"РЧСС": что в лоб, что по лбу – всё едино? 15.07.2011

Аналитики и политологи, по итогам вчерашней акции "Революции через социальные сети", в один голос говорят примерно следующее: "Это начало конца". Пускай разными словами, но суть остаётся одной: перспектив у кампании нет.

Долгое время в своих публикациях и комментариях я придерживался прямо противоположной точки зрения, доказывая (насколько мог – аргументировано), что движение ещё себя покажет и имеет огромный потенциал.

Однако сегодня пессимизм затронул и меня. И я попробую показать, в чём же дело.

Ещё две недели назад я писал, что формат акций надо менять, иначе движение выродится, и о нём забудут все. А кто не забудет, будет вспоминать лишь с разочарованием.

Дело просто в том, что власть нашла тактику, которая позволяет ей достаточно эффективно сбивать волну роста числа протестующих. Если коротко, то суть заключается в следующем.

Рост волны протестов в геометрической прогрессии ведёт к формированию той самой "критической массы" недовольных, которая заставляет силовые структуры воздерживаться от применения физической силы (ибо появляется неуверенность в завтрашнем дне и терзает вопрос: "А что, если я сегодня буду с ними драться, а завтра они всё равно придут к власти?"), что приводит к победе народа над диктатурой.

Однако формирование такой критической массы – вопрос не одного дня и даже не двух. Если проанализировать, как это происходило в разные времена в разных странах, то можно выделить "три кита", на которых и строится этот процесс. А именно:

– знать: люди должны знать, ЗА кого они или ПРОТИВ кого они;

– видеть: люди должны увидеть, что их много и

– верить: люди, увидев, как их много (большинство) должны поверить в то, что победа близка.

Тогда они выходят на Площадь и стоят там до конца.

Перечисленные факторы – чисто психологические, но не организационные. Скорее всего, именно из них и складывается то самое избавление от страха и неверия в свои силы, которыми поражены все общества, долгое время находившиеся под гнётом авторитаризма либо диктатуры и сохранявшие в силу этого известную пассивность.

Когда началась "Революция через социальные сети", после первых акций процесс пошёл действительно по нарастающей, и очень было похоже на то, что все перечисленные этапы избавления белорусов от психологических страхов и комплексов перед властью будут удачно пройдены.

Однако власть тоже не спала в шапку и придумала-таки противодействие.

Надо сказать, что белорусы, в большинстве своём (не менее 2/3 по последним социологическим исследованиям) уже прошли первый этап "Знать" и чётко представляют, что мешает стране развиваться: власть Александра Лукашенко. Осталось действительно воочию убедиться, что таких – большинство, поверить в свои (большинства) силы и выйти на "последний и решающий".

Сутью тактики организаторов "РЧСС" стали постоянные собрания. Надо сказать, что собрания действительно могут великолепно демонстрировать численность недовольных, укрепляя, таким образом, через визуализацию, их веру в успех и стимулируя к более решительным действиям. И в этом – одна из миссий акций протеста, и потому диктатура так решительно борется всю свою историю с митингами, шествиями и т. д.

Однако надо помнить и ёще об одной важной миссии собраний. Если на первом этапе они должны выполнять функцию визуализации количества недовольных, то, в конечном итоге, именно собрание людей – массовый выход на улицы – должно свергнуть диктатуру.

В этом, очевидно, и состоял замысел организаторов: от акции к акции протестующих должно становиться всё больше, и, в конце концов, должны пройти одна бессрочная акция, которая сметёт режим Лукашенко. Когда накопится критическая масса.

Проблема "Революции через социальные сети" в том, что власть не стала сидеть сложа руки, а взялась активно противодействовать. Она не могла применить силу массово против мирных граждан, когда они собирались на площадях – площади перекрыли. Поток людей рассеяли и расконцентрировали. Против более мелких и локальных групп стали применять тактику чрезвычайно жёстких задержаний. К чему это привело?

Это привело к тому, что исчезла видимая масса протестующих. Люди перестали ВИДЕТЬ как их много, следовательно, существенно поколебалась ВЕРА, которая только-только начала зарождаться. На акции ходит всё меньше и меньше людей, да, наверное, новых участников в течение последних двух сред уже и не было. А ряды тех, кто ходил постоянно, изрядно потрепали "сутками".

