия в судебном заседании в качестве обвинителя, лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно подлежать оправданию.

Не единожды уже говорилось, что ОВД и РУВД весьма презрительно относятся к судам:

--сами назначают дату и время рассмотрения дела,

--заранее не предоставляют в суд материалы дела,

--не выполняют свою обязанность по доказыванию предъявленного обвинения,

--не пытаются найти и представить суду гражданских свидетелей (почти на всех процессах, где мне довелось присутствовать, свидетелями обвинения выступали сотрудники милиции.

Да что суд! В Партизанском РУВД даже форму не уважают. Любецкий прибыл на процесс как Старик Хоттабыч: в длинных загнутых спереди ботинках.

Сомневаюсь, что обувь эта форменная.

*.*.*

Интересно, что физрук Конюх обиделась на меня за употребление в публикации слова "училка". Обиделась на это слово и социальный педагог школы №183 Демидова.

Не знаю как нынешние школяры, но в далекие мои детские времена на ученическом арго "училкой" за глаза называли всех преподавательниц.

Более того, в 2015 году на киноэкраны даже фильм вышел "Училка".

ГУГЛ, между прочим, рекомендует посмотреть этот кинофильм всем школьникам.

Продолжение процесса назначено на понедельник 29 февраля в 12.00.

Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9 ... 14 След.
Читать другие новости

Валерий Щукин

Внимание! Материалы в разделе «Блоги» отражают исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не модерирует и следовательно, не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.