Экономика - наука точная 12.01.2015 3

Прогнозы – вещь неблагодарная, особенно ненадежны гороскопы. Такое впечатление, что люди, составляющие гороскопы на год вполне уверены, что через год про них никто и не вспомнит и, тем более, не удосужится проверить, что сбылось, а что нет. В общем, то ли звезды ничего не предсказывают, то ли мы просто не умеем считывать информацию.

Иное дело экономика. Экономика – точная наука. Поэтому можно с достаточной степенью достоверности предположить ход развития событий в этой сфере, что я и попытаюсь сейчас сделать.  

Больше всего народ, конечно, интересует курс доллара к концу года. Здесь мнения белорусских экспертов разделились. Диапазон предсказаний – от 14500 до 20500 белорусских рублей.  Более обоснованным мне представляется последний вариант, и вот почему. Доллар – это товар. Чтобы цена на товар падала или сохранялась на постоянном уровне, нужно, чтобы этого товара на нашем рынке было как можно больше. Появиться у нас этот товар может только как выручка от экспорта других товаров, а также в виде кредитов, инвестиций или частных переводов из-за рубежа. Под переводами я имею в виду не только банковские переводы, но и то, что ввозится наличными нашими гражданами, работающими за границей.

Так вот, все эти источники в 2015 году будут, к сожалению усыхать. Экспорт нашей страны состоит, грубо говоря, из двух основных частей. С одной стороны – это экспорт нефти и нефтепродуктов на Запад и в Украину, с другой – поставка готовой продукции в Россию. И тут, и там условия ухудшаются. Цена на нефть падает, и будет падать дальше в обозримой перспективе. Российская и белорусская власти с этим категорически не согласны, поэтому в России бюджет на 2015 год сверстан исходя из цены нефти в 96 долларов за баррель, а в нашей стране – исходя из 83 долларов (баррель – это бочонок нефти объемом в 159 литров), хотя сегодняшняя  стоимость - менее 60 долларов. Однако то, что период низких цен на нефть будет достаточно длительным, подтверждает следующий факт: в США, несмотря на рекордный рост экономики с 2003 года (5% за третий квартал в годовом исчислении) одновременно выросли и резервные запасы нефти. Обычно бывает наоборот – при росте экономики резервы снижаются.

Казалось бы, нам-то, что с этого? Дешевле продаем – дешевле покупаем. Это было бы справедливо, если бы мы зарабатывали только на переработке, как говорят специалисты, на «процессинге». Однако основной наш заработок – на разнице цен. Мы покупаем нефть не по мировым, а по внутрироссийским ценам, поэтому, несмотря на таможенные платежи, которые мы отдавали целиком в российский бюджет, солидный кусок доставался и нам. С 2015 года Россия проводит так называемый налоговый маневр: цена на нефть растет вследствие роста налога на добычу полезных ископаемых при одновременном сокращении экспортной таможенной пошлины на нефть и нефтепродукты. В качестве компенсации дополнительных расходов на закупку нефти Беларусь выбила право все поступления от уплаты этой пошлины зачислять в свой бюджет. Но фишка в том, что ставка таможенной пошлины автоматически снижается при снижении мировых цен на нефть и, теоретически, может вполне оказаться нулевой. И тогда двух миллиардов долларов, заложенных в бюджете в качестве поступлений от продажи и переработки  нефти нам не видать как своих ушей.

Другая часть валютных поступлений – это выручка от продажи товаров в Россию. Однако здесь тоже облом. В результате ситуации с нефтью, экономических санкций Запада российский рубль в прошлом году падал быстрее своего белорусского собрата. Если в начале года за российский рубль экспортеры получали 290 белорусских, то теперь это только 207. А в середине декабря падение российского рубля доходило до 163 белорусских рублей. Чтобы компенсировать выпадающие доходы экспортеров,  нужно либо повышать цены в российских рублях, либо девальвировать белорусский рубль по отношению к российскому и, соответственно, к доллару.  Первое практически невозможно по двум причинам. Во-первых, часть белорусских товаров  (телевизоры, холодильники, мебель и т.д.) конкурируют с товарами местного производства, которые хоть и подорожают, но не на столько. Во-вторых, любое повышение цен тут же сокращает платежеспособный спрос.  За исключением товаров критического импорта, которых, к сожалению, наша страна производит не слишком много. Если же вернуть соотношение белорусский-российский рубль к уровню начала 2014 года, то курс доллара соответственно подскочит до 16700 рублей, что само по себе было бы и неплохо, но ведь падение российского рубля, скорее всего, продолжится. Но даже в таком случае средняя зарплата белорусов будет меньше 400 долларов США.

Не радужны перспективы в отношении иностранных кредитов и инвестиций. Несмотря на некоторые заигрывания Лукашенко с Западом, позиция в целом остается неизменной: пока в стране есть политические заключенные ни о каких кредитах не может быть и речи. Но даже, если бывший кандидат в президенты Николай Статкевич и другие окажутся на свободе, кредиты МВФ – дело достаточно долгое, а без этих кредитов даже разместить облигации на рынках Западной Европы или Юго-Восточной Азии можно только на очень невыгодных условиях. Отсутствие тесного сотрудничества с Международным валютным фондом иностранные кредиторы  рассматривают как существенный фактор риска.  У России своих проблем выше крыши, больше двух миллиардов ждать от нее не приходится, и те под большим вопросом. Снизили на десяток долларов цену на газ – и на том спасибо. Есть планы занять валюту на внутреннем рынке. Делается это обычно так: если банки платят по валютным депозитам 6-6,5% годовых, то Министерство финансов предлагает облигации с доходом на один процентный пункт выше, т.е. под 7-7,5%. Неплохо, конечно, но в условиях снижения уровня зарплаты, падения доверия к государственным институтам, большую сумму собрать вряд ли удастся.