Кроме того, важно ещё и учитывать такой фактор, как психологическая усталость. Ходить на акции раз в неделю интересно, когда есть динамика, когда есть "драйв". А когда ты приходишь, а площадь перекрыта, надо искать и думать, что делать и куда идти, а, в конце концов, тебя ещё и арестовывают – это очень скоро надоедает. Смысла не видно. Если же случается такое, как в неделю с 29 июня по 6 июля, когда за 7 дней надо идти три раза (как на некоторые рабочие места, прямо), а эффект от этого всё тот же – тут и говорить не о чем.

Так неужели же власть, переиграв оппонентов тактически (создав условия, когда невозможно УВИДЕТЬ количество недовольных и, соответственно, ПОВЕРИТЬ в конечный успех), переиграла их и стратегически, нивелировав такие важные козыри, как использование новых технологий, в которых спецслужбы априори проигрывают гражданскому обществу, а также – тотальную непопулярность Лукашенко и рост протестных настроений, ростки самоорганизации?

Неужели нет и не может быть путей выхода из этого тупика?

Думаю, что есть. Но тут важно понимать суть происходящего и уметь на неё реагировать.

Если говорить о формате акции "по нарастающей", то мы видим, что постепенные и стабильные собрания, до того момента, как сформируется "критическая масса" протестующих, в этом сценарии играют одну лишь роль: мобилизационную.

Они призваны показать белорусам, что их, недовольных, большинство, и, тем самым, заставить поверить в собственные силы и в определённый момент выйти на площадь, чтобы разойтись оттуда уже при новой власти.

Последнее, самое важное собрание, может состояться даже если не будет этих предварительных, по средам, но при условии, что "критическая масса" сформируется и сама цель "Показать недовольным, как их много и заставить поверить в свои силы" будет выполнена.

Обязательно ли это может быть сделано только через регулярные собрания?

Сегодняшняя ситуация апатии большинства людей, подрыва веры в результативность еженедельных собраний, и контрмер властей, легко просчитывалась ещё на начальных этапах. Сразу после 3-го июля я, например, писал, что такие кампании надо заканчивать на пике, чтобы не доводить до разочарования и медленного удушения активности, ибо это приведёт лишь к потере сторонников и актива. В связи с этим не только я, но и многие другие думающие люди говорили о том, что формат акции надо менять.

Потому что против регулярных собраний власть нашла противоядие, и теперь они работают не на формирование "критической массы", а, наоборот – против, вызывая всё большее разочарование.

Говорили-говорили про необходимость изменения формата, и договорились... "Организаторы" решились и... "сменили" формат. Вместо одной встречи теперь в Минске проходит много встреч. Вместо встречи на одном месте в, например, Гомеле, она назначена на другое место.

Разве это – качественное изменение формата? Разве непонятно, что, если власти научились противодействовать собранию в одном месте, то точно также сделают это и в отношении собрания в другом?

Качественно менять формат надо полностью! Если встречи больше не прокатывают, учитывайте свои стратегические козыри, такие, как рассеянность и тотальность протестов, современные средства коммуникации и готовность людей протестовать без политических лозунгов (что сковывает действия власти, либо, наоборот: если не сковывает, то подталкивает действовать брутально в том числе и против случайных людей, расширяя круг недовольных) и придумывайте что-то совсем новое, к чему режим не будет готов. Но не встречи, которые легко рассеиваются!

Это может быть любое действие, которое, повторюсь, будет содействовать достижению предварительных целей: визуализировать численность недовольных и, таким образом, заставить их поверить в свои силы.

Прямо сейчас, из головы, пример: в Украине 2004 года именно такие цели были достигнуты через повальное ношение людьми оранжевого цвета. Ленточки, шарфики, предметы одежды.

Люди видели, как их много, получали заряд позитивных эмоций, встречая "оранжевых" на улицах, и с каждым днём всё больше и больше верили в свои силы.

Пусть бы это не были ленточки – приравняют к символике. Пусть бы недовольные надевали, например, зелёные майки, рубашки, свитера, джинсы. Пусть бы ходили в таких цветах, или любых других. Но на каждой улице каждый недовольный видел бы своих единомышленников, верил бы, и "зрел". Так достигалась бы визуализация, которая пришла бы на смену регулярным собраниям.

