АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия
УЧАСТКОВЫЕ КОМИССИИ КАК СИЛЫ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ

УЧАСТКОВЫЕ КОМИССИИ КАК СИЛЫ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ

Казалось бы, эка невидаль – выборы! Пришли, проголосовали, вместе посчитали, результаты вывесили, победителя поздравили и пошли дальше работать. Ну, можно еще дома вечерком выпить за победителя, если нравится он вам. Так нет, целая войсковая операция с задействованием всех сил и ресурсов, с операциями прикрытия, вылазками в тыл врага и провокациями в отношении противника. Отдельные локальные действия вообще войдут в историю оперативного искусства. Например, выдвижение наблюдателей. За три дня после формирования участковых избирательных комиссий, с 24 по 27 июня, когда комиссии еще не успели приступить к работе, было выдвинуто и аккредитовано более 30 тысяч наблюдателей. Причем, какое филигранное искусство: за УИК, сформированными из представителей  Белой Руси, БРСМ, профсоюзов, лукашенковских женщин и его же ветеранов будут наблюдать представители этих же организаций. Вот вам пример глубоко эшелонированной обороны. А чего стоят провокации, сознательно направленные на срыв агитационных мероприятий оппонентов действующей власти.

Вообще УИК в этот раз уделяется особое внимание, их проблемами обеспокоен сам гарант. Он дает Качановой и Шейману указание сделать так, чтобы члены комиссий ни в чем не нуждались, чтоб их даже комары не беспокоили, не говоря уже о разных смутьянах. Конечно, забота эта только на период выборов, на большее денег не хватит. Да, больше и не надо. «Мавр сделал свое дело – мавр может уходить!»

Забота эта не случайна. Есть чего опасаться. Ведь как было раньше? Несколько сотен избирательных участков, где были наблюдатели, - это капля в море! Там приходилось всерьез фальсифицировать. На большинстве участков этого не требовалось. Альтернативных кандидатов не было, наблюдателей тоже. Максимум, что требовалось, это чуть-чуть подогнать явку, чтобы красиво было. С этим прекрасно справлялись председатель с секретарем, остальные вроде бы были не при чем.

Сейчас ситуация другая. Сейчас каждый член комиссии прекрасно понимает цену своей подписи, свою ответственность перед родными и близкими, перед детьми и внуками, перед соседями и сослуживцами, да и перед законом, в конце концов. Есть ли гарантия, что эти люди не дрогнут, что выборы будут такими же стерильными, как всегда? На мой взгляд, такой гарантии нет.

Это вам не явку подгонять. Нужно будет подписать протокол, где у самого-самого будет стоять от 65% в Минске до 85% в сельской местности. И делать это нужно будет людям, которые подсчитали свою стопочку и увидели, что на самом деле все наоборот, это за Тихановскую от 65 до 85 процентов, а сами-знаете-кто и до 20 не дотягивает.  И вот представьте себе, один из членов комиссии требует пересчета, за ним другой, третий. Тут еще досрочное голосование. Каково это, видеть, что проголосовало досрочно 75 человек, а в протоколе  за пять дней – 350? И опять сразу к председателю:  А почему, собственно? Каково это председателям, многие из которых хрупкие женщины. Каково им испытать такое давление? Может, и из них  кто-то скажет: «Оно мне надо? Да, ну их всех!» А ведь председатели еще и перезваниваются между собой: «Ну, как там у тебя?» «У меня полный  трындец, а у тебя?» - «У меня тоже». Тогда отдуваться придется территориальным комиссиям, а то и – страшно подумать! – областным или Минской городской. Ох, как не любят они брать на себя ответственность! Ох, как не нравится им ходить под статьей.

Заметьте, та же Ермошина постоянно заявляет: ЦИК голоса не считает, считают участковые комиссии! И тут судьбоносное решение – самим переписать итоговый протокол, или принести хозяину плохую весть? Ну, а что бывает с гонцами, приносящими плохую весть, нам известно.

Но дрогнут ли комиссии? Можете считать меня наивным мечтателем, но я верю, что найдутся смелые принципиальные люди. Возможно, именно их фамилии мы будем читать в будущих учебниках истории.

А если нет? Тогда внутренняя оккупация на неопределенный период, оккупация силовиками, которые непонятно почему некоторые называют правоохранительными органами, госчиновниками и другими придворными структурами. Возможен и худший сценарий, если на мирные акции протеста власть ответит провокациями, брутальными действиями, если прольется чья-то кровь! Поэтому, пусть я буду мечтателем, я все-таки надеюсь на мудрость и здравый смысл тех, от кого сейчас зависит будущее нашей страны!

05.08.20 9:01
Внимание! Материалы в разделе «Блоги» отражают исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не модерирует и следовательно, не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.

Лев Марголин