Будут попытки размещения тех же облигаций среди коммерческих банков и предприятий-экспортеров, изъятие части валютной выручки у госпредприятий, таких как «Беларусь калий», но их возможности тоже не безграничны. Напомню, что валовой внешний долг Республики Беларусь по состоянию на 1 октября  2014 года составил 40,6 млрд. долларов, при этом большая его часть – 27,8 млрд. долларов – это как раз долги банков и предприятий. Судя по всему, сократится приток валюты от граждан, работающих за рубежом. В условиях российского кризиса привлекательность работы в Москве и Санкт-Петербурге значительно падает. Одно дело терпеть неудобства за полторы тысячи долларов, и совсем другое – за семьсот. Часть квалифицированных специалистов, особенно строительных специальностей, попытается найти себе применение на западе, прежде всего в Польше, другая часть вернется домой.

Так что, скорее всего доллар за 20 000 рублей к концу года – это достаточно оптимистичный вариант.

Может ли власть удержать курс доллара в каких-то более приемлемых рамках? Ответ отрицательный. Любые попытки искусственно сдерживать курс мгновенно приводят к возникновению черного рынка наличной валюты и проблемам у производителей. В этом мы имели возможность еще раз убедиться в конце декабря, когда вместо девальвации получили какой-то непонятный налог на покупку валюты. Мне могут возразить: банки предлагают неслыханный процент по рублевым депозитам – 50%, если понадобится, дадут и больше. Это поможет вытащить валюту у населения, а ее там по самым скромным подсчетам не менее 5 миллиардов долларов, хватит на все. Высокий процент по вкладам явление, безусловно, временное. По сути дела – это пирамида, МММ какое-то. Для того, чтобы платить вкладчикам 50% годовых, нужно разместить эти деньги где-то хотя бы под  55%. Брать кредиты под такой процент не может ни одно предприятие, каким бы прибыльным оно не было. Кроме того значительная часть валюты – это так называемые «похоронные» деньги, с которыми наши бабушки и дедушки не расстанутся ни за какие коврижки. Есть только один выход из положения: коренная реформа экономики, но судя по составу вновь назначенного правительства, где все лица достаточно знакомы, власть этого еще не поняла.

Остаются два возможных сценария: либо Национальный банк плавно, хотя и достаточно быстро снижает курс белорусского рубля, примерно на 500 рублей в месяц, либо ждем очередного обвала.

(ex-Press.by)

Быстрым шагом в неизвестном направлении 24.05.2011

Наша страна быстрым шагом движется в неизвестном направлении. После двух с половиной месяцев стояния враскорячку белорусские власти так и не решились сделать решительный шаг в рыночном направлении. Директивно установлен официальный курс, принято постановление правительства, которым фактически вводятся "специмпортеры" на неопределенный круг товаров. Может быть этот круг в результате будет и не таким широким, но показателен сам ход мысли. Как ни старается белорусское руководство, но все равно, как белка из колеса, не может выбраться из порочного круга социалистической экономики. За плохими мерами следуют еще худшие.

Казалось бы, перед выходными днями инфляционные ожидания стали ослабевать, курс рубля несколько укрепился. Но следует официальная девальвация на непонятно откуда появившийся процент и все возвращается на круги своя. Официальный курс рубля конечно же будет падать и когда-нибудь достигнет реального уровня. Но "пятая колонна" во власти не хочет сделать это с минимальными потрясениями. Они выбирают самый извилистый и опасный путь.

Короче говоря, есть три несовместимые вещи в нашем государстве – это народ, валюта и Лукашенко. Есть Лукашенко и народ – нет валюты. Есть Лукашенко и валюта – о народе никто и не вспомнит. Отсюда вывод: в схему, где есть народ и валюта Лукашенко никак не вписывается.

Валютные проблемы 11.05.2011



Никто не может понять, почему власти бездействуют. Вариантов несколько. Судя по тому, как судорожно дергался в прошлом месяце Нацбанк, они просто не знают, что предпринять. Трудно выбирать между плохим и очень плохим... Подергались-подергались и замерли: решили ждать российского кредита. Между тем эксперты утверждают: одного кредита в миллиард долларов и даже двух кредитов на общую сумму в три миллиарда надолго не хватит. Даже если провести девальвацию. Даже если очень жесткую. Нужны реформы. О реформах мы поговорим отдельно, а теперь попытаемся дать ответ на вопрос, который интересует всех – почему не проводят девальвацию, неизбежность которой ясна даже последнему второгоднику?

Ответов несколько. Первый лежит в идеологической плоскости. Девальвация рубля даже на 30-40% (хотя многие специалисты говорят и о 100%) сразу превратят сомнительные и так 500 долларов средней зарплаты в 350 долларов. Ну, а объявленные на 2016 год 1000 долларов вызовут смех у самых отъявленных оптимистов. Но это не главное. В конце концов, можно просто  
Читать дальше...
Страницы: 1
Читать другие новости

Лев Марголин