И тогда по осени, когда многие справедливо ожидают роста протестных настроений, в Беларуси было бы уже другое общество: консолидированное вокруг идеи перемен, знающая свою численность и массовость, верящее в окончательную победу!

Что, власть запретила бы продавать зелёные майки? Абсурд чистейшей воды. Смогла бы арестовать всех в зелёных майках? Ну-ну... Небось, и кого-нибудь из госорганов бы прихватили.

Это могло бы быть любое другое действие, позволяющее любому гражданину, через систему условных знаков демонстрировать всем вокруг свою гражданскую позицию. Эта система знаков могла бы быть и должна была бы быть совершенно на первый взгляд невинной. Но такие действия полностью заменили бы регулярные собрания и поставили бы власть в полнейший тупик. Из которого она бы, если бы и выбралась, то с ещё большими потерями.

Но тут самое время вернуться к тому, с чего я начинал эту статью... Необходимость сменить формат "организаторы", судя по последним действиям, восприняли чересчур линейно и упрощённо: сменили места.

Я искренне надеюсь, что разум всё же возьмёт верх, и, на место механической реализации однажды придуманного сценария по принципу "что в лоб, что по лбу – всё едино", придёт понимание происходящего, в том числе и смысла каждого действия, и соответствующая гибкость.

И тогда будет смысл продолжать эту тему.

Но пока – как есть, так есть. И это вызывает разочарование.

Невостребованная возможность 11.05.2011

В последние месяцы и годы только ленивый не рассуждал о роли и влиянии новых медиа и социальных сетей на общественные и политические процессы.

Череда "твиттер-революций", начавшаяся, если уж до конца "вестись" на пиар, ещё с молдавских событий – предмет для споров и утверждений, вдохновения и энтузиазма, а часто и... для разочарования.

Действительно, в последнее время мы как бы сталкиваемся с новой реальностью. Гражданское общество несвободных стран (в каком бы зачаточном состоянии оно не находилось), будучи изолированным от телевизора, оказывается вполне в состоянии выходить на широкие аудитории. При этом власть оказывается попросту бессильной. Можно, конечно, "запрещать и не пущать", но давайте представим себе, как белорусская власть запретит, например, сеть "В контакте" (где с разной степенью "погруженности" присутствует порядка 2 млн. белорусов, на 99% аполитичных) и мы понимаем, что автократы сталкиваются с монстром, связываться с которым – себе дороже.

Для нашей страны наиболее показательными примерами влияния социальных сетей и блогов на общество стали два эпизода из нашей жизни последнего времени: шквал репрессий после 19-го декабря и взрыв в метро 11 апреля. И в том, и в ином случае именно активные в Интернете граждане не дали власти монополии на их версию, убедительно показали как раз тому самому широкому кругу граждан реальную картину дел. И, если уж говорить совсем широко, "создали вот эту атмосферу отчуждения граждан от власти" (как выразился недавно на прошедшем в Литве белорусско-украинском "Медиабаркэмпе" аналитик Сергей Чалый). Власть, таким образом, оказалась бессильна против Правды. Правда же, в свою очередь, получила могущественного союзника в лице не горстки титульных СМИ или оппозиционных организаций, но самого Народа.

Таким образом, мы можем констатировать, что в Беларуси, как и во всех других странах, имеющих Интернет, качественно изменились условия для политической деятельности: сегодня всё меньшими коммуникационными возможностями обладают автократии, тотально контролирующие СМИ, и всё большими шансами располагает гражданское общество. За счёт появления, развития и всё более широкого распространения совершенно уникального инструмента: социальных сетей и блогов. Где каждый человек – свободен, а в выигрыше, в итоге, остаётся Правда и Справедливость. Когда людям надо, они, найдясь через Интернет, просто "включают игнор" по отношению к власти, и идут на те коллективные действия, которые считают в данной ситуации оптимальными (Солидарность с жертвами репрессий 19 декабря и крайне критическое осмысление теракта 11 апреля).

