ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КАСТРАЦИЯ 05.03.2013 12

Как утверждал Аристотель, человек – это общественное животное. Осознавая себя частью социума, он между тем близок животным в проявлениях агрессивности. Более того, только ему присуще желание мучить близких ради собственного удовольствия и вести разрушительную борьбу с представителями своего вида. В своем интервью мама Богдана и Ивана Шкурко рассказала, как бесчеловечно обошлись с ее сыновьями сотрудники патрульно-постовой службы Лидского ОВД. Милиционеры вывезли их на пустырь, избили и помочились на голову одного из братьев. Заставить человека переживать унижения, когда он лишен возможности защищаться, – это проявление абсолютного господства по Э. Фромму. Даже у животных ритуал демонстрации силы сопровождается использованием более гуманных способов. Это не единственный случай бесчеловечного обращения с задержанными, унижающего их человеческое достоинство. Мочеиспускание, изнасилование при помощи резиновой дубинки, прохождение через «коридор» угрозы убийства и расправы, складирование избитых людей штабелями – все эти отвратительные формы жестокого обращения с людьми имели место по рассказам участников акций протеста конца девяностых и начала двухтысячных годов. Через пытки и издевательства прошли многие участники Площади-2010. Каковы причины подобного асоциального поведения сотрудников МВД? Их несколько. Остановлюсь на одной: профессиональной деформации. Длительная напряженная работа в МВД «калечит» отдельных сотрудников, способствует деградации личности и приводит к социально опасному исполнению профессиональных обязанностей. Как показали исследования, представителям этой профессии в наибольшей степени свойственна профессиональная деформация, к тому же, она у них самая «запущенная». Имеются данные, что у сотрудников МВД со стажем работы более 10 лет профессиональная деформация сформировалась или находится на стадии формирования у 90%. К возникновению профессиональных деформаций у сотрудников МВД ведут их изначальные склонности (личностные свойства, черты характера) и сама профессиональная деятельность: властные полномочия, корпоративный характер деятельности, контакты с правонарушителями, погоня за процентом раскрываемости правонарушений. С годами это приводит к необоснованному использованию власти, сознательным нарушениям закона, отчуждению сотрудников от общества, усвоению ими криминальной субкультуры. В кого превращаются добрые дяди Степы и честные Володи Шараповы?! В нетерпимых, чрезмерно подозрительных, уверенных в собственной непогрешимости, склонных к неоправданной жестокости милиционеров, напоминающих порой животных, со сниженной культурой и этикой общения, доминирующих в общении, что блокирует потребность людей в безопасности (Ю. Калягин, И. Коноплева, О. Скакун, Н. Овчаренко и др.). «Допрашиваемые» жены, «подозреваемые» дети – вот они проявления профессиональной деформации в семье. Аморальное поведение сотрудников МВД в быту, – серьезная проблема,  по мнению исследователей. Опьянённые властью на работе и дома профессионально деформированные сотрудники МВД воспринимают любого задержанного, лишенного власти, как потенциального нарушителя. Начальство, проявляя корпоративность, поддерживает и оправдывает противоправные действия своих подчиненных. Это приводит человека, попавшего в руки правоохранительных органов, к ощущению полной безнадежности – психологической кастрации.

ОМОНОВСКИЙ ВОСТОРГ 19.07.2011

Каковы причины неадекватного поведения людей в штатском во время молчаливых акций протеста в Беларуси? Этот вопрос задают многие.

Человек сложно организован. Одной причиной не объяснишь. Остановимся на двух.

Подобное поведение работников правоохранительных органов может быть связано с установкой. Формируется установка специальным устным или письменным распоряжением, проведенным инструктажем. За установкой стоят руководители, стоят руководящие структуры самого высокого уровня и лица их возглавляющие. Это от них исходят предписания, как конкретно действовать правоохранительным органам во время молчаливой акции. Например, спокойно реагировать, обеспечивать порядок проведения, защиту людей, в том числе, самих участников акции. Такая установка предписывает вариант поведения, который был реализован правоохранительными органами во время первых двух молчаливых акций протеста. Хотя, скорее, это была растерянность, не понимание ситуации. Участники последующих акций протеста стали свидетелями неадекватного, порой жестокого поведения работников правопорядка, как образно сказала женщина, наблюдавшая за этим со стороны, "разнузданности".

