Зачем генералу мозги

Зачем генералу мозги

Министерства и ведомства Беларуси на обращения своих работодателей, т.е. граждан государства, как правило, по существу не отвечают (присылают бюрократические отписки).

Глава МВД посчитал излишней даже подобную формальность.

Такой вывод напрашивается реакцией этого ведомства на обращение Юлии Островко — матери несовершеннолетнего ребенка, водворенного милицейско-судебной системой нашей страны на десять лет тяжелого рабского труда, опасного подрастающему поколению для здоровья и деторождения.

Рабского, потому что МВД оплачивает каторжный труд как рабам — миска лагерной похлебки. Помрет — ущерба не будет: Шуневич и Сукало тут же пришлют новых в любых необходимых ДИНу количествах.

Автор считает ДИН "Департаментом издевательства надзирателей".

* * *

Юлия Александровна узнав, что министру МВД и председателю Верховного суда приказано подготовить к маю с.г. проект Закона об амнистии, обратилась к данным должностным лицам с предложением включить несовершеннолетних в список амнистированных.

Мама ребенка считает, что при подготовке проектов законов, а уж, тем более, такого как амнистия, необходимо советоваться с народом.

Юлия Островко направила министру, ответственному за амнистию, деловое предложение.

Из обращения матери к генералу—исполнителю, законопроекта:

Наказание не должно преследовать намерения унизить человека, подавить его как личность и разрушить жизнь человека и будущее его семьи.

Обществу необходимы здоровые, как и в физическом, так и в нравственном отношении граждане, приносящие государству пользу, социально ориентированные на созидательный труд, а не осужденные дети, искалеченные жестокими сроками и бесчеловечными условиями содержания.

Разве через десять лет после исполнения приговора суда и освобождения наш ребенок останется полноценным членом общества?

Начиная с момента задержания, до передачи дела в прокуратуру, Ваши следователи закрывают глаза на многочисленные нарушения процессуального закона. Более того еще и сами допускают ошибки, цена которых — жизнь несовершеннолетнего ребенка, ведь именно как окончание жизни дети воспринимают обвинительный приговор.

Страдает не только ребенок, но и вся семья испытывает невыносимую боль многие годы, пока ребенок находится в местах несвободы.

Аналогичные судьбы постигли сотни несовершеннолетних граждан нашей страны.


ПРЕДЛАГАЮ:

при исполнении поручения о подготовке проекта нормативного правового акта о применении амнистии в связи с 75-летием освобождения Беларуси от фашистских захватчиков, учитывая принцип человечности и гуманности, предусмотреть в нем освобождение от отбытия наказания всех, кто совершил правонарушение, предусмотренное статьей 328 УК Республики Беларусь, в несовершеннолетнем возрасте.

Автор: В предыдущих актах гуманизма на осужденных по статье 328 УК амнистия не распространялась.

* * *

Игорь Шуневич посчитал ниже своего генеральского достоинства ответить на обращение матери. Понятно, что сам руководитель ведомства ответы гражданам не пишет. И, даже, не подписывает. Тем более, не читает. У него для этого куча заместителей и начальников управлений.

Юлия Островко на свое обращение ответ из МВД не получила.

Ответили… из ДИНа, за подписью начальника управления исполнения приговоров Ж.Батурицкой, куда Шуневич отфутболил предложение матери по проекту Закона.

Суть ответа: Определение круга лиц, на который будет распространяться амнистия, в компетенцию Департамента не входит.

Ответ, как ни странно, по существу. Но чем думал милицейский генерал, направляя обращение гражданки Островко некомпетентному органу?

Армейский анекдот в тему:

На операционном столе раненый в голову полковник. Трепанация черепа. Нейрохирург извлек мозги и пытается разобраться в них.

В операционную влетает адъютант полковника и докладывает: товарищ полковник, Вам присвоено звание генерала!

Пациент вскакивает и к выходу. Врач: а мозги?

Новоиспеченный генерал не оборачиваясь: а зачем мне теперь мозги!

Валерий ЩУКИН,

"Наш Дом".

19.03.19 14:06