Так о чём это я говорю? Близка эра всеобщего счастья, когда кровавые режимы, в том числе и белорусский, будут падать под напором народных масс, прояснивших для себя правду и справедливость через "Вконтакт"?

Боюсь, не совсем так... К сожалению.

По крайней мере для Беларуси сегодня это не совсем актуально.

На том же "Баркэмпе" возникла мини-дискуссия на тему: есть ли в белорусском сегменте сети политика, или её нет? Работает ли этот инструмент для достижения политических целей у нас, или же не работает?

Хочу обратить внимание читателя на один показательный факт: примеры роли и влияния new media на ситуацию, ставшие показательными для нашей страны – 19 декабря и 11 апреля – это чрезвычайно острые раздражители, но никак не идеи, тренды или же программы.

Общество показало, что оно может, вне зависимости от власти и её СМИ, реагировать на события, но, пока мы имеем примеры лишь конкретных, чрезвычайно острых и касающихся практически всех граждан ситуаций-раздражителей. В иных случаях белорусская политика пока пользуется новым инструментом с таким же ровно успехом, с каким пользовалась до этого печатными продуктами либо традиционными он-лайн медиа.

Можно пойти чуть дальше: экономический и финансовый кризис, поразивший Беларусь, массовое обнищание людей, дефицит многих продуктов – это ли не всеобщий, касающийся всех без исключения раздражитель? Почему же тогда нет такой реакции общественности, консолидирующейся в соцсетях?

Ответ также прост, как и сложен. Да, это – раздражитель. Да, он касается всех без исключения. Да, по остроте он вполне способен спровоцировать "твиттер-революцию". Однако этого не происходит.

Дело в том, что, в отличие от теракта либо властного беспредела, вопрос экономического кризиса – это не тот вопрос, на который общественность может выработать свой взгляд самостоятельно. Почему всё это началось? Когда закончится? Кто виноват? Для большинства ответы на эти вопросы очевидны, но дискуссии идут, и одного, "стержневого" ответа на все эти вопросы, в пространстве new media не существует. Соответственно, нет и импульса, мобилизующего фактора, способного подтолкнуть массы к выступлению.

Дискуссии идут, и так всегда бывает, когда нет ясности. Дискуссии, кстати, могут идти до бесконечности, и это совершенно устраивает власть.

Если теракт 11 апреля либо насилие режима над страной 19 декабря и позднее – это вопросы общественные, то экономический кризис – тема на самом деле политическая. И, для того, чтобы "монетизировать" её в реальный электоральный эффект, несмотря на наличие нового инструментария, связанного с Web 2.0, нужна реальная же политическая работа, которая должна строиться как минимум на 3-х составляющих: внятное собственное предложение (для чего необходима согласованная работа больших и серьёзных экспертных групп), чёткий "месседж" (для чего нужна серьёзная работа политиков и пиарщиков, естественно, также согласованная и между собой, и с экономистами-экспертами), а также труд специалистов и лидеров общественного мнения в new media (так же в координации с экономистами и политиками с пиарщиками).

Да, new media представляют собой действительно уникальную возможность для влияния на общественное мнение и на политическую ситуацию. Они позволяют в разы быстрее и качественнее консолидировать людей и мобилизовывать их на совместные действия.

Но всё это касается лишь сравнительных характеристик возможностей соцсетей и блогов по сравнению с традиционными инструментами белорусской оппозиции и "третьего сектора". В абсолютном же смысле ситуация остаётся неизменной: пока в белорусской политике каждый будет исключительно сам за себя, ожидать, что появится такая эффективная связка (эксперты – политики + пиарщики – лидеры new media и специалисты) не приходится.

Соответственно, не приходится надеяться и на то, что протестные настроения граждан найдут своё политическое применение. Скорее всего, если уж "прорвёт", то в полном "игноре" окажется не только власть, но и оппозиция.

В таком случае предугадать сценарий развития событий для гражданского общества будет крайне затруднительно. Соответственно, практически невозможно будет на него и влиять. И закончится всё это, скорее всего, сменой одного популиста на другого.

Не стоит ли задумываться об этом уже сейчас? И принимать конкретные шаги для завоевания лидерства в этом направлении?...

Страницы: 1
Читать другие новости