Сформированная у работника установка выступает как готовность действовать определенным образом в определенной ситуации. За ней стоит, во-первых, конкретная информация негативного характера. К примеру, "все участники акции – пьяные подростки", "пятая колонна", "зеленая молодежь". Во-вторых, негативное отношение к этим людям. Оно может выражаться в тревоге, страхе, возмущении, презрении, отвращении, испытываемом по отношению к участникам акции протеста. И, наконец, третье, конкретные действия и поведение, направленные против участников акции. Конкретика тоже определяется четкими указаниями, спущенными сверху: какое количество задержаний должно быть, в какой форме они будут происходить (мягкой, жесткой), кто будет задерживаться, к примеру, только участники акции, участники акции и журналисты, только молодые люди, все независимо от возраста, какие затем последуют наказания и т.п. Последнее диктует сбор работниками правоохранительных органов сведений, не обязательно соответствующих истине, для вынесения в последующем НУЖНОГО числа судебных решений в отношении задержанных. Цель – предупредить последующие акции, запугать людей. Заранее определяются и формы наказаний.

Сформированная установка – это серьезно! Это модификация всей личности. Отсюда неадекватное происходящему во время акции протеста поведение работника правоохранительных органов.

Однако такое поведение можно объяснить и профессиональной деформацией личности сотрудников. Профессиональная деформация предполагает изменение качеств их личности, к примеру, ценностных ориентаций. Главные ценности разгоняющего акцию, – существующая власть, тишина и порядок, карьера, звание, деньги. Ему не до свободы и счастья народа! За профессиональной деформацией стоит изменение стереотипов восприятия: "начальник всегда прав", "работник правоохранительных органов должен быть жестким, твердым, настойчивым". За профессиональной деформацией стоит изменение характера, способов общения и поведения с окружающими. Появляются чрезмерная самоуверенность, обвинительный уклон в действиях, глобальная подозрительность, жестокость, властолюбие, комплекс превосходства.

Все эти изменения наступают у человека под влиянием длительного выполнения профессиональной деятельности. Психологами выявлено, что самый высокий уровень профессиональной деформации наблюдается у сотрудников спецслужб и военнослужащих, а крайняя форма профессиональной деформации личности у них выражается в формальном отношении к людям, только с учетом своих функций. Вот откуда роботообразное поведение людей, разгоняющих акции протеста, отсутствие человеческого выражения лица, вместо него маска оловянного солдата.

Может ли обычный человек, не специалист заметить профессиональную деформацию? Может! Выражается профессиональная деформация в высоком уровне агрессивности, игнорировании требований закона и произвольном его толковании, в неадекватности восприятия людей и ситуаций, в низком уровне этики общения (обращение на "ты", применение оскорбительных выражений), установка на применение только властных методов воздействия, игнорирование методов разрешения конфликта на основе словесного воздействия.

Проявляется профессиональная деформация в физическом облике работников правоохранительных органов, их манерах поведения, жаргоне, что, собственно, и наблюдают участники акций и случайные прохожие.

Есть частные случаи профессиональной деформации. Их несколько. К сожалению, не получил описания случай, наблюдаемый участниками акций и журналистами. Его можно назвать "омоновский восторг", прошу не путать со "щенячим" и "телячим" восторгом. Кстати, образовано слово "восторг" от вос- + торгать, украинское слово "то́ргати" означает дергать, рвать. Признаки "омоновского восторга": самостоятельное определение участников и неучастников акции, степени их вины, жестокость и агрессивность, проявляемые при задержании, недостаточный уровень контроля своего поведения во время задержания, бурная радость и высокая степень удовлетворенности от количества задержанных и успеха задержаний. Сущность этого состояния заключается в упоении своей властью над участниками молчаливых акций протеста, осознание правоты, непогрешимости своих действий, продиктованных одним – выполнить приказ, сохранить существующий порядок вещей в стране. Девиз восторженного омоновца: "Сегодня ты молчишь час, завтра замолчишь на пятнадцать суток!".

Каждый человек индивидуален, поэтому возможны индивидуальные деформации, обусловленные особенностями самих работников правопорядка. В этом случае отдельные нежелательные качества или профессионально важные качества развиваются в профессиональной деятельности чрезвычайно. Это приводит к возникновению акцентуаций или сверхкачеств, например, трудовой фанатизм омоновца, с чрезмерно большим усердием разгоняющего участников акции протеста, собирающего большой "урожай", даже порой переполняющего "корзину" (автозак) задержанными.

Страницы: 1
Читать другие новости

Людмила Мирзаянова